9 марта 2007, 09:00 Автор: "Московский Комсомолец - Урал"

170 миллионов ищут не в том месте?

Журналистам «МК-Урал» стали известны сенсационные подробности одного из уголовных дел, которые могут пролить свет на историю с таинственным «исчезновением» 170 миллионов бюджетных рублей. На этой неделе в «МК-Урал» журналисты публиковали первую часть из запланированной серии материалов, проливающих свет на истинные рычаги коррупции, пустившей корни в сельскохозяйственном секторе Челябинской области.

Напомним вкратце предысторию. 20 января 2006 года между ООО «Интерстрой» и ГУП «Продкорпорация» был заключен договор № 011/02/06 (эти данные, указанные в одном из документов «не для печати», были установлены в ходе предварительного расследования).

Итак, согласно условиям данного договора, ООО «Интерстрой» обязалось поставить 20 000 тонн дизельного топлива, а ГУП «Продкорпорация» - оплатить 200 миллионов рублей.

В течение января-мая 2006 года в соответствии с указанным договором на расчетный счет ООО «Интерстрой» было перечислено 172, 69 миллиона рублей.

Однако топливо в срок получено не было. И таким образом, в рамках уголовного дела № 540368 «Продкорпорация» признавалась в качестве потерпевшего лица.

В деле появились несогласные

А теперь попытаемся представить на суд читателей неизвестные ранее широкой общественности страницы одного из томов уголовного дела.

Знакомьтесь: Владимир Гузов, заместитель гендиректора по экономике и финансам ООО «Русская зерновая компания», зарегистрированного по юридическому адресу 127562, г. Москва, Алтуфьевское шоссе, дом 28.

В рамках уголовного дела, формально не относящегося к пресловутой истории о 170 миллионах, господин Гузов дает показания, которые частично могли бы объяснить скрытые механизмы осуществления закупок топлива на нужды посевной компании в Челябинской области.

Цитаты, которые мы решили опубликовать из материалов вышеуказанного уголовного дела № 61205, относятся к периоду государственных закупок ГСМ на посевную кампанию 2005 года. В. Гузова арестовали в июле 2006 года. 13 октября в рамках уголовного дела Гузову задавали вопросы, ответы на которые тот пожелал дополнить собственноручно, пока ему еще не предъявлено обвинение.

И вот что г-н Гузов сообщил (цитируем из дополнительного протокола допроса обвиняемого Гузова В. В. от 17.10.2006 года следователем по ОВД 2-го отдела следственной части ГСУ при ГУВД г. Москвы).

Как «пилили» тендер

«…отрицательную разницу между ценами продажи на нефтепродукты и закупочными ценами (т.е. тот факт, что цены продажи ГСМ ниже цен закупки) могу объяснить следующими обстоятельствами.

Как было условлено между мной и Швадченко (Владимир Швадченко – руководитель ГУП «Продкорпорация», – ред.) и как было указано мной в протоколах допроса ранее, при проведении тендера на заключение госконтракта на поставку ГСМ для обеспечения посевной кампании Челябинской области Швадченко выступал от имени ООО «Русская зерновая компания» (далее – «РЗК»). При этом согласно нашей договоренности, Швадченко предлагал такие цены на бензин и дизтопливо, которые должны быть на 50 рублей ниже самого «дешевого» предложения других поставщиков. Для того, чтобы однозначно выиграть тендер в нашу пользу. Впоследствии, то есть с момента осуществления поставки, мы должны были привести цены в соответствие рынку, то есть установить их на уровне чуть ниже среднерыночных.

По состоянию на май-июнь 2005 года, когда отпускные цены на нефтеперерабатывающих заводах установились на уровне 15 000 – 15 600 рублей за тонну на дизтопливо и бензин А-76 (80), я и Швадченко договорились об установлении цены на уровне 14 800 – 15 000 рублей за тонну соответственно.

Первоначально мы собирались оформить увеличение цены соответствующими дополнительными соглашениями, но впоследствии в связи с ожидаемой проверкой ГУПа Счетной палатой договорились о том, что Швадченко компенсирует мне получившуюся разницу между «официальной» ценой и согласованной нами «настоящей» (то есть около 2000 рублей с каждой тонны) тем, что на получившуюся сумму отгрузит мне либо зерно из своих резервов, либо передаст мне векселя Сбербанка или другие на соответствующую сумму.

Швадченко не хотел официально увеличивать цену для того, чтобы его недруги из числа чиновников Челябинской области не смогли упрекнуть его в том, что цены, установленные на тендере, не соответствуют реальным ценам поставки ГСМ. И чтобы Счетная палата при проверке не вменила это ему (Швадченко) в качестве нарушения.

По словам Швадченко, подобную практику при проведении различных конкурсов, тендеров, распределении дотаций, сельхозтехники, удобрений и т.п. ГУП практикует и практиковал из года в год, особенно в тот период, когда руководил «Продкорпорацией» Феклин И. Е. (нынешний министр сельского хозяйства Челябинской области). Таким образом, установленные тендером цены существуют только на бумаге. Главное – тендер выиграть. А цены в случае необходимости впоследствии можно и подкорректировать.

Как я (Гузов В. В., – ред.) предполагаю, свои «резервы» (то есть ресурсы для покрытия вышеуказанной разницы) Швадченко планировал пополнить за счет крестьянских хозяйств – конечных потребителей ГСМ. Которым при вручении разнарядок на получение топлива указывались соответствующие условия типа: «…получишь топливо по низкой цене, но, кроме всего прочего, отдашь за это сверху столько-то тонн такого-то зерна или доплатишь такую-то сумму векселями…»

Следы Неизвестного

Теперь вспомним, как предприятию Швадченко грозила в свое время проверка Счетной палатой. Если бы в результате выяснилось, что кредиторская задолженность ГУП «Продкорпорация» в период руководства Швадченко не уменьшилась, а наоборот, стала еще больше, то Швадченко рисковал быть уволенным, и тогда Гузов вообще не смог бы получить свои деньги.

Чтобы ликвидировать хотя бы на бумаге образовавшуюся задолженность перед «РЗК», Швадченко попросил Гузова подписать финансовые документы, в которых дату и объем взаиморасчетов подкорректируют позже, для приведения к фактическому подтверждению задолженности «Продкорпорации» перед «РЗК».

Тогда-то и появились реквизиты некоей московской организации (название которой Гузов не мог указать в протоколе допроса по причине того, что «забыл»), на счета которой Гузов должен был перевести средства. Реквизиты, а также даты, по словам Гузова, предоставлял Швадченко.

От редакции «МК-Урал»

Теперь вполне логично задать вопрос: нет ли в деле о 170 миллионах, в частности, в одном из самых скандальных его эпизодов (когда область узнала о банкротстве порядка 200 крестьянских хозяйств) связи с тем, что сообщал Гузову Швадченко? Вполне логично предположить, что именно эта порочная практика поборов и вымогательства имеет отношение к реальному обнищанию южноуральских сельхозпроизводителей, так и не сумевших выбраться из бесконечной долговой ямы.

Продолжение следует…


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск