9 ноября 2007, 13:00 Автор: Лариса БЕРЕЗИНА

Идеальное наказание

На протяжении этих девяти десятилетий милиция переживала разные времена. Ее идеализировали, «дядями Степами» восхищались, ореол мужественной романтики звал мальчишек стать жегловыми и шараповыми. Потом мнение метнулось на противоположный полюс. В каждом сотруднике ОВД стали видеть потенциального «оборотня в погонах». Между тем, не секрет, что милиция – это часть общества. Значит, и болезни у нее те же. Есть ли в стране разгул преступности? Чему учат подрастающее поколение «бригады» «братьев», «антибиотиков» и «воров в законе»? Какая ржавчина проникла в милицию? Когда изгнание из общества станет самым страшным наказанием? И можно ли полностью уничтожить преступность? Об этом рассуждает заслуженный работник правоохранительных органов России, бывший начальник криминальной милиции УВД Челябинска полковник милиции Виктор ЭБИНГЕР, отдавший службе четыре десятка лет.

- Виктор Владимирович, когда было безопаснее жить – десятилетия назад или сейчас? Чем отличалась преступность прошлых лет от нынешней?

- Абсолютной безопасности не было никогда. Конечно, необходимо признать, что за последние 15-20 лет уровень личной безопасности рядового гражданина несколько снизился, особенно в его экономической составляющей. Свобода предпринимательства привела к нам не только талантливых бизнесменов, но и своих уродцев – жуликов и мошенников. И число обманутых жертв стало исчисляться десятками тысяч одновременно. А в последние десятилетия мы с вами столкнулись с угрозой массового терроризма, где также одновременно страдают сотни невинных людей. Хаос в стране начала 90-х годов позволил криминалитету получить большое количество огнестрельного оружия. Расцвел и наркобизнес – самое опасное направление криминальной деятельности. Именно в это время вновь появились банды, и страна вынуждена была признать наличие организованной преступности.

Чем обусловливалась большая степень безопасности каждого человека в 60-70 годы? Во-первых, более жесткой уголовно-правовой регламентацией поведения людей (многие линии антиобщественного поведения сейчас перестали быть уголовно наказуемыми). Во-вторых, сегодня резко изменились общественные оценки способам зарабатывания денег. Заметьте, очень быстро стало неэтичным задавать вопрос: а где ты взял деньги? Эти факторы и привели к повышению степени агрессивности при достижении преступного результата. А она порой удивляет даже старых уголовников, орудовавших по принципам «достаточной жестокости» (зачем убивать, если можно просто украсть).

Профессиональные жулики, воры, грабители всех мастей были во все периоды истории нашего государства. К штрихам современного портрета криминалитета добавились интеллектуальные преступники в компьютерных, финансовых, строительных и банковских сферах, члены преступных сообществ. Спрос родил и предложение: нашлись люди, готовые за деньги наниматься совершать убийства. Кроме того, сегодня значительную опасность представляют наркоманы, готовые за дозу наркотиков совершить любое преступление. И последнее: в настоящее время увеличился круг ранее законопослушных людей, втянутых в сферу криминального бизнеса.

- А можно ли утверждать, что сегодня в стране разгул преступности, а милиция при этом ничего не делает или не может сделать?

- Ну это, что называется, хватить через край. Ни о каком разгуле преступности говорить нет оснований. Органы государственной власти, прокуратура и силовые структуры, к которым относится и милиция, правопорядок в стране контролируют. Можно, конечно, судить, насколько в должной мере это удается, но смею заверить, что, как бы ни стремились криминальные структуры, им никогда не удастся дестабилизировать экономическую и общественную безопасность в стране. Положение с преступностью в последние годы выравнивается, а в разделе тяжких и особо тяжких преступлений постепенно улучшается.

- Как с течением времени изменилась милиция? Чего не хватает современным стражам порядка?

- Облик современной милиции за последние 20 лет резко изменился. Это касается и вооружения, и технического оснащения, и внедрения сложнейших научных разработок и технологий. Произошел качественный переход от интуитивно-информационного поискового алгоритма к использованию новейших научных и технических открытий. Проще говоря, мы проделали путь от шариковой ручки до компьютера.

Изменился и качественный интеллект милиции в целом, что позволяет разоблачать самые изощренные преступные замыслы. За эти годы созданы новые профессиональные подразделения и службы, возможности и подготовка которых вызывает зависть у многих зарубежных коллег.

Но, несмотря на мощность профессионального ядра, некоторые вирусы, ржавчина проникла и к нам. Милиция состоит из людей того общества, которому служит. Видимо поэтому часто молодые люди, приходящие служить в милицию, уже не могут принимать традиционные требования: самопожертвование, огромнейшую интенсивность труда, четкость жизненных позиций и непрерывную боль за каждое чужое человеческое горе. И порой ищут возможность облегченного варианта решения своих личных карьерных амбиций. Из-за этого быстро наступает разочарование, отсюда и утечка кадров.

А не хватает сейчас милиции, в первую очередь, поддержки государства и общества. Необходимо отказаться делать из милиции образ главного виноватого в последствиях социальных язв общества. Позвольте один пример. Одно из развивающихся сегодня направлений – милицейский инспектор в средней школе. Едва они начали работать, мы слышим победные реляции, что с появлением школьных инспекторов резко снизились правонарушения среди учащихся. Это что же получается – один лейтенант милиции оказался педагогичнее почти сотни профессиональных учителей? А если завтра в этой школе станет хуже, то весь педколлектив дружно укажет на него пальцем и сделает виноватым.

- На Ваш взгляд, чем вызван всплеск преступлений против детей по всей стране? Это веяние времени или подобное было и раньше?

- К сожалению, преступления на сексуальной почве были всегда. Время от времени в большинстве территорий появляются люди с отклонениями в этой области психики. Не миновала сия чаша и Челябинск. Милиция и прокуратура всегда выполняли свой долг, находя и изолируя этих упырей. Но раньше мы все вместе очень бережно относились к спокойствию людей и общества, дозированно и взвешенно информируя его. А связывать априори преступления в Мурманске с преступлениями во Владивостоке и Краснодаре, по крайне мере, безграмотно.

- Как же человек может обезопасить себя сегодня? Надо надеяться на милицию и государство или же необходимо принимать собственные меры вплоть до разрешения всем вооружиться?

- Сформулировать краткий ответ в рамках статьи, используя рекомендации двух наук – криминологии и виктимологии, – практически невозможно. Но можно обозначить общие принципы. А они просты и общеизвестны. Нужно уважать других людей и решать конфликты цивилизованным образом. Использовать предлагаемые современные технические и организационные средства сохранности имущества. Зорко и неустанно присматривать за нашими детьми. Всегда помнить, что любой предлагаемый способ бесплатно и быстро получить большие деньги кончится опустошением вашего кошелька.

А разрешение на свободную продажу огнестрельного оружия, учитывая уровень алкоголизации российского общества и снижение заботы о собственной жизни, на мой взгляд, ни к чему хорошему не приведет. Особенно если вопрос уважения друг к другу можно будет подкреплять демонстрацией кольта или автомата Калашникова. Видимо, целесообразнее говорить о разрешении хранить дома оружие в целях самообороны, но без права ношения на улицах и в общественных местах. Но и это спорно. По моему глубокому убеждению, оружие должно быть у стражей порядка, а даже охотничье должно храниться в общих арсеналах.

- Играют или нет какую-либо роль в состоянии с преступностью современные фильмы, книги, СМИ? Достоверно ли они отражают происходящее? И в каких объемах криминальная информация должна попадать в прессу?

- СМИ сегодня – главная сила, формирующая общественное мнение. И они, как никто другой, могут влиять на создание обстановки нетерпимости правонарушений, отказа от антиобщественного образа мыслей и действий.

Увы, отголоски реальных событий в той или иной мере попадают в основу сюжетов. Но вызывает тревогу другое. Сейчас детектив из третьесортного развлекательного жанра на всех каналах и страницах превратился едва ли не в главный. Все эти бригады братьев, антибиотиков, воров в законе и прочей нечисти змеиным шипением нашептывают юному поколению, что жестокость является нормальным способом добывания материальных благ, что убийства, бряцание оружием, шантаж простительны.

И поверх этого – репортажи из тюрем и колоний, где рефреном проходит жалость к арестантам. Причем не предостережением для желающих испробовать, а обращением к обществу - пожалеть сирых и убогих. Простите, но меня не трогает скулеж наркоторговки, когда я при этом вспоминаю, сколько детей она отравила смертоносным зельем. Если вы сочувственно снимаете тяжелую судьбину осужденных пожизненно (заметьте, все они жалуются на условия, а не на тяжкий камень раскаяния, не дающий покоя ни днем, ни ночью), снимите сразу же и слезы бессонных ночей матерей, чьих детей они убили.

Если говорить о рамках, в которых информация должна попадать в СМИ, то нужно сказать, что правоохранительные органы и так уже почти ничего не скрывают, конечно, кроме технологий и тех фактов, публикование которых может нанести непоправимый вред. Другой вопрос, насколько СМИ умело пользуются информацией. И здесь я просил бы вспомнить Гиппократа – «Не навреди».

Отношения между прессой и милицией должны быть честными. Правоохранительные органы честно борются с преступностью. А журналисты честно об этом пишут. При этом первые помнят, что не хлебом единым жив человек и людям нужно слово журналиста. А вторые не забывают, что можно ругать плохого милиционера, но при этом нельзя плевать во всю милицию в целом. А о том, что ее служители всегда готовы придти на помощь и востребованы, говорят телефоны линии «О2», не умолкающие ни на минуту ни днем, ни ночью.

- Нужен ли стране еще один нацпроект, посвященный охране правопорядка? Что должно сделать государство в этой сфере?

- На мой взгляд, отдельная государственная программа уже давно необходима. Предварительные условия отработаны, поэтому охрана правопорядка должна стать одним из следующих национальных приоритетов.

Для его решения необходимо несколько факторов. Во-первых, консолидация усилий всех государственных, правоохранительных и общественных органов и организаций. Затем – возрождение неотъемлемых качеств российского общества – нетерпимости к преступному и антиобщественному образу жизни. И, конечно же, укрепление правоохранительных органов, создание условий, чтобы в них достойно могли служить достойные люди.

- Можно ли полностью уничтожить преступность?

- Эта мысль мучает человечество не одну тысячу лет. Согласитесь, такое социальное явление – преступность – присуще обществу, как болезни, как наличие богатых и бедных. И так же, как меняется общество, меняется и преступность. Ведь что такое преступление – это нарушение установленных обществом правил поведения, влекущее за собой не моральное осуждение, а принудительное наказание государственным органом – судом. Меняются принципы жизни общества, меняются и преступления. Всего 20 лет назад мы думать не могли, что людей будут судить за компьютерные преступления. А сейчас мы не считаем преступлением грубую нецензурную брань, спекуляцию и торговлю валютой, как было раньше.

Человеческое общество подобно морю и способно самоочищаться. Конечно, следующие поколения людей будут нравственнее и намного лучше, и сама мысль, что можно убить другого человека даже не будет зарождаться в умах. Но, видимо, зависть, эгоизм, корысть, ревность долго еще будут сопровождать род человеческий, порождая зло и, следовательно, наказание за него. Но прошу помечтать со мной – когда-нибудь наступит время, когда самым страшным наказанием для человека, противопоставившего себя обществу, будет простое изгнание из него.
Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск