От проблем в монастырь не уходят

19.07.2013 12:13 Автор: Наталья ФИРСАНОВА

Матушка Феодосия, в миру Ольга Новгородцева, окончила филологический факультет Челябинского госуниверситета. Работала учителем, потом корреспондентом заводской газеты, пресс-секретарем в ГУ МЧС по Челябинской области. В 2010 году приняла монашеский постриг.

Как выяснилось, желающих приобщиться к монашеской жизни южноуральцев немало. Женщины, уставшие от борьбы за выживание в мирской суете, полагают, что смогут найти успокоение в тихой обители. Иные родители желают отправить в монастырь «трудных» дочерей — на перевоспитание.

— Монастырь не исправительное учреждение. И от проблем в монастырь не уходят, — с ходу опровергает мирские заблуждения матушка Феодосия. — В монастырь приходят к Богу.

Все начинается с молитвы

Школьное здание из красного кирпича было построено в 1912 году, до 80-х годов прошлого века здесь учились местные ребятишки. К осени здесь должна начаться перестройка. Планируется сделать кельи для монахинь и послущниц, оборудовать трапезную и комнату отдыха для трудников, приезжающих поработать на восстановлении храма, помочь монашеской общине.

— Надеюсь, будущим летом все преобразится, — говорит монахиня Феодосия. — Крышу силами епархии уже сделали, приостановили разрушение здания. Теперь восстановим печное отопление. Печки и свечки — аксиома выживания в монастырях.

Учитель принял постриг

Матушка Феодосия, в миру Ольга Новгородцева, окончила филологический факультет Челябинского госуниверситета. Работала учителем, потом корреспондентом заводской газеты, пресс-секретарем в ГУ МЧС по Челябинской области. В 2010 году приняла монашеский постриг.

В 2011 году правящий архиерей Феофан предложил создать в Булзях женский монастырь. По благословению владыки приехала в село матушка Феодосия — устраивать в селе монашескую общину. На этом поприще она трудится вместе со своей помощницей — послушницей Клавдией. Других насельниц пока нет. Хотя, как стало известно «Вечерке», желающих приобщиться к монастырской жизни немало.

— По какому принципу будете набирать в монастырь? — интересуюсь у монахини Феодосии.

— Никакой клич кидать не собираемся и объявления в газету давать не будем, — улыбается матушка. — Монашество — это призыв Божий. С чего начинается монастырь? С молитвы и уединения. Человек уходит из мира и посвящает жизнь служению Богу. Вот и все.

Иные родители желают отправить в монастырь «трудных» дочерей — на перевоспитание. Женщины, уставшие от борьбы за выживание в мирской суете, полагают найти успокоение в тихой обители.

— Монастырь — не исправительное учреждение. И от проблем в монастырь не уходят, — с ходу опровергает мирские заблуждения матушка Феодосия. — В монастырь приходят к Богу. Прежде чем принять важное для себя решение, стоит узнать, что такое монашеская жизнь, созвучна ли она вашему внутреннему настроению, чувствуете ли призвание. А вот приехать потрудиться — пожалуйста. Мы ждем добровольных помощников.

А они, действительно, очень нужны.

Вернись и проси прощения

Рядом на пригорке, у реки Синары, возвышается храм Покрова Пресвятой Богородицы. Прошло больше семидесяти лет с тех пор, как отслужили в нем последние молебны. Но ни снега, ни дожди, ни ветры не истребили былое величие храма. Даже в годы запустения притягивал он путешественников. «Паломники», напичканные идеями научного атеизма, считали своим долгом оставить автографы на стенах. Кроме банальных «наскальных» надписей типа «здесь был Вася», в алтарной части храма кто-то из туристов старательно вывел краской: «Любовь!», «Вернись и проси прощения…»

Сегодня храм возрождается. По благословению владыки Феофана руководит восстановительными работами председатель местной православной общины церкви Покрова Пресвятой Богородицы Николай Попов. Село Булзи — его родина. Здесь жили его предки, заселившие местность в середине XVIII века.

— Церковь строили на крестьянские деньги. В 1841 году она была освящена, — Николай Попов, как экскурсовод, проводит нас к самой старой — алтарной — части храма, где чудом уцелели древние фрески. — Село росло, поэтому в 80-е годы XIX века построили еще два придела.

В 30-е годы церковь оказалась под угрозой закрытия. Бабушка Николая Попова, послушница Ново-Тихвинского монастыря, собирала подписи в защиту храма. Подписалось почти все село. Но послушницу арестовали, а местные жители от страха стали обходить храм стороной. Церковь закрыли. Здание передали сельскому клубу.

— Церковную утварь стали использовать для атеистической пропаганды. Иконы растащили. Кресты срезали, колокола увезли на чугунолитейный завод в Касли. И ведь громили сами булзинцы, которые когда-то строили храм, — с горечью замечается Николай Юрьевич.

Ушла вера — опустело село. Зарастают бурьяном брошенные избы, в стенах разрушенных особняков пасутся козы… Сегодня осталось меньше тысячи жителей. Молодежь уезжает. Николай Попов, скорее, исключение. В прошлом директор сельхозпредприятия «Булзинское», он землю не бросил.

— Вы ведь фермер? — уточняю у собеседника.

— Крестьянин, — поправляет Попов. Иноземный синоним он не любит. — А крестьянство как класс у нас практически перестало существовать.

Но не все потеряно. Возродится храм — оживится жизнь на селе.

Цена возрождения

— Николай Юревич, вы, как предприниматель, просчитали, во что обойдется восстановление такого храма? — оглядываю разрушенные своды, проем вместо купола, сквозь который видно небо. Работы непочатый край…

— А вы под ноги посмотрите, — неожиданно предлагает мой собеседник. — Две недели назад здесь были кучи навоза. Приехали паломники из Челябинска со своими лопатами, местные подошли, трактора подогнали с телегами. Помолились, целый день работали и все вычистили. Оказывается, никаких денег не надо. Теперь пол щебнем будет засыпать: владыка выделяет небольшие средства. Для крыши лес я уже припас. Приезжает бригада строителей из Дагестана, будет свод закрывать. Все идет своим чередом, и никаких бешеных капиталовложений из бюджета не требуется.

Сейчас, например, трудятся студенты ЮУрГУ. Тележками вывозят землю, выравнивают площадку. В стройотряде ребята разного возраста — от первокурсников до выпускников, с разных факультетов. Но все они свой выбор сделали добровольно.

— Приятно осознавать, что участвуешь в восстановлении такого красивого сооружения, — объясняет свой выбор студент первого курса архитектурно-строительного факультета Антон Андреев. — И неважно, верующий ты или атеист. Церковь — это наша культура, наша история. Взять Европу — посмотрите, как там ухаживают за храмами. А у нас в свое время разрушили, списали на свалку истории. Это кощунство.

Будущий политолог, выпускник исторического факультета Денис Фархутдинов, 15 лет в осознанном исламе.

— Я родился в мусульманской семье, хожу в мечеть, эта религия мне близка, — говорит юноша. — Сейчас решил потрудиться на восстановлении православной церкви. Это мой личный выбор. Понимаете, можно строить мечеть, можно храм. По сути, это одно святое место — обитель Бога.

В тихом южноуральском селе Булзи создается женская монашеская община. Кельи насельниц, трапезную и хозяйственные помещения предполагается устроить на улице Ленина — одного из самых последовательных атеистов и борца против церкви.

В перспективе в селе планируется целый монастырский комплекс, объединяющий несколько зданий. Бывшая школа и школьный спортзал, от которого сегодня осталась лишь коробка без крыши, дверей и окон, а также еще несколько пустующих домов.

Проблема в том, что администрация Каслинского района все обращения православных о передаче недвижимости церкви оставляет без ответа.

— Мы писали еще на имя Александра Коробейникова, в то время главы Каслинского района, письма о передаче заброшенных разрушенных зданий, — комментирует Николай Попов. — Но вопрос не решен до сих пор. Раз в неделю, как на работу, хожу в администрацию, а что толку? Бывшую школу сейчас вывели из системы министерства образования, передали муниципалитету. Поскольку передать ее нам безвозмездно нельзя, мы согласились на аукцион. Но из-за чиновничьей волокиты уходит время. Дело к осени, надо подводить тепло, но здание-то нам еще не принадлежит.

Желающие потрудиться на восстановлении храма Покрова Пресвятой Богородицы могут обращаться по телефонам:

8-922-758-60-69 (председатель прихода Николай Юрьевич Попов);
8-932-30-30-605 (монахиня Феодосия).

Адрес храма: 456846, Челябинская область, Каслинский район, с. Булзи, ул. Пролетарская, 15.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск