18 июля 2007, : Автор: Ольга ТИТОВА

Секретные материалы

Великая Отечественная война, что черная дыра: до сих пор пожирает людей. В 50-х годах прошлого века советские люди оплакивали 10 миллионов своих соотечественников, в 90-х количество жертв «выросло» до 30 миллионов. Сегодня заговорили уже о 42-х миллионах погибших. Наивно было бы полагать, что на этом кровавый счет прекратится. 8 мая 2007 года министр обороны России Анатолий Сердюков подписал приказ о рассекречивании архивов времен Великой Отечественной войны. И хотя решение это более чем закономерно, эпохальный документ для многих стал такой же неожиданностью, как и само назначение гражданского лица на пост министра обороны.

Станет ли явным все тайное?

Приказ министра касается тех документов, которые хранятся в Центральном архиве Минобороны в Подольске, Центральном Военно-Морском архиве в Гатчине и в Военно-Медицинском архиве в Санкт-Петербурге. Специалистам предстоит рассекретить более четырех миллионов дел.

Однако есть и исключение. Президентский архив, архив НКВД, закодированные решения военных трибуналов и судов власти так и не решились обнародовать. «Да и нужно ли?» - задают вопросы некоторые историки и не находят ответа.

«Обнародовать» - громкое и раздутое слово. Неторопливая и педантичная процедура рассекречивания отнимает много времени. Потребуется ни одно десятилетие, прежде чем все четыре миллиона дел станут доступными для опубликования. Другой вопрос: «Насколько доступными, и для кого?».

Процедуру получения разрешения на работу с материалами никто не отменял. В письме проситель должен указать, с какими именно документами он желает ознакомиться и с какой целью. Препоны, конечно, никто чинить не станет. Но с некоторыми непреодолимыми трудностями хочешь - не хочешь, а столкнешься.

Для примера возьмем Центральный архив ФСБ (Москва). В нем, оказывается, до сих пор не сформирован полный каталог описей фонда. На какой документ прикажете ссылаться заинтересованному лицу, какие дела заказывать? Архив – не библиотека. Вам никто не позволит разгуливать по хранилищу в надежде натолкнуться на желанную бумагу, подернутую желтизной истории.

Сам факт массового рассекречивания военных документов с точки зрения закона выглядит как рекламная акция. Возможно, сказался энтузиазм «молодого» министра обороны, который, как мы знаем, сменил на посту Сергея Иванова в феврале этого года.

Недоумение вызывает 15-я статья закона «О государственной тайне», которая регламентирует пребывание документов на секретном хранении в течение 30 лет. То есть формально приказ о рассекречивании – излишняя суета. Напомню, что с момента окончания Великой Отечественной войны прошло уже 62 года.

Именно эта статья и позволила исследователю Георгию Рамазашвили в судебном порядке (!) снять гриф «секретно» с целого ряда документов, хранящихся в Архивной службе Вооруженных сил. 10 лет Георгий посвятил изучению биографии своего двоюродного деда, который был одним из прототипов летчика Александра Григорьева, описанного в книге Каверина «Два капитана».

Тот же Георгий Рамазашвили в интервью отметил еще одну проблему, о которой почему-то забывают рассказывать чиновники: Сергей Иванов подписал ряд приказов (например, приказы № 015 в 2002, № 137 и № 046 в 2006 году), которые наложили дополнительный запрет на рассекречивание некоторых документов. Дела, связанные с развед-, полит- и шифровальными отделами и ряд других, остаются «закрытыми».

Архивы Южного Урала

- Объединенный государственный архив Челябинской области является региональным. Все документы о наших красноармейцах давно рассекречены, - рассказала Полит74 Галина Кибиткина, первый заместитель председателя Государственного комитета по делам архивов Челябинской области, ответственный секретарь Челябинской областной межведомственной комиссии по рассекречиванию документов. – Военных документов на нашем хранении не много, все основные комплексы содержатся в военкоматах.

В Объединенном государственном архиве Челябинской области фотографии времен Великой Отечественной войны хранятся в личных фондах и фондах предприятий. Наиболее полно они представлены в коллекциях «Документы по истории Челябинской областной партийной организации с 1941 по 45 годы», «Воспоминания участников революционного движения, Гражданской и Великой Отечественной войны, письма с фронта», «Музей комсомольской и боевой славы «Орленок», «Коллекция фотодокументов» и других. Ежегодно коллекции пополняются за счет личных архивов свидетелей войны и их родственников.

Время вносит изменения в методологию рассекречивания архивов. Появляются указы президента, подзаконные акты, которые расширяют список ограничений. В начале 90-х годов прошлого века архивы стали доступными. В результате много документов, по словам Галины Кибиткиной, оказалось за границей.

Чтобы предотвратить «разбазаривание истории» России, появилась новая инструкция о дополнительной экспертизе. Она усложнила процесс рассекречивания документов, но, если верить специалистам, позволила остановить «утечку» ценных материалов.

P.S. О том, как рассекречиваются архивные документы в Челябинской области, и почему руководители коммунистической партии решили уничтожить "Особую папку", читайте в ближайшее время в рубрике "Интервью". 


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск