28 декабря 2007, 13:00 Автор: Владимир ВАСИН

40 тысяч одних младенцев...

На этой неделе в России обсуждали приговор Сергею Аракчееву, губернатор Петр Сумин обрисовал экономическое настоящее и политическое будущее Челябинской области, а в Челябинске вовсю проходят новогодние елки и утренники.

Судья Северо-Кавказского окружного военного суда полковник Владимир Цыбульник приговорил двух офицеров внутренних войск - старшего лейтенанта Евгения Худякова и лейтенанта Сергея Аракчеева к 17 и 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

По версии обвинения, 15 января 2003 года офицеры внутренних войск МВД РФ Аракчеев и Худяков в районе грозненского аэропорта «Северный» остановили «Волгу», принудили ее водителя сесть в БТР, а затем остановили «КамАЗ» и расстреляли ехавших в нем трех человек. Водитель «Волги», как следует из обвинительного заключения, был доставлен в расположение части, где его пытали, а затем вывезли за территорию и оставили на дороге.

Что любопытно, если это определение вообще применимо к предмету разговора, в этой истории? Первое, безусловно, это методы получения доказательств. В ходе судебного процесса свидетели обвинения, получив предупреждение об уголовной ответственности за дачу ложных показаний со стороны адвоката, немного поведали об этой стороне работы правоохранительных органов демократической России:

- Я давал эти показания под психическим и моральным давлением со стороны следователей Командресова и Васильева. Нас вызывали на допрос, мы приходили, целый день сидели. Нас допрашивали по ночам.

- Физическое давление на Вас оказывалось?

- Следователь Командресов бил меня по голове, Васильев тоже ударил один раз меня пластиковой бутылкой по голове… Меня били Командресов и Васильев, говорили, что я из Чечни никогда не уеду… Говорили, что пока не дашь показания, домой не уедешь…

- Вы понимали, что оговариваете Худякова?

- Да, но я боялся за себя.

- Вас запугивали?

- Да, Васильев и Командресов говорили мне, что посадят в камеру к боевикам.

- Вы знали, что обвиняете Худякова и Аракчеева в убийстве?

- Да, я просто хотел уехать домой. Нас бросили в Чечне, про нас просто забыли».

А вот еще:

- Пугали, что посадят в камеру к боевикам, применяли насилие, били, держали в камере.

- Кто именно?

- Следователь Васильев, он держал меня двое суток в камере без еды, фамилию второго не помню…

А все, понимаешь - Берия, Берия...

И еще одна милая деталь:

- При Ваших допросах присутствовал адвокат?

- При первом моем допросе в качестве свидетеля адвокат не присутствовал. Адвокат Борщева присутствовала при моем допросе в качестве подозреваемого…

-Вам предъявляли обвинение?

- Да, по ст. 105 УК РФ, потом отпустили под подписку и отправили за деньгами Москву.

- Вы привозили деньги из Москвы?

- Кому отдавали?

- Адвокату Борщевой я отдал 30 тысяч рублей и меня через 5 минут перевели в разряд свидетелей».

Последний штрих, от которого не могу удержаться: свидетеля Ермека Искалиева следователь, отвешивая подзатыльники, называл не только «плесенью», но и «чуркой». Как это тонко оттеняет невыразимо расцветшую в последнее время в России политкорректность (в аннотации недавнего издания «Сказок дядюшки Римуса» про Бразза Кролика и Бразза Волка означенные истории поименованы уже не «негритянскими сказками», а «сказками афроамериканцев»)!

Ну, а то, что потерпевшие чеченцы были убиты не из оружия Аракчеева и К – это, безусловно, волнует только скучных юристов. И еще присяжных. Как известно, Северо-Кавказский окружной военный суд рассматривал дело Худякова и Аракчеева в третий раз. До этого военнослужащих дважды оправдывали присяжные уже, и дважды их вердикт отменяли «сверху» и вновь отправляли дело в суд.

Из происходящего следует некий очень неприятный вывод, который я пока толком не могу даже сформулировать. Публицист-обличительница Политковская и капитан спецназа ГРУ Ульман, Морарь и Аракчеев – теоретически эти люди должны находиться в полярных точках и с точки зрения личностных качеств, и даже в системе формальных координат нынешней государственной системы. Но в реальности система приводит этих людей к общему знаменателю. Это чудовищно противоестественно, как существование суда присяжных, на вердикты которого можно при желании положить большой болт.

Не потеряться в этом мире окончательно помогает лишь сознание, что одна константа по прежнему остается константой – всегда можно «съездить за деньгами» и... сменить свою роль в этой игре. Все остальные правила которой, впрочем, остаются по-прежнему непонятными.

Но хватит о грустном. Вот, скажем, в Челябинской области 24 декабря родился сорокатысячный в этом году младенец. Девочка, кстати, третий ребенок в семье – и губернатор Петр Сумин уже пообещал, что обязательно ее навестит. Вообще говоря, визиты к совсем маленьким детям нежелательны – по многим причинам. Хотя родителям, безусловно, визит губернатора польстит – тем более, вряд ли он приедет без подарка.

Но Петра Ивановича я тоже могу понять: любому нормальному человеку хочется увидеть конкретное свидетельство своих усилий по «возрождению Урала» – не сухие строчки статсводок о 13-процентном росте промышленной продукции, доли инновационной продукции, допдоходах бюджета и прочая... А что-то вот такое – розовое, весом 3 кг 270 г и ростом 51 см. И радостных родителей. Чтобы где-то внутри себя окончательно убедиться, что работал на износ, добивался и упрашивал – не напрасно. Вот это ощущение, что жил не напрасно -оно необходимо каждому. У Сумина должно быть. А у нас?

Есть над чем задуматься и чему по хорошему позавидовать в наступающем году. Который для некоторых уже, наверное, начался. В частности, для детей, которые вовсю веселятся на новогодних утренниках и елках. Не могу не отметить в этом плане елку, организованную администрацией Челябинска для отличников учебы. Книжки в подарках – это здорово! Причем книжки-то отличные. Кого как, а меня такой подход порадовал даже больше, чем сладкое содержание коробки.

Все-таки, что-то в этой жизни меняется к лучшему... С Новым годом!


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск