При поддержке Гранада Пресс
Автор: Ирина Дурманова

Алексей Водовозов: Мы остались в средних веках, разница лишь в интернете

Знаменитый научный журналист и военный медик – о коварном коронавирусе, диарее путешественников и профилактике джетлага.
Алексей Водовозов: Мы остались в средних веках, разница лишь в интернете

Ковидная история изрядно подпортила любимый вид отдыха, отмечает Водовозов. Фото Дмитрия Куткина (Вечерний Челябинск)

В конце минувшей недели в Челябинске после четырехлетнего перерыва прошел научно-популярный фестиваль «Кстати», организованный Информационным центром по атомной энергии при поддержке Госкорпорации «Росатом». Такие фестивали проходят в нескольких российских городах. 

Цель – популяризация науки. Формат легкий, даже веселый, потому что о серьезных вещах здесь принято говорить простым языком. Приезжие спикеры владеют им в совершенстве. Наша встреча проходила за пару часов до начала телемоста «Путешествие глазами врача», одним из ведущих которого стал наш собеседник - военный медик, научный журналист Алексей Водовозов.

-  Мы говорим о том,как организовать безопасное путешествие, – поясняет Алексей Водовозов. – Тема сегодня звучит особенно актуально, потому что вся эта ковидная история изрядно подпортила наш любимый вид отдыха.С участниками конференции мы беседуем о том, как минимизировать риски, если вы собираетесь в дорогу. Конечно, с научной точки зрения. Надо понимать, люди годами живут в своей популяции, у них сформирован некий популяционный иммунитет.В новом месте они попадают в иную среду, тот же коронавирус, он везде разный. И второе, если мы пройдемся от Италии до Скандинавии, у людей и привычки, и обычаи очень сильно отличаются. Скандинавские страны говорят: «Посмотрите, как мы прекрасно справились с ковидом». Есть такая шутка, что в Швеции было очень трудно держать социальную дистанцию полтора метра, потому что обычно она три. Вот такой менталитет у них.

242810157_3098790420445403_806989540215684026_n.jpg

Лекция прошла в уютном зале челябинского ИЦАЭ. Фото Дмитрия Куткина (Вечерний Челябинск)

- А мы не такие, мы обнимаемся

- Мы ближе к итальянцам, активно общаемся друг с другом, риск получения инфекции выше. Подавляющее большинство новых случаев заболевания – заражение в путешествиях. То есть когда человек перемещается на несколько сотен километров, он попадает в другую инфекционную среду.

- Мы же говорим о науке. Оперативное появление вакцины говорит о хорошем уровне российских ученых или противники вакцинации сопротивляются не напрасно?

-  Да, прививки появились очень быстро. Противники ставят это в укор научной среде, мол, запустили непроверенную вакцину.Но люди видят только то, что происходит сейчас.Мы должны знать, что векторные вакцины, такие как «Спутник», разрабатываются с 80-х годов прошлого столетия, мРНК-вакцины, такие как пфайзеровская - с конца 80-х. Получается, что мы прошли весь цикл исследования.   Pfizer и Спутник – это две топовые вакцины в мире. Первая показала себя лучше на начальном этапе, а Спутник сейчас, потому что он неплохо справляется с изменившемся вирусом. Они друг друга уравновешивают. Если бы политику откинуть и послушать науку, следует сделать микс из самых эффективных вакцин в мире. Мешают внешние факторы.

- И фейки..

— Это само собой. Мы как были в средних веках, так в них и остались. Разница лишь в интернете. С одной стороны, у нас есть достижения. С другой, и это ставится в укор науке, а почему до сих пор не научились лечить коронавирус? Давайте, не будем делать вакцину, потому что она ужасная. Будем лечить! Это заблуждение. Вирусы - это такая очень хитрая, внутриклеточная форма жизни, потому что вне клеток они вроде бы не живые.Они начинают размножаться и изменяться, когда попадают внутрь клеток. Они пользуются нашим инструментарием, нашими белками, нашими ферментами. Вирус создает себя из нас. И, если мы по нему бьем, мы бьем по себе.Получается, что наука дает нам инструмент в руки. А как мы с этим инструментом будем обходиться, это другой вопрос.

- О чем еще нужно говорить в теме о путешествиях?

- Говорить надо, к примеру, о таком явлении, как диарея путешественников. Почему она возникает, если вы переезжаете в отдаленный регион?  Опасность – не только вода, но и местная пища. Люди в разных регионах очень сильно отличаются по набору пищевых ферментов.  У местного населения сформированы определенные предпочтения, которые приехавшему человеку ничего, кроме вреда не принесут. Ну например, такое блюдо, как хакарл, популярное в Исландии. По сути, это протухшая акула. Ее прикапывают в песочек и выдерживают определенное время. Это связано с набором ферментов исландцев. Мы же можем получить, попробовав такую пищу, как минимум, кишечную инфекцию, как максимум, отравление. На нашем севере местное население употребляет сырую рыбу или другие экзотические блюда. Им это нужно, нам нельзя ни в коем случае.

242794605_3098799650444480_5581515923698209977_n.jpg

Интересного собеседника засыпали вопросами. Фото Дмитрия Куткина (Вечерний Челябинск)


- И это наука…

- Безусловно, мы можем рассказать, что и как делать правильно, с точки зрения науки. Скажем, тот же джетлаг. Десинхроноз, так называемый, когда мы пролетаем через большое количество часовых поясов, и там для нашего организма возникают определенные сюрпризы. Можно этого избежать, можно профилактику провести, можно с этим бороться. И что интересно, летать на восток всегда хуже, чем на запад. У меня был такой эпизод, когда я с лекциями прилетел на Камчатку, вернулись в Москву, а через несколько дней полетел во Владивосток. Циркадные ритмы потом со мной не разговаривали месяц. Мы же раньше не знали, как это работает? Долгое время циркадные ритмы воспринимались, как карты Таро или что-то в этом роде. Как выяснилось, за всей этой мишурой есть и нормальная научная база. Мало того, ученым выдали Нобелевскую премию в 21 веке за открытие циркадных ритмов. Оказываются есть некие часы, которые внутри нашего мозга тикают. И мы можем при помощи внешних источников на них влиять.Начинали об этом говорить военные и полярники. Полярники не видят солнце по полгода, как сообщать организму, что пора спать или, что пора проснуться? Или, подлодка, погружение на несколько месяцев. Раньше проблема решалась опытным путем, а сейчас на помощь приходит наука. Каждый день делаешь какие-то открытия, потому что сидишь на новостном потоке, работая научным журналистом.

- Не скучаете по практической медицине?

- Нет. Это немножко разная медицина. Когда я был практикующим военным врачом, у меня не было возможности все это великолепие медицинской науки увидеть. Мне в некотором смысле повезло, я посмотрел практическую сторону и увидел перспективу.

- Популяризация науки - кому это надо?

- Решается одновременно несколько задач, в том числе, и меркантильные.  Науке нужна свежая кровь, люди, которые будут ее двигать дальше. Они приходят на наши мероприятия и говорят: «Ну ничего себе, как интересно!». Потом начинаются практические вещи, даем им что-то попробовать, что-то сделать.  В результате получаем высокомотивированных людей, которые готовы работать в этом направлении.  По очень многим показателям сейчас можно говорить, что занятие наукой в России – это неплохо и в финансовом отношении.

Партнерские СМИ

url_rsshttps://cheltoday.ru/yandex/
url_rsshttps://cheltoday.ru/yandex/
url_rsshttps://kr-gazeta.ru/rss_articles/
url_rsshttps://kr-gazeta.ru/rss_articles/
url_rsshttp://vecherka.su/news.xml
url_rsshttp://vecherka.su/news.xml