28 ноября 2007, : Автор: Ольга ТИТОВА

На грани голодовки

«Уважаемый Михаил Валериевич! Пишут Вам ученики Детской театральной школы (ДТШ) Челябинска, единственной на весь город и область. Мы учимся актерскому мастерству, речи, танцу, вокалу, играем на музыкальных инструментах, ставим спектакли. В нашей школе лучшие в городе педагоги. Но уже много лет ДТШ находится в тяжелом положении. В 2003 году школу превратили в структурное подразделение центра творчества «Ровесник», а ее деятельность пытаются свести к обычному театральному кружку. Мы обращались за помощью ко многим людям, но от всех получали отписки. Сейчас наше будущее под угрозой, мы вновь можем оказаться на улице. Мы не верим, что такая уникальная школа, такой творческий коллектив педагогов-единомышленников и талантливые ребята не нужны нашему городу...»

Такое письмо, а также множество похожих писем дети, их родители и преподаватели Детской театральной школы писали неоднократно. Писали чиновникам всех уровней, от управления образования и культуры администрации города, до обращений в областное правительство и даже жене президента России.

Были другие письма, которые вновь отправлялись в мучительное путешествие по чиновничьим кабинетам. Решение проблемы затянулось на долгие три года. Требования учеников школы простые и понятные, но материально ответственные:

- предоставить школе статус самостоятельного муниципального учреждения,

- укомплектовать коллектив педагогов,

- восстановить учебный процесс в полном объеме,

- решить вопрос об аренде помещений,

- решить вопрос о материально-технической базе школы,

- назначить точные сроки решения этих вопросов и ответственных за их решения.

«9 ноября 2007 года по инициативе Управления по делам образования Челябинска состоялась встреча с учениками школы. Причем пригласили на разговор одних только детей», - рассказал основатель школы и ее бывший директор Евгений Егоров.

- На встречу были приглашены ученики средних и старших курсов, - рассказал Игорь (я намеренно здесь и в дальнейшем не указываю фамилии ребят, они пока еще не понимают всей серьезности этого дела, поэтому смело называли свои имена – авт.). - Мы пришли с определенными требованиями, но взрослые стали игнорировать наши вопросы и принялись задавать свои. На встрече были очень удивительные люди. Особенно нас удивил человек, который больше 20 лет работает в Челябинской академии культуры и искусств и не знает, что такое модерн. Модерн – это современный танец. Он впервые будто услышал это слово, очень удивился ему и спросил: «Кому он нужен, модерн? Что это такое вообще?».

- Мы попросили их отделить нас от ДДК «Ровесник», чтобы мы стали самостоятельным учреждением и ни от кого не зависели. А нам начали объяснять: «Зачем вам это? Если у вас есть талант, вы сами поступите в университет без всякой школы», - рассказал Никита. - Они говорят: приносите программу обучения, мы ее рассмотрим. Наш педагог по вокалу пять раз подавала программу. Все время в ней находили какие-то ошибки, а в итоге взяли первоначальный вариант.

- Начать голодовку мы решили без участия взрослых, - сказал Сергей. - По своей инициативе, потому что другого выхода у нас нет.

На собрании учеников школы было принято решение: 1 декабря пятеро ребят, учащихся старших курсов (девятые-десятые классы), начнут трехдневную голодовку. Если в течение этого времени их требования не будут удовлетворены, то голодовка продолжится и к ней подключатся все остальные ученики.

- Школу искусств мы открыли в 1990 году, - рассказал Евгений Егоров. - Я предложил городским властям идею, разработал программу, власти нас поддержали. В таком виде школа просуществовала до 2003 года. У нас обучались более 200 школьников со 2 по 11 классы, работали более 20 учителей. В программе: мастерство актера, сценическая речь, сценодвижения, мировая художественная культура, разные виды танца, изобразительное искусство, физическая подготовка и так далее.

В основном наши выпускники поступали в московские и питерские театральные вузы. Большинство из них там сейчас и работают. Из самых известных Артем Симакин, Максим Мальцев, Алина Сергеева. Она заканчивала у Геннадия Хазанова, в его театре работает. Сережа Медведев – во МХАТе, прекрасный актер, любимый ученик Серебренникова. Он вместе с ним работал в «Современнике» режиссером по пластике. Илюша Сазыкин, один из первых наших выпусков. Кондаков работает у Колягина, у Виктюка – Костя Авдеев и другие. Есть кинорежиссеры. Например, у Граческого работает Илья Пономарев. У него, правда, сейчас фамилия по маме – Белостоцкий.

Я начинал школу – принес домашний магнитофон. У нас ничего не было. А уже в 1995 году мы и капитальный ремонт сделали в своих помещениях, и новую мебель получили, и систематично стали играть спектакли: на малой сцене театра драмы, во дворце пионеров. 95-96 год – стали брать Гран-при на различных фестивалях. К этому времени сложился педагогический коллектив. Сложилась материальная база: у нас был свет, звук, видео, палаточный городок. Мы выходили в походы с детьми, выезжали в Москву, Питер, на учебно-тематические сборы. В ДК «ЧТЗ» у нас было свое крыло: учительская, приемная, классы индивидуальных занятий и так далее. Здесь были оборудованы кабинеты.

В 2001 году школу перевели на северо-запад, нас разместили в здании бывшего дома пионеров на Двинской, дали третий этаж. Еще через два года в целях экономии сделали школу структурным подразделением центра творчества «Ровесник». На этом, можно сказать, школа закончилась.

Нам говорят: ваша школа никому не нужна. Открывайте частную школу или создавайте театральное училище. Чиновники показывают друг на друга, а дети болтаются сами по себе. Управление образования с 2006 года стало перечислять деньги за аренду помещений ДК «ЧТЗ». Оплачивают зарплату четырем педагогам, все остальные работают за счет родителей. В настоящее время в школе обучаются порядка 80 школьников.

В Екатеринбурге три таких школы. Одна при культуре, другая при образовании, третья при «Уралмаше». В Новосибирске – при театре «Глобус». На миллионный Челябинск должна быть хотя бы одна школа. Мне кто-то из чиновников сказал: «Ну, был у нас был Центр технического творчества. Мы его закрыли, вроде ничего не изменилось. Все нормально». А одна из мам как-то мне сказала: «Спасибо вам не за то, что мой сын поступил практически во все театральные вузы страны, где конкурс – 1600 человек на место. А за то, что вся его компания летом села в тюрьму за ограбление, но у моего на это не было времени. Он с утра до вечера занимался».

Полит74 попросило дать комментарий по поводу всего сказанного Александра Кузнецова, начальника управления образования Челябинска:

- Евгений Егоров, руководитель детской театральной школы требует, чтобы мы оформили школу как отдельное юридическое лицо. Тогда, по его словам, они смогут решить свои проблемы. Но тут есть ряд нюансов: во-первых, это не педагогично объявлять голодовку и тем более заставлять голодать детей; во-вторых, я встречался с Евгением Егоровым вчера и пояснил ему, что создавать для 70 детей отдельную школу нерентабельно. Другое дело, если бы учеников было хотя бы 150 человек. Мы пытаемся не поддаваться давлению руководителя детской театральной школы. И пока не планируем никаких мер для предотвращения голодовки.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск