Немытая угроза городу

10.08.2012 12:13 Автор: Наталья АНИКИНА.

Жители мегаполиса как на пороховой бочке: они рискуют подхватить вшей, чесоточных клещей, заразиться туберкулезом, желтухой и кишечными инфекциями. В особой группе риска – любопытные дети.

Летом Челябинск заполнили бродяги. К местным бомжам, выбравшимся на солнце из подвалов, канализационных люков и прочих подземных укрытий, присоединились «странники» из соседних областей и республик. Правда, босяки в живописных лохмотьях сегодня встречаются редко: в мусорных контейнерах, где предпочитают одеваться представители «дна», нынче много добротных футболок, штанов, курток. Зато остальные атрибуты бродячей жизни налицо — прокопченные лица, язвы и кровоподтеки на теле, смрадный запах…

«Биотеррористы» в городских кварталах

Такие «соседи» с удовольствием охлаждаются в фонтанах (там же с радостью плещутся дети), обматывают болячки грязным тряпьем вблизи магазинов, шерстят мусорные баки возле жилых домов. К слову, нередко сами жильцы, устраивая стихийные свалки, «приманивают» бомжей. Например, в районе торгового центра, в двух шагах от престижных башен-новостроек, — настоящая помойка. Пешеходная дорожка от подземного перехода на улице Братьев Кашириных до Свердловского проспекта, заросшая бурьяном, сплошь заваленная банками, бутылками, большими пакетами с отходами, — лакомое место для бомжей, ведь они существуют за счет сдачи посуды. Находки бродяги упаковывают в спортивные сумки, холщовые мешки и пакеты, а потом отправляются в приемные пункты вторсырья. Кстати, не так давно новый пункт открылся по улице Братьев Кашириных, 108, возле магазина «Магнит». Об этом рассказала челябинка Марина, живущая в этом районе. Разумеется, не рекламы ради.

— Наша жизнь просто превратилась в ад, — возмущается Марина. — Бомжи тащат на этот пункт всю свою добычу. Тут же «сортируют» ее. Вокруг шум, вонь, грязь. Контингент вызывает отвращение: разбитые, опухшие физиономии, руки покрыты коростой. У всех точно букет инфекций. Страшно. И за себя, и за детей.

Вечером бродяги пропивают прибыль, не отдаляясь от городских кварталов. После трудового дня встретить безмятежные компании можно, например, в квадрате улиц Каслинской, Калинина, Свердловского и проспекта Победы. Лавочки во дворе управления Пенсионного фонда Курчатовского и Калининского районов, которое находится в этом квадрате, по вечерам осаждает народ, не озабоченный пенсионными вопросами. За забором ведомства разводит костер другая «прокопченная» компания. Когда стемнеет, бездомные горожане устраиваются на ночлег. Отслужившие свой срок машины, брошенные во дворах, — отличное летнее убежище. Иные располагаются в песочницах «под грибком», на лавочках. На рассвете, чтобы избежать разборок с собственниками жилья, бомжи покидают лежбище, оставляя после себя вонючие подстилки и отходы жизнедеятельности.

Бродяги с мешком инфекций

Повезет местному населению, если двор постоянно убирает старательный дворник. А если такового нет? Придомовая территория становится зоной повышенной опасности. Каждый взрослый знает; бомжи страдают педикулезом, могут быть разносчиками инфекций — туберкулеза, чесотки, дифтерии и других. Но как это объяснить малышу, норовящему закутать куклу в грязную тряпицу из песочницы, примерить рваный ботинок или кепку, которую оставил во дворе незваный гость?

Как поясняет главный фтизиатр Челябинской области Марина Лехляйдер, у большинства людей без определенного места жительства хронический туберкулез. Однако в противотуберкулезные диспансеры нашего региона за год попадает 50 — 60 представителей этой категории. Опустившиеся, деградирующие люди без паспорта и полиса за медицинской помощью, как правило, не обращаются. В больницу их доставляет скорая, которую вызывают добропорядочные граждане.

— Даже если у человека нет никаких документов, мы в лечении не отказываем, — говорит Марина Лехляйдер. — Причем такие пациенты могут находиться в диспансере до года. Им все предоставляется: жилье, полноценное питание, лечение. Казалось бы, что еще надо? Но часто так бывает: поступил бомж, его отмыли, выделили койку, начали лечение, а он чуть оправился — и сбежал. Конечно, мы сообщаем в полицию. Да где его, бродягу, разыщешь?

Еще одна «бездомная» проблема — чесотка. Чесоточный клещ легко передается от человека к человеку при тесном контакте. Между тем иные любопытные мальчишки, измученные бездельем в летние каникулы, охотно тусуются в романтической компании бомжей. Заполучить к началу учебного года клеща ничего не стоит.

— Чесотка — заболевание, которое достаточно быстро лечится, но после лечения требуется наблюдение в течение 45 дней, — заверяет заместитель главного врача по эпидемиологическим вопросам областного кожно-венерологического диспансера № 3 Лилия Шагеева. — Но бомжи к нам практически не обращаются.

Буря в больнице

Зато бригады скорой работают с этим контингентом постоянно. Случается, что к одному пациенту без определенного места жительства медики вынуждены выезжать по нескольку раз в день.

— Буквально на этой неделе сердобольные челябинцы вызвали скорую для пострадавшей с сомнительным социальным статусом. У нее была разбита голова. Мы, естественно, не имеем права отказать в медицинской помощи, — рассказывает главный врач городской станции скорой медицинской помощи Елена Ершова. — Наша бригада отвезла больную в стационар. Не прошло и часа — опять звонок. Оказывается, женщина пришла в чувство, ушла из больницы, на улице ей снова стало плохо и сочувствующие горожане вновь обратились в скорую.

По словам Елены Ершовой, подобные вызовы — одни из самых хлопотных в службе. Во-первых, дурно пахнущих пациентов приходится «упаковывать» в пленку наподобие парниковой, а потом проводить тщательную дезинфекцию в салоне. В стационарах бомжей воспринимают как стихийное бедствие. Персонал таких больных, мягко говоря, не любит: грязные, завшивленные, полиса нет (значит, деньги вслед за пациентом в лечебное учреждение не пойдут), после выписки идти им некуда. Замкнутый круг получается. На лечение уходят средства, а в результате пациенты снова возвращаются к прежней жизни, вновь цепляют заразу и по-прежнему создают угрозу для общества.

Бродяжничество — это болезнь, от которой нет лекарства. Бомжи существуют и в развитых странах Запада.

— На мой взгляд, нам пора перенимать опыт цивилизованных стран, создавать мобильные службы для бездомных, где они смогут пройти санобработку, переночевать и получить питание, — считает Елена Ершова и предлагает приспособить одно из пустующих лечебных учреждений в отдаленном районе города для бездомных пациентов. — Чтобы наши сотрудники могли везти их в определенное для них место, а не развозить по всем больницам. Выгоднее оказывать своевременную медицинскую помощь, чем тратиться на борьбу с инфекционными заболеваниями, разносчиками которых они могут стать.

Кстати, на федеральном уровне поднимается вопрос о создании единой базы данных лиц без определенного места жительства. Идентификация позволит узнать, откуда приехал этот человек, чем болен и так далее. Но пока это только на уровне разговоров. А закон не запрещает каждому гражданину вести такой образ жизни, какой он считает нужным, в том числе спать на лавочках и детских площадках, растаскивать грязь из мусорок и так далее, если, конечно, он при этом не совершает правонарушений и преступлений.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск