На свидетелей давят?

14.07.2006 Автор: Мария ЦАПОВА На свидетелей давят?

Очередной свидетель по делу Сычева отказался от показаний. Самый громкий процесс о дедовщине с каждым днём запутывается всё больше.

На предварительном допросе свидетель Кузнецов рассказывал, что был очевидцем избиения Сычева. А в суде заявил, что ничего не знает. На вопрос, почему на следствии он рассказывал неправду, Кузнецов ответил, что следователь Егоров на допросе выбил из него такие показания. Только вот описать своего обидчика Кузнецов не смог. И даже не вспомнил суть разговора с ним. И не удивительно. Потому что, как оказалось позже, Егоров никогда не допрашивал Кузнецова. После признания следователя Кузнецов подтвердил показания, данные на предварительном опросе.

Вчера же был допрошен еще один из свидетелей – рядовой Павел Белослучев. Во время следственного эксперимента он был понятым. Павел в корне опроверг показания свидетелей Доджиева и Никитина, которые утверждали, что при проведении допроса были допущены процессуальные нарушения. На свидетелей якобы оказывалось давление и им не зачитали права. По словам Павла, давление на свидетелей сторона обвинения не оказывала.

Также были зачитаны заявления Горлова, Дорджиева, Макарина и Никитина, в которых они просили перевести их в другую часть, потому что боялись давления. Прежде Дорджиев и Никитин отказывались от того, что писали такие заявления. А потом Дорджиев признался – документ писал, но просто забыл. Никитин продолжает настаивать - такого заявления не было. Хотя признает и свой почерк, и подпись.

Также вчера были опрошены врачи. Напомним, сначала Андрея Сычева осматривали именно военные медики. Они и поставили солдату диагноз – «острый восходящий тромбофлебит». И первые дни усиленно лечили Сычёва от этой болезни. Только вот состояние Андрея становилось всё хуже и хуже.

На заседании суда первым допросили Михаила Логиновских, полковника медицинской службы танкового института. По его словам, солдат с подобным диагнозом он уже лечил. Лучше больным становилось уже на следующий день. Но так как состояние Андрея ухудшалось, его отправили в городскую больницу №3. Пока остается неясным, каким образом произошло сдавливание пальцев руки, которые были удалены.

Третий допрошенный врач городской больницы Ринат Талипов версию об избиении подтвердил. Он рассказал, что при осмотре обнаружил на правой ноге солдата гематому. Левая к тому моменту была уже вся синяя. Талипов подтвердил и наличие у Сычева специфических повреждений. Их можно расценивать двояко: это могло быть результатом изнасилования или следствием обезвоживания, которое является одним из симптомов позиционного сдавливания.

Свидетельские показания об изнасиловании Андрея также были сказаны. Однако сделать из них вывод о действительном изнасиловании нельзя – слишком все запутано. При попытке адвокатов Сивякова зачитать эпизоды дела, связанные с интимными моментами, сторона потерпевшего заявила ходатайство о рассмотрении их в закрытом режиме.

Какой вердикт вынесет суд, не знает ни один из адвокатов, в том числе и московский адвокат Андрея Евгений Белов (на снимке). У него создается впечатление, что свидетели постоянно что-то недоговаривают. И даже Теймураз Багыллы заместитель председателя комиссии по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и взаимодействию с судебными органами Общественной палаты области не решается высказать какое-либо своё заключение. Хотя он бывший судья и постоянно присутствует на суде по делу Сычёва. Теймураз Багыллы считает, что всё-таки давление на свидетелей оказывается. Причём как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

Состояние самого Андрея врачи расценивают как стабильное. Ход процесса ему ежедневно по телефону сообщает сестра Марина Муфферт. Также он уже сам просматривает газеты и новостные программы.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск