Все «спецсубъекты» под контролем

02.08.2006 Автор: Ирина БЕРЕЖНАЯ Все «спецсубъекты» под контролем

Отныне глав городов и районов (в прокуратуре их называют спецсубъектами) будут водить на экскурсии в тюрьмы, чтобы они имели представление о том, как чувствуют себя их бывшие коллеги-взяточники. Эта идея по профилактике коррупции была всказана на совещании нового генпрокурора и уральских силовиков в Екатеринбурге. О чем еще говорилось за закрытыми дверями, нам рассказал очевидец события - прокурор Челябинской области Александр Войтович.

Новые взгляды генпрокурора

Совещание в Екатеринбурге 27 июля получилось совсем не таким, как ожидали 120 собравшихся глав милицейских и надзорных ведомств. Встречались чины в аппарате полпреда Латышева. Происходящее транслировалось в режиме «видеоконференции» на все регионы. Челябинские работники прокуратуры, к примеру, наблюдали за совещанием в специальном зале «Связьинформа».

Обычное официозное мероприятие обернулось самым настоящим разбором полетов. Новый генпрокурор Юрий Чайка указал на недопустимо высокий процент роста преступности в Уральском округе. К примеру, Свердловская область по числу преступлений сейчас находится на первом месте после Москвы. Тюменская – на пятом. Челябинская – на десятом. С начала года на Урале увеличилось количество тяжких и особо тяжких преступлений, причем более половины из них остались нераскрытыми. Самое скверное, как заявил Юрий Чайка, что от наказания ушли тысячи преступников. В то же время набирает силу организованная преступность, незаконный оборот наркотиков, растет количество пропавших без вести людей - три тысячи человек только в УрФО.
Из положительных моментов названы сокращение на 12 процентов умышленных убийств и на 11 - случаев причинения тяжкого вреда здоровью, повлекших смерть. В результате удалось сохранить около 500 человеческих жизней.

- В Уральском федеральном округе самая высокая преступность по России. Такие данные озвучил в своем докладе замгенпрокурора Золотов, - рассказывает Александр Войтович. - В Челябинской области рост преступности к уровню прошлого года составил 15 процентов. И в прошлом году был рост. Второй год идет снижение умышленных убийств, тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Однако мы – в первую очередь милиция и прокуратура как координирующий орган – не смогли, к сожалению, снизить количество краж, грабежей, разбойных нападений. Как положительную тенденцию генпрокурор отметил работу в плане профилактики преступности. Мы стали больше заниматься налоговыми преступлениями, возросло количество выявленных экологических преступлений, дел экономической направленности. К тому же мы наладили связь со школами, дачными кооперативами. Проводили дни открытых дверей, когда люди шли и рассказывали о тех преступлениях, по поводу которых они обращались в милицию, но должного понимания не нашли. Таких преступлений за год собралось 9 тысяч. Такие меры тоже сказались на росте выявленных преступлений. Одна из высказанных нам рекомендаций - усилить координирующую роль прокуратуры.

- Что это будет значить?

- Задачи и роли будут рассматриваться в другой плоскости. К примеру, профилактика преступлений средней тяжести ведет к спаду тяжких преступлений. Если преступник совершил одно преступление, второе, третье небольшой тяжести, то можно ждать от него совершения более тяжкого преступления. Изменятся походы к решению наших задач. Сейчас ждем совместного приказа по всем ведомствам.

Конкретно о работе областных прокуратур округа Чайка не высказывался. Лишь после общего собрания прокуроры собрались в тесном кругу и обсудили насущные проблемы. По словам Александра Войтовича, разговор был доброжелательным, на все вопросы генпрокурор ответил и сообщил, что главный критерий, по которому он оценивает работу своих подчиненных, это честность, порядочность, преданность делу и профессионализм.

Наглядная агитация для чиновника

Вопрос разгула коррупции в УрФО занял заметную часть во всех докладах. Юрий Чайка и Рашид Нургалиев обратили внимание на увеличение количества экономических преступлений и организованную преступность, которая оказывает сильное давление на экономику и политику Уральского региона. И хотя правоохранители передают в суды все больше таких дел, эта работа на сегодняшний день названа генпрокурором «видимостью борьбы с преступностью». По его словам, силовики пока лишь «оперируют массой цифр, за которыми нет конкретных результатов».

- Фактически уже на следующий день нам озвучили задание генерального в этом плане. Будем вести профилактическую работу, надзирать за соблюдением ограничений, которые прописаны в законах о госслужбе и о муниципальной службе. Много говорилось и о национальных проектах. В этом плане будем контролировать финансы, каждую копейку, чтобы – упаси господь – она куда-то не ушла. За нецелевое использование денег с чиновников будет жесткий спрос. Факты растрат и превышения полномочий также будем выявлять и пресекать на корню. Работа по чиновникам, которые занимаются мздоимством, будет продолжена самым непосредственным образом. Уже в течение месяца мы должны обобщить работу, выявить новые факты. В Челябинской области этот процесс не останавливался никогда. Дела периодически возбуждаются. Кому-то, конечно, хотелось бы, чтобы они возбуждались ежедневно или ежечасно, но тогда чиновников скоро не останется, работать в госслужбу никто не пойдет, - засмеялся областной прокурор. – По профилактике и предупреждению фактов коррупции собираемся работать совместно с органами госвласти. Даже генеральный сказал: «Соберите-ка своих глав муниципальных образований и отвезите их в сизо, в тюрьмы. Покажите, как и где сидят их бывшие коллеги-взяточники». Эту форму я, наверное, предложу Петру Ивановичу Сумину на ближайшем совещании глав районов и городов. Иногда, мне кажется, чиновникам не мешало бы по тюрьмам походить. Я же хожу каждый месяц…

«Своих от армии бережем»

- К созданию отдела по коррупции уже приступили?

- Нет. Пока его функции выполняет и будет выполнять отдел по расследованию особо важных дел. Но в структуре уже идут изменения. Генеральный говорил о необходимости уйти от палочной системы, от большого количества выхода дел в суды, за которым мы гнались при Устинове. Каждый следователь был обязан в месяц отправить в суд не менее двух дел. Чайка категорически запретил брать дела не нашей подследственности. Кроме этого, он удовлетворил мое ходатайство о сокращении 50 следователей в пользу помощников прокурора в суде. С учетом того, что у нас в области образовался государственный апелляционный суд, мы создали еще один отдел по арбитражному надзору.

- Насколько мне известно, процесс перевода следователей в помощники уже начался, и уже появились проблемы.

- Да, проблема возникла. Когда я работал прокурором Камчатки, принципиально не брал на следствие девчонок. Мне казалось, это скорее мужская работа. Так дело поставил и здесь, хотя немало девушек все-таки следователями работают. Но, конечно, в основном – молодые ребята до 27 лет. Они находятся в призывном возрасте, и если их переводить в помощники, им придется идти в армию – от призыва среди прокурорских работников освобождаются только следователи. Учитывая этот факт, мы предложили перейти в помощники и ходить на любимый мною уголовно-судебный надзор девушкам. А эти девчушки, прокурорские работницы, отказываются! Сериалов наших насмотрятся, где выступает женщина-следователь Анна Ковальчук – ха-ха! – и берут с нее пример.

- Но все-таки нашли 50 девушек?

- А мы по 25 сделали, плюс ребята старше 27-ми. Думаю, в течение двух недель проблему решим.

Граждан защитят от чиновников

О создании нового управления в генпрокуратуре – по надзору за соблюдением прав и свобод человека – на совещании также было сказано немало. Нововведение фактически демонстрирует, что защита интересов граждан становится первоочередной задачей прокуратуры. Об этом заявил и Юрий Чайка сразу же после своего назначения, сказав, что правозащитная функция – одно из направлений, на котором «должны быть сконцентрированы главные усилия». Известно, что ведомство намерено плотно работать с правозащитными организациями. Ряд экспертов отмечает, что генпрокуратура таким образом стремится отсечь нелояльные власти НКО от правозащитной деятельности. Это подтверждает уже обозначенный круг правозащитников, с которыми генеральные законники будут работать: Общественная палата, Федерация профсоюзов и представители Русской православной церкви. О «власть критикующих» забыли. Впрочем, никаких подводных камней прокурор Челябинской области в создании правозащитного управления не видит. По мнению Александра Войтовича, сделано это для того, чтобы российская прокурорская система стала похожа на цивилизованную западную.

- У нас в областной прокуратуре такое управление создано еще два года назад, - рассказал Александр Петрович. - В управлении несколько отделов: по защите конституционных прав и свобод граждан, по выявлению преступлений в налоговой сфере, на транспорте, в области предпринимательства и экологии. Об усилении же правозащитной функции прокуратуры заговорили исходя из нового, другого видения будущего генеральной прокуратуры. Система, как сказал Чайка, должна вписываться в цивилизованную систему мировой прокуратуры.

- Что это значит?

- Главный упор сделаем на защиту прав и свобод человека и гражданина. Усилим приоритеты, которые обозначены президентом. В ближайшем будущем следствие отойдет в следственный комитет – это неизбежно. Прокуратура будет заниматься только коррупцией и спецсубъектами – главами администраций, чиновниками, работниками правоохранительных органов, судов. Мы смотрим и будем смотреть и за тем, чтобы лица, которым дано право принимать те или иные нормативно-правовые акты, ни в коей мере не нарушали права жителей региона, области, города. Это в первую очередь. Установим контроль и за депутатским корпусом. Генеральный сказал, чтобы мы больше участвовали в законотворческой деятельности, комиссиях, комитетах. Мы это делаем. Работаем с областным Законодательным собранием, с городской администрацией и думой. В общем, цель Чайки – создать прокуратуру по образу и подобию прокуратур Америки, Китая, Франции, Германии. Там прокуроры следствием не занимаются. Мы же, кроме дел своей подследственности, вынуждены вести дела по безопасным товарам, по шашлычникам, контрафактной продукции. А раньше этим занимались участковые милиции, это была протокольная форма досудебной подготовки материала, вроде упрощенного расследования. Нам это нужно? Я думаю, что не совсем. Право прокурора – оставить в производстве самое актуальное, важное уголовное дело. Это наиболее разумный подход.

С наркоконтроля сбили спесь

Бездействие органов правопорядка, по мнению московских гостей, стало причиной многих проблем в Уральском регионе. В частности, замгенпрокурора Юрий Золотов в своем докладе отдельно высказался об обстановке с задержанием наркокурьеров и партий психотропных средств: «Порядка 70 процентов случаев по выявлению партий наркотиков завышено, завышена самооценка наркоконтроля и результат. К тому же, чаще всего, правоохранительные органы задерживают не организаторов и ответственных лиц, а рядовых наркоманов». По данным генпрокуратуры, в Челябинской, Курганской областях, ХМАО и ЯНАО наблюдается резкий рост числа смертей от передозировок наркотиков.

- Золотов негативно отозвался о деятельности органов наркоконтроля. А Чайка, случайно, никаких новостей о прошедшей проверке челябинской наркополиции не привез?

- Нет, об этом он ничего не говорил. А вот Юрий Михайлович Золотов, действительно, дал жесткую оценку наркоконтролю, - рассказал Александр Войтович. - Его беспокоит тот факт, что, несмотря на рост количества возбужденных уголовных дел, продолжается увеличение количества смертей от передозировок. Это в целом картина для УрФО. Но это минус и общественности, и всем правоохранительным органам. Нам тоже надо усиливать координирующую роль по борьбе с наркопреступностью.

Среди первоочередных задач, на которые прокуроры будут отныне обращать внимание, генпрокурор также обозначил популярное ипотечное кредитование, незаконную торговлю на федеральных трассах, производство и распространение фальшивого алкоголя, борьбу с невыплатами зарплаты. Всюду грянут очередные проверки.

За политические интриги - увольнение

- Александр Петрович, а вам не кажется, что органы прокуратуры становятся слишком политизированными?

- Я не представляю прокуратуру вне политики. Мы участвуем во всех политических процессах, в том числе в выборных кампаниях. Но только с точки зрения соблюдения законности этих процессов. А то, что кто-то пытается любое громкое дело в отношении какого-то важного человека, которое мы расследуем, назвать политическим заказом, – полная чушь. Люди, кривя не совсем чистой душонкой, сами пытаются политически окрасить нашу работу. Но когда я только пришел на должность областного прокурора, сразу сказал: если кто-то из моих подчиненных будет принимать участие в политических интригах, сразу будут уволены.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск