21 сентября 2007, 00:08 Автор: Елена ИЛЬИНА

Скрытая угроза

Правозащитник с пятнадцатилетним стажем Наталья Миронова признается, что при общении с сотрудниками управления Федеральной регистрационной службы ощутила себя бесправной. Казалось бы, мелочь – неточная формулировка в объяснении, которое председателю «Движения за ядерную безопасность» пришлось написать под давлением сотрудников ФРС, обернулась против нее в суде. На этот раз дело об административном правонарушении для Движения закончилось благополучно: решением мирового судьи 18 сентября дело было прекращено. Однако Наталья Миронова считает, что этот пример – свидетельство первых шагов государственной системы к вытеснению «неугодных» общественных организаций по всей России.

Кто кому должен?

6 июля председатель «Движения за ядерную безопасность» получила письмо с уведомлением о грядущей проверке федеральной регистрационной службы. Как раз в это время обсуждался вопрос об участии фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко» в грядущих выборах. В Москве велись переговоры о кандидатуре Мироновой. По мнению Натальи Ивановны, было бы наивно полагать, что срок назначенной проверки совпал с этими событиями случайно.

Проверка – дело не страшное, но трудоемкое: требуется подготовить массу документов – за три года работы, а стало быть, оставить все текущие дела. Миронова была занята: помимо партийных переговоров готовила акцию к Дню памяти жертв Хиросимы и Нагасаки, работала над масштабными проектами. По ее убеждению, время – самый дорогой ресурс, а сейчас оно было дорого вдвойне. Подготовка к проверке украла у нее десять дней.

Наконец необходимые бумаги были доставлены в управление ФРС. Через некоторое время оттуда позвонили и пригласили Миронову «для дачи показаний». Она отнеслась к этому с юмором, но на другом конце провода, как выяснилось, не шутят.

- Передо мной был разыгран спектакль с участием «доброго и злого следователей», - говорит правозащитник. – В результате мне пришлось буквально под диктовку написать объяснение, которое потом стало главным свидетельством против меня в суде.

С точки зрения здравого смысла причина разбирательства ничтожна. Письмо ФРС, направленное по юридическому адресу «Движения за ядерную безопасность», вернулось отправителю. Дело в том, что по этому вполне реальному адресу Совет организации заседает раз в год. Данный факт был установлен мировым судьей. В остальное время активисты обсуждают текущие вопросы по телефону либо на территории дружественных организаций. Своего офиса у Движения нет, о чем председатель и написала в объяснении.

Наталья Миронова до сих пор сердится на себя: вроде опытный человек, а «попалась» на такой ерунде. В суде движению инкриминировали «неинформирование органа государственной власти о смене места нахождения постоянно действующего органа управления», то есть Совета. Притом, что юридический адрес был и остается неизменным.

- Меня просто подловили на разночтении смыслов, - поясняет Миронова. - Объяснение я могла бы и не писать, но мне сказали «вы должны». Выйдя из этой конторы, я почувствовала абсолютную бесправность... Потом подробно познакомилась с документами и могу сказать своим коллегам из общественных организаций: вы ничего не должны подписывать! Это ФРС должна ознакомить вас с вашими правами и обязанностями. В моем случае, как выяснилось, сотрудники почти по десяти пунктам нарушили и мои права, и собственный порядок и регламент работы.

Подмена понятий

Раньше над общественниками, помимо собственного контроля, стояли налоговая служба и органы юстиции. Федеральная регистрационная служба стала третьей структурой, которая взяла на себя их функции плюс антитеррористический и антиэкстремистский контроль. Словом, полномочия ФРС достались широкие, но толком не определенные. Это обеспокоило общественные организации всей России. Особенно те, что, как и «Движение за ядерную безопасность», уже имеют многолетний опыт общения с властными структурами.

- Декларативно ФРС создавалась для помощи общественным организациям и сотрудничества с ними, - говорит Наталья Миронова. – На официальном сайте ключевые фигуры этой структуры в своих заявлениях высказывают самые благие намерения. Однако на деле сотрудники ФРС принесли с собой милицейскую культуру. Не говоря уж о том, что, согласно закону, государство не должно вмешиваться в деятельность общественных организаций.

Как поясняет правозащитник, общественная организация может состоять из двадцати, десяти человек, даже из одного – с таким примером Миронова познакомилась в Америке. Отсутствие раздутого административного штата делает общественную организацию менее затратной, чем госструктуры, с их все увеличивающимся штатным аппаратом, а значит и более эффективной. За такой организацией социальной деятельности будущее.

- Разумеется, возникает конкуренция, - рассуждает Наталья Ивановна. - Кто более эффективно может реализовать какую-либо программу? Конечно, общественная организация, как более современная, более адекватная окружающим условиям, более гибкая структура. ФРС не понимает, как можно не иметь своего офиса, штатных работников. Но общественные организации живут по своим законам. У нас общественных организаций немало, а разве мы видим по городу триста офисов общественников? Меня спросили, как это я не выписываю приказов на командировки. А как я могу активисту приказать? Я могу его только попросить куда-либо поехать и компенсировать ему необходимые расходы. ФРС же пытается «надеть» на нас свои представления об управлении, и этим вмешивается в дела общественной организации, что запрещено законом об общественных организациях.

По словам Мироновой, судебное дело в отношении «Движения за ядерную безопасность» имело ложную посылку – «зацепкой» стала подмена понятий. Но еще страшнее, когда такая подмена и политика двойных стандартов получают распространение на государственном уровне.

Социальная миссия

Одновременно с «Движением за ядерную безопасность» под проверку ФРС попали самые активные организации экологов: московский Центр экологической политики, «Беллуна» в Санкт-Петербурге, «Планета надежд» в Озерске. Корни такого рвения Наталья Миронова видит в изменении государственной политики по отношению к общественным организациям.

- Гражданское общество формирует самоорганизованные группы граждан, которые объединяются вокруг какой-либо проблемы, будь то несанкционированная застройка, ситуация в Муслюмово или ядовитые выбросы предприятий, - говорит эколог. - Так появляются общественные организации, подобные нашей – неудобные для власти. Поэтому она создает фантомные, параллельные структуры, предоставляя им и административный ресурс, и гранты на совершенно легальной основе, и стремится таким образом вытеснить реально самоорганизовавшиеся общественные объединения.

По убеждению Мироновой, из множества организаций, создававшихся в 90-е годы, выжили только те, что несут социальную миссию. Но даже им – а может, именно им – теперь приходится гораздо сложнее.

Дело «Движения за ядерную безопасность» кончилось миром, во-первых, благодаря усилиям опытного юриста Андрея Талевлина, во-вторых, пониманию со стороны мирового судьи. Правонарушение признано малозначимым, хотя факт неправильного составления документов на проверку ФРС председателю все-таки пришлось признать в суде. В противном случае ответчик понес бы штраф в размере пяти тысяч рублей. Но, это разумеется, не самое страшное.

- Подобные инциденты – шаги к тому, чтобы заморозить общественную деятельность, - считает Наталья Миронова. – Это скрытая угроза. Система использует уже наработанные методы: за первым предупреждением следует второе, и так далее. Последним шагом может стать лишение права заниматься общественной деятельностью, или закрытие. Но, поскольку проблема экологии одна из самых насущных, она все равно будет привлекать людей.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск