Южноуральцы за коррупцию?

04.07.2008 08:11 Автор: Наталья ТАРНАКИНА

Вчера президент РФ Дмитрий Медведев принял участие в заседании совета законодателей. Главной темой для обсуждения стала борьба с коррупцией, в которой решено было задействовать интернет. Кому нужна схватка со взяточниками в Челябинской области? По данным последних мониторингов 30,6 процента южноуральцев мздоимцев не осуждают.

Интересное исследование об отношении жителей Челябинской области к коррупции было проведено специалистами Уральского Аналитического центра. Мы опираемся не на все цифры этого исследования, однако имеющиеся у нас позволяют наблюдать довольно любопытную картину. Целью мониторинга стало не только определение представлений людей о коррупции, но и портрет реального и потенциального взяткодателя. Стоит отметить, что в обыденной жизни люди встречаются с так называемой «бытовой» коррупцией довольно часто. Кроме нее эксперты выделяют «верхушечную коррупцию», то есть коррупцию во власти, а также «деловую» или «коммерческую», которую можно назвать коррупцией в менеджменте. Если первые два вида существуют уже давно, то третий - явление относительно новое, берущее свое начало при рождении рыночной экономики.

Однако чаще всего сталкиваться приходится все-таки с «бытовой» коррупцией. Именно ее имели в виду южноуральцы в ходе проводимого опроса. Так, больше половины респондентов - 57,4 процента, считает, что коррупция на Южном Урале в последние годы постоянно растет и лишь 9,4 процента высказывают противоположное мнение. Чаще всего такого мнения придерживаются люди с более высоким уровнем доходов.

В опросе респондентам было предложено выявить причины роста коррупции. 32 процента отметили, что «руководство региона может, но не хочет эффективно бороться с коррупцией». Еще четверть считает, что руководство хочет, но не может. Наконец, 21.6 процента выразили мнение, что руководство и не хочет, да и не сможет этого сделать.

Что касается наиболее коррумпированных структур, в их числе лидирует ГИБДД, далее по убывающее идут милиция, военкоматы, учреждения образования, суды и прокуратура, местные органы власти, учреждения здравоохранения.

Но самым интересным является тот факт, что 30,6 опрошенных не осуждают взяточников, с ними не согласны 60 процентов респондентов. Негативно к коррупции чаще всего относятся женщины среднего и зрелого возраста, а вот не осуждают явление мужчины в возрасте от 18 до 34 лет. При этом к взяткодателям население относится лояльнее, нежели к самим взяточникам.

27,4 процента респондентов заявили, что когда-либо давали взятку должностному лицу. Помимо этого по Челябинской области треть опрошенных готовы в определенной ситуации дать взятку. Так стал вырисовываться социально-демографический портрет взяткодателя. Чаще всего, это мужчины в возрасте от 18 до 34 лет, имеющий средне-специальное или техническое образование, доход которого колеблется от двух до десяти тысяч рублей в месяц, чаще всего владелец какого-то мелкого бизнеса, реже - студент. Именно эти люди в опросе отвечали, что коррупция в стране растет, власть не хочет с ней бороться, да и искоренить ее не возможно, а человек обязательно будет брать взятки, если их дают.

Но это лишь одна сторона медали. Опрос населения дал понять социологам, что на бытовом уровне коррупция получила обширное распространение. В чем причины? На этот вопрос отвечали эксперты - чиновники, сотрудники правоохранительных органов и силовых структур, представители бизнеса, журналисты.

- Коррупция в российском обществе институционализирована. Такой вывод можно сделать из всего исследования, - заметил директор Уральского Аналитического центра Артем Перехрист. - Если в системе вдруг оказывается человек, который не участвует в «коррупционных играх», то существует несколько методов его отторжения системой: его обходят либо снизу, либо сверху, либо он получает указания от вышестоящего начальника, который коррумпирован, но говорит, что принимаемое решение нужно для дела, либо за него берут взятки его подчиненные, которые тоже объясняют это интересами дела. Если человек упорствует, начинает сопротивляться руководству или жестко контролировать своих подчиненных, то у тех, кто дает взятки есть два выбора: «купить» все-таки этого чиновника или потратить деньги на то, чтобы его сняли. При этом можно констатировать: борьба с коррупцией пока не ведется. Судебная практика по делам «о взятках» сосредоточена в абсолютном большинстве случаев на «низовой» коррупции. Сегодня в регионе нет факторов, сдерживающих рост коррупции. Лишь небольшое ограничение дает угроза уголовного преследования, но она действует зачастую только на мелком и среднем уровнях - высшие уровни чувствуют себя более или менее защищенными.

По мнению экспертов, уровень коррупции высок везде, где государство выполняет какие-либо распределительные или контролирующие функции, является заказчиком услуг либо само является поставщиком этих услуг. Это такие сферы как система распределения бюджетных средств, судебная система и правоохранительные органы, здравоохранение, имущество, собственность, избирательный и законодательный процесс.

Территориально коррупция больше распространена в тех регионах, которые обладают наибольшим экономическим потенциалом, и особенно там, где этот потенциал сконцентрирован в ограниченном количестве субъектов хозяйственной деятельности.

А вот сфер, где коррупции нет вообще, не существует. Можно говорить лишь о том, где она меньше распространена. Это мелкий и менее интересный чиновникам бизнес, а также инновационный бизнес, эффективность которого трудно оценить.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск