При поддержке Гранада Пресс
Автор: Матвей Зайковский

Андрей Лавров: «Нас ждёт реальная политическая борьба, но исключительно по правилам»

Челябинский политолог сделал прогноз на предстоящие избирательные кампании.
Андрей Лавров: «Нас ждёт реальная политическая борьба, но исключительно по правилам»

В преддверии старта большого электорального цикла обсуждаем с политологом расстановки в элитах региона. Фото Людмилы Ковалёвой (Южноуральская панорама)

DSC5818_kompyuter-_1_.jpg Игровые сообщества используют для распространения «жаркой» информации Читать далее

Агентство Полит74 продолжает публикацию цикла интервью с известными южноуральскими экспертами в преддверии старта большого электорального цикла. Предыдущие беседы с Василием Зориным и Сергеем Зыряновым можно прочитать по ссылкам. Третьим собеседником Полит74 стал Андрей Лавров, региональный представитель Агентства политических и экономических коммуникаций, который рассказал, какой вступает в большой электоральный цикл элита Челябинской области.

Кого считать элитой

— На какие условные или реальные группы можно разделить элиту Южного Урала в широком понимании термина?

Андрей Лавров_фото Каргаполова (1) (2).JPG

Андрей Лавров специально для Полит74 о состоянии элит региона накануне старта большого электорального цикла. Фото Олега Каргаполова («Вечерний Челябинск»)

— Я не очень понимаю, что Вы имеете ввиду под «широким пониманием термина». Потому что оно подразумевает, например, элиту дворников, элиту шахматистов и прочее, прочее, прочее. О них можно говорить, разбирать их, но нас же интересуют те элиты, которые непосредственно влияют на принимаемые в области решения. Не в своей узкой сфере, а в сфере, связанной с общим функционированием региона. В этом смысле классическое деление подразумевает деление элиты на экономическую, политическую и силовую. Это три основных блока.

— Какая из этих групп наиболее активная?

— Сейчас самая активно действующая группа, конечно, силовая. Роль этого блока, что в нынешней ситуации совершенно естественно, возрастает.

Они совершенно чётко делятся на военные и на обеспечивающие правопорядок. Что происходит в чисто военной части этой группы на самом деле никто точно не знает. Там прямое подчинение Москве, и они, в общем-то особо и не светятся. Непосредственного влияния на политические процессы они не оказывают. У них совершенно другие задачи: набор добровольцев, их обеспечение и так далее. Они, безусловно, взаимодействуют с региональными властями, без этого сотрудничества провести выборы достаточно проблематично. У нас с этим всё в порядке. Стоит хотя бы вспомнить, что губернатор регулярно посещает военные части.

Если говорить о структурах правопорядка, то там масса проблем: нехватка кадров, с границей нужно совершенно по-иному работать, другие вопросы обостряются. Роль этой группы также растёт, и они оказывают на политические процессы серьёзное влияние, так как действуют по своей повестке, идущей из столицы. В этом контексте идёт полное переформирование элит. Тот вид, в котором они появились в 90-годы, серьёзно меняется и не в последнюю очередь под воздействием этого блока. Антикоррупционная повестка усилилась, мы это видим, и это естественно в условиях СВО.

Но непосредственным актором тех политических и электоральных процессов, которые скоро стартуют, силовики не являются. У них нет интересов в выборах. Им нужно только одно — обеспечить законность, всё.

Процессы и влияние на политическую повестку региона

— Если по другим блокам идти, то что у нас с экономической элитой?

— В ней происходят ещё более сложные процессы. Экономические элиты можно разделить на две части. Первые — это те, кто встроился в московский уровень принятия политических решений. Это и, например, Виктор Рашников, и УГМК, и так далее. Они будут играть в выборах заметную роль, на них ответственность. Во-первых, непосредственная, так как для некоторых муниципалитетов они являются градообразующими предприятиями. Если что-то будет не так, то с них спросят по полной программе. Нужно понимать, что «что-то не так» на президентских выборах — это не про цифры, а законность. Нужно, чтобы всё было чисто, прозрачно и легитимно.

Администрация Челябинска_городская дума_фото Куткина (8).jpg

По итогам выборов в гордуму может увеличиться представленность крупных игроков и уменьшится количество представителей более мелких. Фото Дмитрия Куткина («Вечерний Челябинск»)

С другой стороны, у нас же будут выборы в челябинскую городскую думу. Многие из этих групп захотят увеличить своё присутствие в городском парламенте. Я, что называется «вангую», что в будущей гордуме укрепится представительство крупных, официальных холдингов и уменьшится представительство старых и более мелких групп.

Это было про группу, которая встроилась. А есть та, которая «сидит и боится». Это те, кто давно ходит под угрозой национализации. Там всё понятно, в первую очередь подпадут те, кто, либо не работает, либо выводит всё на запад. Есть опасения, что ребята могут попытаться нагадить на президентских выборах, чтобы подорвать позиции губернатора. Но все прекрасно поймут, что подрывают они не губернатора, а президента. Самоубийц у нас нет. Чтобы совершать такое антинародное действие нужно сидеть в других местах. Поэтому я не думаю, что они вмешаются.

С другой стороны, мы понимаем, что эти группы теряют своё представительство и своих представителей в гордуме. Это даже не представительство, а клиентеллы. Вот на городских выборах им необходимо сохранить статус-кво. Вопрос, уйдут они или нет? Я не думаю, что они совсем уйдут. У людей есть многолетняя и наработанная база по территориям, есть некоторые ресурсы, люди понимают, что, если не сохранят эту поддержку, то всё, «гудбай». Предпримут ли они что-то или тихо уйдут, не знаю. Это зависит от многих федеральных и местных факторов.

Мелкие группы покинут скорее всего гордуму. Это связано в первую очередь с ресурсами. Если нынешние округа можно ножками обойти и так выиграть выборы, то с более крупными так уже не получится.

О персоналиях и партиях

— А с политической элитой что?

— Политические элиты — это те, кто включён в систему публичной власти, причём неважен географический фактор. Классический пример — Яна Лантратова, которая, казалось бы, представитель другой партии, но она с губернатором работает в полной связке. Потому что работает она на благо региона и прекрасно понимает, что что-то сделать в этом контексте можно только в сотрудничестве с губернатором. И не только она так действует.

На президентских выборах они будут работать все вместе. Что же касается городских, то у нас среди политической элиты есть только один несистемный игрок. По отношению к региону и его органам публичной власти я имею ввиду. Это Владимир Бурматов. Его позиции сильнейшим образом подорваны. Подавляющее число его людей либо встроились в систему, либо прецедент Панова. На президентских выборах всё понятно. Дана прямая установка прекратить все публичные конфликты на этот период. «Тормознёт» ли он, вопрос. Он, конечно, попытается биться на городских выборах, но тут его шансы минимальны.

— А если не о персоналиях говорить, а о партиях?

— ЛДПР тут не живёт. Они решают федеральные вопросы, идёт трансформация партии. Говоря грубо, они ищут замену Жириновскому. Потому что это персоналистская штука, которая без него не работает. Но речь не об этом. Они будут участвовать, так как важен именно фактор участия, даже что-то возьмут, но будут больше заниматься собой.

Главным соперником «Единой России», конечно, останется СРЗП
Представленность КПРФ тоже уменьшится. У них сейчас нет своей повестки. Главным соперником «Единой России», конечно, останется СРЗП. Давайте не забывать, что Валерий Гартунг возглавляет предвыборный штаб всей партии, и его ресурсы легко перекидываются на регион. Но, зная бэграунд Текслера и его опыт работы с Гартунгом, я думаю, что они будут вынуждены работать в полной спайке на президентских выборах, а за это время, что вполне естественно, договорятся о правилах игры на других кампаниях. Их представительство в думе точно будет, нас ждёт реальная политическая борьба, но исключительно по правилам. Если о повестке говорить, то она будет с упором на социалку, традиционную тему партии.

— Мы говорили про президентские и городские выборы. А с губернаторскими что будет?

— Давайте понимать простую вещь: губернатором будет человек, которого поддержит президент. Это показывает вся социология и весь наш опыт. В данном случае всё в первую очередь зависит оттого, как пройдёт президентская кампания. Правда, тут ещё есть один аспект, которого я боюсь больше всего. Что Текслера заберут на повышение в Москву. Это вполне реально, но я бы этого не хотел, потому что люблю, когда работают профессионалы.

Партнерские СМИ

url_rsshttps://cheltoday.ru/yandex/
url_rsshttps://cheltoday.ru/yandex/
url_rsshttps://kr-gazeta.ru/rss_articles/
url_rsshttps://kr-gazeta.ru/rss_articles/
url_rsshttp://vecherka.su/news.xml
url_rsshttp://vecherka.su/news.xml
url_rsshttps://www.gubernia74.ru/rss/
url_rsshttps://www.gubernia74.ru/rss/