При поддержке Гранада Пресс
Автор: Матвей Зайковский

Геолог Лада Маркова рассказала, насколько хватит южноуральских месторождений меди

Ответ не самый очевидный, подробнее, в материале.
Геолог Лада Маркова рассказала, насколько хватит южноуральских месторождений меди
Закончится ли медь и что с этим делать, разбираемся вместе с экспертом. Фото Людмилы Ковалёвой (Южноуральская панорама)

Закончится ли медь и что с этим делать, разбираемся вместе с экспертом. Фото Людмилы Ковалёвой (Южноуральская панорама)

Современный мир невозможно представить без медной продукции. В первую очередь она востребована во всём, что связано с электричеством, на котором зиждется фундамент, не побоимся этого слова, цивилизации.

Однако, как и любое другое полезное ископаемое, медные руды являются исчерпаемым ресурсом, который рано или поздно придётся заменять.

Заинтересовавшись вопросом, корреспондент Полит74 расспросил Ладу Маркову, старшего преподавателя кафедры геоэкологии и природопользования факультета экологии ЧелГУ и узнал у неё, на сколько хватит наших месторождений меди и каковы дальнейшие перспективы развития отрасли.

Ресурс не безграничен

—Для чего современной экономике нужна медь?

— Во многих сферах производства этот металл просто необходим. Например, медная фольга, без которой нельзя произвести сотовые телефоны. Аналогов ей найти пока не получилось.

Благодаря своим проводниковым свойствам медь повсеместно используется в сферах, сопряжённых с электроэнергией. Это тоже пока что безальтернативный вариант.

Из меди также можно изготавливать и удобрения для сельского хозяйства. На многих предприятиях как побочный продукт обычно производятся медно-купоросные удобрения.

— И какова актуальная ситуация в сфере добычи и переработки меди в конечный продукт?

— «Сливки» от медных месторождений у нас были выработаны в конце XIX и в начале XX века. Если говорить о конце XX и начале XXI, то в этот период началась разработка более труднодоступных пластов.

Vfhrjdf.png

Лада Маркова специально для Полит74 о перспективах развития медной отрасли. Фото с официального сайта ЧелГУ

Если привести пример, то на Южном Урале есть Учалинское и Сибайское месторождения. Изначально добыча на них велась открытым (карьерным) способом, сейчас разработка дошла до шахтного. Второй более дорогой, что, конечно, ведёт к удорожанию продукции.

Кроме того, началась разработка меднопорфировых месторождений. На них применяется открытый способ добычи, но содержание меди в пластах ниже, чем в обычных. Если раньше рудой в принципе считали породу с содержанием меди в 1%, то в меднопорфировых месторождениях содержание металла всего 0,5%.

Вместе с тем, добытчики могут повысить рентабельность таких месторождений путём извлечения побочных продуктов. Дело в том, что медь обычно содержится в сульфидных минералах, а они, как правило, полиметаллические. Чаще всего из них как побочный продукт можно извлечь благородные металлы: золото и серебро.

— А насколько этих месторождений может хватить? Это условные 10, 20 или 50 лет?

— Смотрите, у нас появляются и строятся горно-обогатительные предприятия. Я думаю, что предприниматели не такие люди, чтобы открывать огромный производственный комплекс с прицелом на 10 лет работы.

Обычно фабрики строятся хотя бы на несколько десятков лет. Наших, южноуральских месторождений, скорее всего хватит на 30 лет. Однако, как я понимаю, в пределах региона будет производиться доразведка, так как геологи говорят о перспективности разработки небольших пластов с более низким содержанием меди.

Технологии меняются, меняются подходы к обогащению, извлечению металлов из руд
Плюсом нужно отметить, что и технологии не стоят на месте. Сейчас появились способы доизвлечения металлов из руды. В медной промышленности, например, используется выщелачивание: бурят скважину, туда заливается раствор кислоты или других реагентов, они взаимодействуют с породой и получившийся раствор уже выкачивают.

И не нужно забывать, что есть ещё и забалансовые месторождения, которые пока что просто нерентабельно разрабатывать. Те же меднопорфировые руды считались такими же, но появились технологии обогащения таких руд и началось освоение соответствующих месторождений.

То есть технологии меняются, меняются подходы к обогащению, извлечению металлов из руд, поэтому вполне возможно, что через какое-то время начнётся разработка и месторождений ныне считающихся нерентабельными.

Современные технологии помогают сохранить природу

 — Вредно ли для экологии медное производство и насколько?

— Наиболее «грязными», конечно, являются старые предприятия. Мы помним же историю Карабаша, когда практически 70 лет (до конца 80-х годов) никто не задумывался о том, сколько сернистого газа из него выходит и какое влияние он оказывает на окружающую среду.

Гидрометаллургия также является чрезвычайно водозатратной отраслью.
Дело в том, что при обогащении сульфидных минералов образуется сернистый газ (SO2), который в атмосфере соединяется с частицами водяного пара и в конце концов превращается в серную кислоту. От этого вблизи меднообогатительных предприятий раньше нередко шли кислотные дожди. Они опасны ещё и тем, что в кислоте растворяются металлы из окружающей пыли, которые с дождём проникают в почву и отравляют её.

Но сейчас практически повсеместно внедрили технологии по организации сернокислотного цеха. Технология его работы достаточно проста: образующийся на производстве сернистый газ улавливают, растворяют в воде и на выходе, как побочный продукт, получается серная кислота.

Гидрометаллургия также является чрезвычайно водозатратной отраслью. Эту проблему промышленники пытаются решить путём внедрения оборотного цикла. То есть отстоявшуюся воду вновь запускают в производство, что позволяет не забирать воду из общедоступных источников и сброса туда же отработанной. Получается замкнутый цикл.

— А пыль пока что не научились улавливать?

— Почему, тоже улавливают. Есть различные технологии, например, «мокрое пылеулавливание». Как правило её потом возвращают в производство для вторичного извлечения нужных компонентов. Некоторые предприятия пошли более простым путём. Они реализуют эту пыль как товарный продукт.

Перспективы

— Существуют ли какие-то угрозы, риски, которые могут сказаться на состоянии российской медной промышленности?

— Насколько я понимаю, некоторое время назад нашим предприятиям пришлось срочно переориентироваться на другие рынки сбыта. Сейчас вся наша медная продукция идёт на экспорт в Китай.

И здесь возникает другая проблема: КНР пытается форсированными темпами увеличить собственное производство меди. Есть данные, что за последнее время они нарастили объёмы в 10 раз.

Дальнейшему росту препятствует только одно, у Китая нет собственного сырья, поэтому какое-то время наша продукция будет ещё востребована, хотя риск, что КНР заместит всю импортную медь своей есть, и он огромен.

Партнерские СМИ

url_rsshttps://cheltoday.ru/yandex/
url_rsshttps://cheltoday.ru/yandex/
Копейский рабочий Праздник двора в Копейске
url_rsshttps://kr-gazeta.ru/rss_articles/
url_rsshttps://kr-gazeta.ru/rss_articles/
url_rsshttp://vecherka.su/news.xml
url_rsshttp://vecherka.su/news.xml
url_rsshttps://www.gubernia74.ru/rss/
url_rsshttps://www.gubernia74.ru/rss/