О тех, кого ломали, но не сломили

20.03.2012 14:06 Автор: Наталья ФИРСАНОВА О тех, кого ломали, но не сломили

Подпольные храмы, тайные богослужения в лагерях, елка как оружие духовного сопротивления - неизвестные страницы церковной истории раскрывает выставка «Неперемолотые. Опыт духовного сопротивления на Урале в XXвеке», которая на прошлой неделе открылась в Челябинске. Инициаторы проекта – сообщество верующих Екатеринбурга, объединенное в Преображенском содружестве малых православных братств.

Интересно, что выставка имеет прямое отношение к нашему городу. Собираясь на мероприятие, автор этих строк попыталась «проанонсировать» экспозицию коллеге:

- Речь идет о судьбах людей, которые пострадали за веру в годы репрессий. Представляешь, есть даже раздел о наших современниках. Один молодой человек, студент ВГИКА, был исключен из вуза за религиозную деятельность, оказался в лагере и был освобожден только в 1985 году. К сожалению, не помню его имени.
- Наверно, Александр Огородников, - неожиданно подсказала Галина Лисина. – Я его знаю. Судьба случайно свела с ним. Тогда, в 70-е, он уже был правозащитником, выпускал самиздатовский религиозно-философский журнал. Он говорил по тем временам крамольные вещи. Например, от него я впервые узнала историю расстрела царской семьи, в том числе малолетнего царевича Алексея. Я была потрясена. Ведь в школе нам об этом не рассказывали…

Удивительные события происходили и на выставке. В день открытия сюда пришла прихожанка челябинского Свято-Васильеского храма Лидия Трофимовна Лях. Она изображена на одной из фотографий выставочного стенда, посвященного архимандриту Тавриону (Батозскому). В 50-е годы Лидия Трофимовна жила в Прибалтике и была помощницей отца Тавриона. Священнослужитель провел в лагерях в общей сложности 30 лет. Выжил и после освобождения находил силы принимать до 600 паломников в день.

А житель Копейска пенсионер Анатолий Анатольевич Галанин оказался наследником по прямой сразу двух героев выставки. Его дед, священник Федор Суханов, служивший в церкви в Харлушах, был расстрелян в 1919 году. Судьба родного дяди, священника Михаила Суханова, поистине уникальна. После расстрела отца Федора его сын Михаил стал странствующим, тайным священником. Он ходил по деревням, расположенным близ Челябинска, крестил, отпевал, совершал требы. При этом нигде не задерживается дольше одного дня. Отец Михаил преследовался властями, еще в 30-е годы был выдан ордер на его арест. Но поймать его так и не смогли, он умер в 50-е годы, будучи свободным человеком.

О подвиге своих родных Анатолий Анатольевич узнал только в 2008 году, когда рассекретили дела священников. До этого тема в семье была закрытой.

- Дома не сохранилось ни одной фотографии Михаила и Федора. Мама уничтожила все, что касалось ее отца и брата, - рассказывает Анатолий Галанин. - Она была директором копейской школы № 16. Очень боялась, что правоохранительные органы, узнав, что она дочь и сестра священников, арестуют ее, и мы останемся сиротами.

По словам челябинских архивистов, у многих жителей Южного Урала сохранились семейные реликвии, связанные с репрессированными родственниками. Но история большинства предметов покрыта тайной.

- Пять лет назад, к 70-летию начала массовых репрессий, мы устраивали выставку «Большой террор. Трагические страницы истории Челябинской области», - говорит первый заместитель председателя Госкомитета по делам архивов области Галина Кибиткина. – Люди приносили вещи. Вот, например, лоскуток вышитой рубашки. Как показала экспертиза, это епитрахиль (обязательная принадлежность богослужебного облачения священника). Ее тайно вышивали в тюрьме, где священники нелегально совершали таинства. Или большой деревянный чемодан – по сути, в нем «помещалась церковь», то есть все необходимое для богослужения.

Эти и другие реликвии сотрудники нашего архива передали организаторам выставки. «Неперемолотые» побывали во многих городах России: в Москве, Санкт-Петерубурге, Твери, Пскове, Екатеринбурге и даже в мемориальном музее «Следственная тюрьма НКВД» в Томске.

- Выставку открывает календарь за 1916 год. В нем даты, значимые для того времени: 115 год уничтожения пыток в России, 55 год отмены крепостного права, 52 год отмены телесных наказаний и введения гласных судов, - знакомит с экспозицией автор выставки Оксана Иванова. - Но уже через два года мы видим записи в церковной метрической книге: «Священники убиты большевистской гвардией…».

Боролись не только с людьми, уничтожали иконы. Их расстреливали, уродовали лики. В одном из уральских городов в наши дни во время реконструкции храма нашли замурованный в стене образ.

- Вероятно, в годы репрессий это было распространенным явлением, - отмечает Оксана Иванова. - Чтобы сберечь иконы от осквернения, их прятали в стенах храма.

Удивительное «оружие» духовного сопротивления - рождественская елка. Оказывается, и она попала под колесо репрессий. В 1932 году была объявлена безбожная пятилетка, зеленый символ рождества попал под запрет. Но люди тайком продолжали наряжать елку к празднику. И власть пошла на уступки.

Горстка ягод и кусочек хлеба – еще одно свидетельство того, что даже в тюремных условиях служилась Божественная литургия, верующие причащались тайком от лагерного начальства. Вместо вина использовали лесные ягоды и пайку хлеба.

- Экспонаты выставки напомнили мне детство, начало христианского пути, - поделился впечатлениями наместник Свято-Симеоновского собора, игумен Иннокентий Васецкий. – Я тогда встретился с удивительным священником, который десять лет провел в лагерях за веру, слушал его рассказы об этом скорбном времени. Очень точное название выставки - «Неперемолотые». Адская идеологическая машина, действительно, пыталась разными путями перемолоть людей. Но сломить их не смогли. Поэтому нам важно сохранить память о них, чтобы не повторять ошибки предков.

Экспозиция представлена в Челябинском областном краеведческом музее. Выставка будет работать до 15 апреля.

Фото Лидии МУХАМАДЕЕВОЙ

Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск