Михаил Беседин: Не только Россия и Китай хотят закрепиться в Афганистане после смены власти

Уход США и их союзников по НАТО из Афганистана и приход к власти в Кабуле движения Талибан (признано террористической организацией, запрещённой в РФ) меняет геополитическую картину в регионе. Об этом в своей авторской колонке на Полит74 рассуждает Михаил Беседин, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений, политологии и регионоведения ЮУрГУ.
Михаил Беседин: Не только Россия и Китай хотят закрепиться в Афганистане после смены власти

Афганистан - страна, которую штормит уже несколько десятилетий. Фото с сайта бесплатных иллюстраций Pixabay.

Besedin2.jpg Михаил Беседин: Уже видны возможные последствия для России от смены власти в Афганистане Читать далее

На протяжении двадцати лет война в Афганистане отвлекала внимание и ресурсы США и давала Китаю и России возможность наращивать собственное влияние как на региональном, так и на глобальном уровне. Уход Запада из этой страны ставит перед Москвой и Пекином новые задачи, решая которые, они могут использовать опыт взаимодействия в Центральной Азии.

IMGP9111.jpg

Специально для «Полит74». Ведущим сегодняшней авторской колонки выступил Михаил Беседин, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений, политологии и регионоведения ЮУрГУ.Фото из личного архива

Российская Федерация долгое время была доминирующей державой в регионе и сохраняла ключевую роль даже после распада Советского Союза. Но в последнее десятилетие Китай обогнал Россию как крупнейшего торгового партнера региона. Пекин вложил миллиарды долларов в шоссе, железные дороги и трубопроводы, по которым нефть, природный газ и минеральные ресурсы Центральной Азии доставляются для поддержки китайской экономики.

Основной интерес Пекина заключается в обеспечении доступа к природным ресурсам региона, а также в облегчении сухопутного транзита китайского экспорта в регион и за его пределы в Европу через связующие звенья, вводимые в эксплуатацию на начальном этапе инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП). В то же время этот интерес не обязательно противоречит интересам России.

Россия сама является крупным производителем энергии и полезных ископаемых. Более того, Москва и Пекин заинтересованы в сохранении стабильности и политической преемственности в Центральной Азии для защиты своих экономических и политических интересов. В результате установилось своеобразное разделение труда, при котором Россия сосредоточилась на обеспечении безопасности, а Китай фокусируется на экономических вопросах, таких как торговля и инвестиции.

В отличие от проводившегося Западом расширения Европейского Союза и НАТО на бывшие советские республики, Пекин не старался рассматривать свои экономические проекты в Центральной Азии как исключительно собственные. В результате Россия стала играть важную роль в ОПОП и становится всё более крупным торговым и инвестиционным партнёром Китая. Таким образом, в Центральной Азии обе страны сосредоточивают внимание на взаимодополняемости, а не на конкуренции.

Не исключено, что подобную модель сотрудничества Москва и Пекин могут распространить и на Афганистан, на севере которого проживают туркмены, узбеки и таджики. И для России, и для Китая необходимо сохранить стабильность в регионе и предотвратить распространения насилия со стороны боевиков-исламистов. Афганистан служил убежищем для таких групп (запрещённых в Российской Федерации), как Исламское движение Узбекистана и Исламское движение Восточного Туркестана, которые угрожают России, Китаю и их интересам в Центральной Азии. Как сообщается, Москва, и Пекин поставили перед Талибаном условие: отказать подобным организациям в убежище. И пока Талибан, по крайней мере, на словах, согласился.

Необходимо принимать во внимание то обстоятельство, что в Афганистане степень влияния России в сфере безопасности, а Китая - в экономической сфере - более ограничена, чем в Центральной Азии. 
Ожидается, что важнейшие вопросы региональной безопасности после ухода США и их союзников из Кабула будут обсуждаться на первой встрече в верхах глав государств Шанхайской организации сотрудничества и Организации договора о коллективной безопасности, которая состоится в пятницу 17 сентября 2021 года в столице Таджикистана Душанбе.

Сохранение политической стабильности в Афганистане – в общих интересах России и Китая, которые испытывают меньше сомнений в сотрудничестве с талибами, чем Запад, пока те держат свою идеологию в пределах собственных границ. Обе страны стали устанавливать контакты с Талибаном (запрещён в РФ) ещё до ухода США, при этом Китай обсуждал с этой группировкой возобновление экономических проектов, таких как медный рудник Мес-Айнак.

Однако перед Россией и Китаем стоит ряд проблем, связанных с применением их модели сотрудничества в Центральной Азии к Афганистану. Необходимо принимать во внимание то обстоятельство, что в этой стране степень влияния России в сфере безопасности, а Китая - в экономической сфере - более ограничена, чем в Центральной Азии. В Афганистане активны и влиятельны другие внешние силы, включая Пакистан, Иран и Индию, в то время как другие региональные игроки, такие как Турция и Катар, занимают все более важные позиции. Кроме того, Соединенные Штаты, по крайней мере на словах, намериваются, продолжать следить за странами, которые предоставляют убежище джихадистским группировкам.

Партнерские СМИ