Василий Зорин: Не надо карабкаться за властью в состоянии перманентного стресса и дискомфорта

С политической сцены страны и региона потихоньку сходят элиты, вставшие на ноги в 90-х годах, какой типаж регионального политика идет им на смену? Об этом рассуждает в своей авторской колонке Василий Зорин, кандидат политических наук, заведующий кафедры политических наук и международных отношений ЧелГУ.
Василий Зорин: Не надо карабкаться за властью в состоянии перманентного стресса и дискомфорта
Смена политических элит происходит постоянно, но обыватели дапеко не всегда это замечают. Фото Людмилы Ковалевой ("Южноуральская панорама").

Смена политических элит происходит постоянно, но обыватели дапеко не всегда это замечают. Фото Людмилы Ковалевой ("Южноуральская панорама").

1_borovikova.jpg Максим Двойненко: У нас остаётся слабым вопрос включения молодежи в политическую конъюнктуру Читать далее
Собственно говоря, для политической науки тезис о закономерности смены персонального состава политической элиты представляет собой трюизм. Об этом писали классики, об этом говорит и наш опыт. Иногда наблюдение за круговоротом элит производит весьма гнетущее впечатление и порождает глубокие переживания как самих элитариев, так и их окружения (в духе «я 60 лет был примером, а теперь вдруг на седьмом десятке стал жуликом…»). Но, как правило, смена караула на элитном посту проходит незаметно для обывателя.

2_kargapolov.jpg

Специально для «Полит74». Ведущим сегодняшней авторской колонки выступил Василий Зорин, кандидат политических наук, заведующий кафедры политических наук и международных отношений ЧелГУ. Фото Олега Каргаполова(«Вечерний Челябинск»)

Тем не менее, вопрос о закономерностях внутриэлитных трансформаций не только важен теоретически, но и весьма интересен практически. Кто следующий на выход? Перед кем откроются окна возможностей? И, самое главное, как заставить эти закономерности работать в собственных интересах?

Перед тем, как сделать попытку весьма рамочной концептуализации данной проблемы, попрошу читателя сделать одно допущение. Суть его в том, что элитное поколение, набирающее силу в определенном историко-политическом контексте, формируется из людей, обладающим схожими личностными параметрами: на смену старому поколению, где были распространены одни ценности и особенности восприятия мира, приходит новое, у которого «в голове» сформирована иная картина, в которой нет места тому, чем так дорожили «старики».

Потребность в смене элитных генераций, в свою очередь, появляется в политической системе в момент, когда у большинства вовлеченных в ее работу акторов оформляется понимание неизбежности перемен, когда мысль о том, что «дальше так не может продолжаться» становится общей нормой, и стимулирует всех участников процесса к попыткам заглянуть за горизонт. В России 2021 года это ощущение приближения чего-то нового, на мой взгляд, безусловно сформировалось в массовом сознании. Оно, конечно же, неотрывно связано и с огромной эмоциональной усталостью от нынешней власти, помноженной на неверие в скорые перемены. Но общий вектор, как я могу судить по данным опросов и фокус-групп, именно такой: что-то нужно менять, дальше так нельзя.

Тенденцию эволюции российской политики я бы описал в терминах системного анализа Д. Истона: нас ждет усиление центробежных сил на «входе» (где находятся граждане, общественные организации, партии) и центростремительных – на «выходе» (где расположилось государство и, собственно, говоря лидеры с элитой). Иными словами, любой претендент на место в политической элите будет неизбежно сталкиваться с проблемой: как можно сохранять лояльность и «системность» и, одновременно с этим, соответствовать запросу общества на перемены, выглядеть свежо и быть понятным для молодежи, которая совершенно не воспринимает классический партийно-хозяйственный дискурс.

Как можно сохранять лояльность и «системность» и, одновременно с этим, соответствовать запросу общества на перемены?
Полагаю, что залогом успеха для политика в новой реальности может стать его индивидуальный психологический профиль. То есть, больше шансов на успех у того, для кого новая реальность органична, кому не нужно будет ломать себя через колено и карабкаться за властью в состоянии перманентного стресса и дискомфорта. При этом, речь не идет о попытке нарисовать портрет идеального лидера. Как раз наоборот, новые условия для каких-то безусловно талантливых и ярких по-своему политиков станут неблагоприятной средой. Вот, собственно говоря, в этом и вопрос: какие сильные стороны помогут, а какие слабости и недостатки не станут серьезным препятствием, какая комбинация личностных черт позволит политику в новой реальности чувствовать себя уверенно и строить карьеру.

Мой ответ на этот вопрос (в назывном порядке) — несколько психологических качеств в структуре личности: развитый мотив власти в сочетании с относительно высоким уровнем мотива аффилиации, сложная «Я-концепция» в сочетании в заниженной самооценкой, экстраверсия с низким уровнем ориентации на социальное доминирование и весь набор навыков, с помощью которых Х. Лассуэлл описывал лидера-«администратора». Аргументы и логика обоснования – за рамками данного текста. Скорее, это приглашение к разговору и эмпирическому тестированию гипотез.

Партнерские СМИ

url_rsshttps://cheltoday.ru/yandex/
url_rsshttps://cheltoday.ru/yandex/
url_rsshttps://kr-gazeta.ru/rss_articles/
Копейский рабочий Гордость школы искусств
url_rsshttps://kr-gazeta.ru/rss_articles/
url_rsshttp://vecherka.su/news.xml
url_rsshttp://vecherka.su/news.xml
url_rsshttps://www.gubernia74.ru/rss/
url_rsshttps://www.gubernia74.ru/rss/