Челябинский аэропорт назовут именем Бориса Ельцина

30.09.2008 12:58 Автор: Сергей КЛИМАКОВ, кандидат исторических наук, доцент ЧГАКИ

Челябинску по силам бороться за известность и конкурировать в глобальном, общемировом масштабе, отмечает мэр Михаил Юревич в предисловии к только что подготовленной концепции стратегии развития города до 2020 года. Оправданность и своевременность этой вводной не вызывает никаких сомнений.

Позитивный глобальный имидж – это важнейший фактор преимущества в большом соревновании за туристический траффик, квалифицированную рабочую силу, инвестиции. Это прилив гордости, испытываемый челябинцем, услышавшим имя своего города вдали от родины, где-нибудь на Сейшельских островах или в Марокко.

Имидж может придти сам собой. Но какой и как скоро? Во избежание опасности непредсказуемости (вспомните медиа-фон вокруг трагедии с солдатом Сычевым) стоит, очевидно, самим продумывать цели и технологию имиджевой работы. В этой связи перспективным направлением нам видится формирование, или, лучше, использование уже сложившихся глобальных контекстов с вписанным туда именем «Челябинск». Для примера: один контекст, правда, только национального масштаба, за нас уже сотворил «Камеди клаб» – и умри этот проект завтра, все равно, еще должны пройти годы, прежде чем Челябинск перестанет ассоциироваться у россиян в своей массе с «суровыми мужчинами» и «Иваном Дулиным». Хорошо еще, конечно, что ТНТ – это не Си-эн-эн.

По делу. В мире, пронизанном транспортными коммуникациями, самым быстрым средством передвижения остается самолет. Рост темпов жизни и экстра-мобильность низводит сегодня аэропорты до уровня естественных, обыденных, наподобие супермаркета или кинотеатра, объектов окружающего людей пространства. С другой стороны, воздушные ворота – главные ворота города и региона, парадный вход для гостей со всего мира. Осмысление данной тенденции ведет к тому, что аэропорты, их названия и концепции развития, все чаще целенаправленно увязываются с программами регионального и национального маркетинга. Чего стоит хотя бы присвоения аэропорту Белфаста имени выдающегося ирландского футболиста Джорджа Беста, а аэропорту Донкастер в Великобритании – Робин Гуда, недавняя идея в этой же стране назвать аэропорт Уэльса по имени уроженки этого края, знаменитой голливудской актрисы Кэтрин Зета-Джонс…

В целом, в мире, по разным оценкам, до сотни аэропортов имеют собственные наименования, не связанные с их географическим местоположением. Более того, отдельные из этих имен вышли в уверенное «самостоятельное плавание» и уже по ним самим идентифицируются страны и города. Мы слышим «аэропорт Кеннеди» – и зримо представляем США и Нью-Йорк, «Леннон» – Англия и Ливерпуль, «Шарль де Голль» – Францию и Париж, «Бен-Гурион» – Израиль и Тель-Авив, «Хосе Марти» – Кубу и Гавану…

Челябинскому аэропорту, по нашему убеждению, необходимо такое имя - региональный идентификатор. Отрадно, что сегодня аэропорт уже сменил вывеску «Баландино» на «Челябинск». Но для мировой узнаваемости этого явно недостаточно. Что говорит «Челябинск» среднестатистическим Майклу или Мэри, для которых все города восточнее Москвы на одно лицо, с людьми в телогрейках, санями-розвальнями и медведями на улицах? Здесь требуется имя из глобального медийного контекста. Образ, который показывали и показывают мировые телеканалы, описывала и описывает мировая пресса. По пути Кардиффа мы, конечно, не пойдем (а в данном случае можно было назвать, например, Малкина или Кокляева). «Аркаим» – достойное название – но еще слабо медийно раскрученное не только на Западе, но и в самой России. В его продвижение нужно еще вкладываться (выкупленными полосами «Тайм» и «Шпигель», сериями фильмов «Нэшнл Джиографик» и т.п.) – хотя подспорьем тут может выступить новая геополитическая концепция России с Аркаимом как историческом центром оси Китай-Россия-Иран.

У нас есть свой вариант названия: «Борис Ельцин». Имя первого президента России не только широко известно, но и популярно и привлекает внимание во всем мире, отношение к нему заинтересованное и скорее положительное. Ельцин – коренной уралец, с определенной натяжкой наш земляк (в 1931 году, когда он родился в с. Бутка, все регионы Урала входили в единую Уральскую область после дробления которой Бутка четыре года находилась в составе Челябинской области). Называть аэропорты именами выдающихся национальных общественных и политических деятелей – распространенная общемировая тенденция. Ельцин вошел в историю как отец-основатель новой российской государственности, и укреплению этого основания через увековечение его имени российская власть придает особое значение (проследите: прямая ТВ-трансляция панихиды, проект национальной Президентской библиотеки им. Ельцина, центры исторического наследия президентов…)

Безусловно, аэропорту «Кольцово» имя первого президента пристало куда больше нашего. И вариант этот в Екатеринбурге в прошлом году активно обсуждался, наряду с присвоением имени Б.Н. Ельцина улице, вузу и метро. Руководство аэропорта было «за», но… Члены семьи, видимо, остановили свой выбор на Уральском политехническом институте – вузе, связавшем судьбу Бориса Николаевича и Наины Иосифовны; муниципалитет же назвал именем Ельцина улицу в центре города. Также уже объявлено о многомиллиардных проектах в Екатеринбурге теннисного центра им. Ельцина и центра исторического наследия Ельцина. В таких условиях аэропорт будет выглядеть явным перебором. И в этом, на наш взгляд, стратегическое упущение свердловчан, проигнорировавших лучшую и самую простую возможность глобальной идентификации. Ведь миллионы людей каждый день будут видеть на табло и запоминать: «Аэропорт Ельцина? – Йес, Россия, Екатеринбург».

А может, все-таки, Челябинск? Почему бы и нет… По крайней мере, исторических прав больше, чем у Ханты-Мансийска или Красноярска. Имя Ельцина поднимает статус аэропорта, оно показательно как претензия объекта на лидерство. Что, кстати, полностью увязывается с анонсированными перспективными планами сделать из «Челябинска» центральные воздушные ворота Урала. С технической точки зрения также несложно – достаточно согласия учредителей аэропорта. Далее, укрепится связка города с влиятельной в политическом и экономическом отношениях группой в системе российской власти, не исключена материальная поддержка с ее стороны (после переименования УГТУ-УПИ Фонд Ельцина финансирует здесь отдельные направления, например, по жилью для преподавателей). Под уже готовое имя можно будет разработать и реализовать концепцию модернизации аэропорта с уникальным и эффектным лицом.

Идея, конечно, неоднозначна. Она родилась в связи с началом обсуждения концепции стратегии развития города до 2020 года и рассматривается как имиджевый инструмент только в его рамках. Челябинскому аэропорту нужно свое имя-идентификатор. И, пусть с исторической и политической точек зрения страсти по первому президенту никогда не улягутся, с точки зрения маркетинга региона имя Б.Н. Ельцина может удачно выступить таким маркером и помочь Челябинску в глобальном соревновании мегаполисов.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск