Автор: Анастасия Хивинцева

Опыт челябинцев возьмут за основу при создании ресурсных классов

В Челябинске побывала президент «Центра проблем аутизма», член экспертного Совета по организации образования лиц с расстройством аутистического спектра при министерстве образования  РФ Екатерина Мень.
Опыт челябинцев возьмут за основу при создании ресурсных классов

Екатерина Мень считает опыт челябинцев одним из самых достойных в России. Фото пресс-службы губернатора

 Инклюзивный наблюдатель посетила несколько образовательных площадок, которые ведут работу с учащимися с аутизмом и нарушениями интеллекта, в том числе первый в регионе ресурсный класс. 

О том, насколько наша область заинтересована в развитии инклюзивного образования и как сегодня себя чувствуют особенные первоклашки, эксперт рассказала корреспонденту «Полит74». Подробности – в рубрике проекта «Равные возможности для разных детей». 

- Екатерина Евгеньевна, вы встречались с первым заместителем губернатора Ириной Гехт. О чем удалось договориться? 

- Ирина Альфредовна подтвердила, что власти готовы хотят создать ресурсный по инклюзивному образованию, на базе которого будет вестись обучение педагогов и руководства учебных учреждений. Лучшей площадкой для этого, на мой взгляд, может стать школа Челябинска № 109: там уже наработана практика и специалисты смогут сразу пройти стажировку, практический опыт в такой работе – самое важное. Общественная организация «Открытое сердце» и ее руководитель Елизавета Кириллова вместе с педагогами школы проделали огромную подготовительную работу, теперь остается только правильно применить те знания и умения, которые есть. В ресурсном центре помогут решить юридические и организационные вопросы и научить педагогов самому важному – тестировать детей, писать программы, работать со сложным поведением. И усилит эту работу адресная работа с родителями как особых, так и обычных детей.

- Получается, власти планируют взяться за развитие инклюзивного образования в регионе?

- Совершенно верно! Я увидела большую заинтересованность со стороны властей и особенно Ирины Альфредовны Гехт в развитии инклюзивного образования. Очень ценно, что есть это редкое понимание, что за инклюзивным образованием будущее. Именно так должна выглядеть школа XXI века.

Важно отметить, что положительный эффект от совместного обучения наблюдается не только у особых школьников. Обычные дети, ежедневно находясь рядом с ними, понимают, насколько важно ценить свое здоровье. В таких классах чаще всего ребята практически не курят, не употребляют наркотики. Кроме того, у них высоко развит эмоциональный интеллект, так как они постоянно находятся в состоянии многозадачности, умеют нестандартно мыслить. Все это в дальнейшем поможет им без особых проблем поступить в вузы.

- Где же тогда брать кадры для ресурсных классов, чтобы они открывались повсеместно?

- Прежде всего, должна начаться работа с педагогическим университетом. Необходимо, чтобы в программы обучения по коррекционной и социальной педагогике были включены модули, касающиеся работы с детьми с ментальными особенностями с использованием практики прикладного анализа поведения. Тогда появятся подготовленные тьюторы, психологи и дефектологи, которых можно будет брать в штат. Хотя важно помнить, что первые годы специалистам, которые работают с детьми с нарушениями интеллекта, будут нужны обязательные супервизии – консультации опытных специалистов по написанию программ для детей, тренинги по практическим навыкам и умениям. А это как раз задачи центра инклюзивного образования.

- Как восприняли новость об увеличении количества ресурсных классов родители, с которыми вы также встречались?

- С большой радостью. Ко мне подходили родители из Магнитогорска, Златоуста, Еманжелинска, Кыштыма…Проблема волнует многих! Дело в том, что у вас в области, по данным министерства образования, проживает более одной тысячи детей в возрасте от 0 до 18 лет, которые страдают расстройством аутистического спектра. И для многих из них тема включения ребенка в систему образования стоит очень остро.

Вообще, ресурсный класс не должен считаться какой-то экзотикой. Ведь эта форма образования рекомендована министерством просвещения Российской Федерации. По закону родители особых детей могут прийти в обычную школу, и та обязана обеспечить такого ребенка специальными образовательными условиями: предоставить квалифицированного тьютора, подготовить и реализовывать программу, которая учитывает его индивидуальные образовательные потребности. На деле же ситуация выглядит иначе…

- Согласна с вами. Далеко не каждая школа готова создать такие условия. У нас пока только одна школа в Челябинске не побоялось взять на себя ответственность за обучение детей с ограниченными возможностями здоровья в новом формате, удобном для детей. Кстати, вы же были в этой школе. Поделитесь впечатлениями?

- С удовольствием. В стенах школы я увидела то, что всегда радует мое сердце, - детей с особенностями развития среди обычных сверстников. Что бросается в глаза – это их естественное общение друг с другом. Кто-то подумает, что это мелочь, на которую и внимания-то обращать не надо, но это не так. Именно здесь начинает формироваться гармоничное, сбалансированное, инклюзивное общество.

Так приятно наблюдать, как проходят совместные занятия. Я лично побывала на уроке технологии. Пока все дети выполняли задание, которое им дал учитель, ребенок с особенностями развития занимался своим делом – девочка вырезала из бумаги цветы, чтобы подарить их маме на 8 Марта. Она никому не мешала, не вызывала раздражения, и дети в классе относятся к Катюше как обычной однокласснице. Хотелось бы заметить, что еще первого сентября эта малышка с большой осторожностью шла на контакт, не сразу включилась в развивающие занятия, а сейчас она распустилась подобно цветку – общается со сверстниками, больше говорит, прекрасно выходит в класс нормы, с удовольствием играет с детьми в игры.

- Если дети порадовали вас своими взаимоотношениями, то что вы можете сказать о педагогах проекта?

- Я довольна тем, как выстроена их работа. Мои самые любимые люди на таких проектах – тьюторы, которые становятся проводником особого ребенка в мир.

Это категория специалистов, которая для меня является высшей ценностью в инклюзии. Самое главное, чтобы они умели чувствовать, когда необходимо отпустить ребенка. Ведь смысл тьюторства заключается в том, чтобы педагог ни в коем случае не делал за ученика то, что тот в силах сделать сам. Он должен быть медиатором, тенью, тылом, который ребенок ощущает как дополнительный стимул своей поддержки.

Общественная организация помощи детям «Открытое сердце» задолго до начала проекта начала работу по подбору будущих специалистов среди студентов педагогического университета, потом было организовано их обучение и стажировки в Москве благодаря финансовой поддержке этой работы со стороны фонда президентских грантов. С каждым днем их опыт растет, а работа с детьми становится точнее и профессиональнее. И здесь с одной стороны очень помогают супервизии опытных специалистов проекта, а с другой - личный интерес и любовь к детям творят чудеса!

- Вы побывали во многих городах в качестве инклюзивного наблюдателя. Возможно, хотели бы дать какие-то советы нам, челябинцам?

- Вы знаете, тот опыт, что наработан на площадке вашего ресурсного класса, на мой взгляд, один из самых достойных в России. Хотя скажу, что там, где инициаторами и организаторами проекта выступают родители особых детей, все получает так, как надо.

Если говорить о Челябинске, отличительная сторона проекта - очень тщательная подготовка, которая шла на протяжении трех лет. За это время не только удалось подобрать прекрасную школу, но и провести большую работу с администрацией, коллективом, родителями по участию в таком новом формате работы. Если говорить о детях, а их успехи - самое главное в таких проектах, в некоторых регионах они на протяжении всего первого года находятся в ресурсном классе, прежде чем выходят в класс нормы. У вас же первоклашки уже со второй четверти вышли в обычные классы. И это не чудо. Я понимаю, какая за этим стоит огромная работа всей команды профессионалов, которых сумела объединить Елизавета Кириллова.

- Что скажете учителям, которым еще только предстоит работать с особыми детьми?

- Со временем они сами увидят, сколько вдохновения для педагогического креатива им будет давать инклюзивное образование. Взаимодействие с особыми детьми скажется на их педагогическом творчестве. Такие ученики открывают много возможностей, в том числе для преподавания обычным детям.

Партнерские СМИ

pubDate=Sun, 28 Nov 2021 09:52:31 +0500
pubDate=Sun, 28 Nov 2021 09:47:08 +0500
pubDate=Sat, 27 Nov 2021 14:00:00 +0500
pubDate=Sat, 27 Nov 2021 12:00:00 +0500
pubDate=Sun, 28 Nov 2021 07:30:00 +0500
pubDate=Sun, 28 Nov 2021 07:22:00 +0500