Кто не выпал из гнезда?

23.11.2006 09:00 Автор:

Некоторые люди ведут себя, как птицы. Не в том смысле, что высоко парят. А наоборот, копируют нехорошие повадки пернатых. Сюжет про кукушонка, попавшего в чужое гнездо и выкинувшего оттуда всех других птенцов, знаком нам с детства. Увы, сказкой дело не ограничилось. Сюжет получил распространение и в современной политической жизни. Главным образом среди людей особого сорта, готовых ради карьерного роста и личного благосостояния топтать не только врагов, но и друзей. Нам показалось любопытным сопоставить некоторые эпизоды местной политической жизни и ключевые фрагменты известной сказки Виталия Бианки. Сопоставить и поискать совпадения и отличия.

«Птенец» новой формации

Сейчас многие известные политики и бизнесмены ностальгируют по восьмидесятым и особенно – по началу девяностых годов, когда предприниматели вдруг становились олигархами всероссийского масштаба, а из комсомольцев-активистов «вылуплялись» жестокие и дальнозоркие политики. Впрочем, на осколках коммунистического прошлого еще продолжала теплиться идейная жизнь – люди цеплялись за прошлое, надеясь возродить его в настоящем.

На челябинской земле есть такой пример: ЗВУ – общественное движение «За возрождение Урала». Отличие создателей ЗВУ от тех, кто потом стал пожинать плоды, в том, что стоявшие у истоков люди были, что называется, идейными деятелями, для которых вопросы идеологии, политической морали стояли выше денег. Но время этих романтиков закончилось на рубеже тысячелетий. А началось время совсем других личностей. Точь-в-точь как у Бианки: «Тут вышел из яйца пятый птенец. У него была очень толстая голова, большущий рот, покрытые кожицей глаза навыкате. И весь он был какой-то жилистый, нескладный». Иными словами – новой формации.

Андрей Косилов не был в числе организаторов общественно-политического движения «За возрождение Урала», которое возникло в середине девяностых годов прошлого века. Организаторами вместе с Петром Суминым были другие люди: Владимир Уткин, Михаил Жмаев, Александр Саломаткин, Валентин Буравлев, Виктор Тимашов. А Косилов тогда прославился разве что тем, что не уплатил в положенный срок налоги с доходов на сотни тысяч долларов. Но он уже успел оказаться к тому моменту в команде победившего на выборах губернатора Петра Сумина. Налоговики ограничились ведомственной перепиской.

Студенческая карьера

Биография Андрея Николаевича была бы похожа на сотни других биографий комсомольцев, попавших «в нужное место в нужный час», если бы не ряд обстоятельств, смоделированных им, предугаданных или построенных судьбой. Первый шаг к заветной цели – поступление в ЧИМЭСХ. Студенческие будни в стройотряде, секретарство в комитете ВЛКСМ института, «Клянусь верой и правдой…», и вот Андрей Косилов уже помощник кандидата на выборах народных депутатов СССР. Следующий подарок – должность управляющего делами областного Совета народных депутатов и знакомство с Петром Суминым.

Вслед за страной лихорадило и Андрея Косилова. Завхоз хотел быть идеологом, потом бизнесменом… Криминальный, по некоторым данным, «Уралинвест» сменился чековым «Атлантом», который впоследствии чуть не испортил Андрею Косилову карьеру. Бизнес-попытки даже чуть не стоили ему жизни: в декабре 1995 года киллер выпустил в Косилова пять пуль. Жертва выжила. Покушение, кстати, обратило Андрея Косилова в религию. Православную. И в 2000 году он был награжден орденом Святого Благоверного князя Даниила Московского 3-й степени за помощь в строительстве российских храмов.

Кардинал при губернаторе

В 1996 году метод проб и ошибок вновь привел «испытателя» в политическое гнездо. Словно вооружившись бианковским «Что ты, что ты! Не виноват же он, что таким родился», Петр Сумин взял под свое крыло юношу, ходившего по городу с охраной, которую ему выделил Михаил Юревич.

Сейчас можно строить разные догадки по поводу того, почему пошел против своего патрона на губернаторских выборах 2000 года вице-губернатор Владимир Уткин. Незадолго перед этим средства массовой информации на все лады обсуждали конфликт в областной администрации между вице-губернаторами Уткиным и Косиловым. По многим экспертным оценкам, авторитетный для многих промышленников Уткин просто не выдержал закулисных интриг Косилова и быстро выпал из «гнезда». Вскоре он уехал из города. Против другого создателя губернаторского движения и творца победы губернатора на выборах Александра Саломаткина, еще недавно работавшего вице-спикером Законодательного собрания, вдруг возбудили уголовное дело. Ему тоже пришлось покинуть Челябинск.

За происходящими событиями первым лицам региона некогда было анализировать обстоятельства превращения своих друзей во врагов («Когда Мухолов и Пеструшка прилетели, они увидели двух своих пушистых птенчиков на земле под липой. Они ударились головой о корень и разбились насмерть. Но как они могли выпасть из дупла? Пеструшке и Мухолову некогда было горевать и раздумывать. Оставшиеся птенцы громко кричали от голода. Всех громче кричал уродец». – В. Бианки). Область надо было вытягивать из кризиса…

Лишние в «гнезде»

«Верный оруженосец» Косилов за предвыборную помощь получил в кураторство социалку. Позже в круг его интересов добавились сельское хозяйство и бюджетный процесс. По ряду сведений, в одно время Андрей Николаевич курировал от 70 до 90 процентов бюджетных средств. Позднее выяснилось, что он «заведует» одновременно аж 14 направлениями работы областной администрации. «Пятый птенец» по замыслу Бианки ел больше всех. Андрей Косилов тоже наращивал вес – политический. Официоза избегал – милей ему было неформальное и кулуарное общение с представителями всех трех ветвей российской власти. История ясно показывает, насколько это выгоднее. Расчет оказался верным. Обрастая связями и вербуя союзников, он постепенно стал «вторым первым» вице-губернатором и получил под свой контроль кадровые вопросы и силовые структуры.

Опытнейший аппаратчик Виктор Тимашов, проработав первым вице-губернатором области несколько лет, не смог разглядеть внезапно возникшей опасности. Хотя он занял место Владимира Уткина и просто обязан был быть настороже. Но тем не менее не учел, что налаженные отношения с губернатором не спасут, если другие вице- объявят ему войну. Аппаратное усиление совершенно не входило в планы вице-губернатора Косилова. Как и одного ныне печально известного высокопоставленного сотрудника УФСБ, который вдруг прицелился сам занять кресло Тимашова. Устное обвинение одного из подследственных, и вот – очередной «птенчик» мертв. Пустой кабинет Виктора Тимашова медленно покрывается пылью закулисных интриг.

Уголовное дело против вице-губернатора Константина Бочкарева возникло на ровном месте. Его инициаторами стали некоторые руководители Челябинского УФСБ, по слухам, искавшие какую-то теневую кассу и вроде бы очень дружные с Косиловым. Похоже, где-то эти люди в погонах уже ранее оставляли свой след. Теперь он остался в гнезде один.

Эра кукловода

В работе областной исполнительной власти наступила новая эпоха – эра Косилова. Он, как правило, оставался исполнять обязанности губернатора в периоды отпусков и командировок главы региона. А на заседаниях областного правительства через несколько дней после отъезда губернатора забывал говорить: «Надо посоветоваться с Петром Ивановичем». Он перерезал ленточки и открывал торжественные собрания. Он стал мелькать на телеэкранах не просто чаще своего патрона, а намного чаще. («И кто бы мог подумать, что он такой злодей!» – ужаснулась Пеструшка»).

Человек с прищуренным усталым взглядом умудряется «строить» не только местных политологов, но и чиновников, и предпринимателей. В свое время депутаты города Миасса взбунтовались против работы с курируемой Косиловым Продкорпорацией. Как выяснилось, цены на ее продукцию для бюджетных учреждений Миасса были существенно завышены по сравнению с розничными ценами. Председатель горсобрания Ярошенко привел конкретные цифры: наценка составляла 30%.

Косилов освоился в роли руководителя всего и вся. («Погляди, какой он стал толстый, - говорил Мухолов Пеструшке, когда они встречались у дупла, каждый с мушкой в клюве. - И такой обжора: прямо ненасытный чертенок!») Он взял в свои руки проведение выборных кампаний, на которые требовал деньги у крупных предприятий, с легкостью рассуждал об аминокислотах в женском грудном молоке, жонглировал сельскохозяйственными терминами, открывал новые строительные объекты в малых городах, пропагандировал достижения народных танцевальных коллективов и входил в попечительские советы клубов бальных танцев. Он достиг своего пика. Однажды даже дошло до того, что Косилов стал публично заявлять об ошибочности некоторых решений губернатора, вынесенных в прежние годы.

Осень

Афера с гуманитарной мукой наделала много шуму. Все помнят, как поступивший из Штатов продукт, предназначенный для бесплатной раздачи населению, был в наглую использован для выдачи матерям в счет детских пособий. Потом счетная палата выявила странную убыточность целого ряда ГУПов, учрежденных областной исполнительной властью. Вопросы возникли и к чиновникам от медицины, практиковавшим более чем спорные методы поставок для бюджетных нужд. Виновные тогда ответственности не понесли. И кое-кто решил, что так будет всегда. Но вдруг в Челябинской области сменился прокурор. Он обратил пристальное внимание на работу в том числе высших должностных лиц региона и сильно удивился некоторым вещам. Именно в тот момент стало расти число прогнозов, предсказывающих, что людям, которые привыкли годами кормиться за счет бюджета, скоро придется очень туго.

Уголовное дело Продкорпорации возникло вполне ожидаемо. Бесследно исчезнувшие миллионы, договор, подписанный по факсу, фирма-однодневка как партнер по сделке – не исключено, что организаторы аферы, давно переставшие бояться, не смогли остановиться и правильно оценить изменившуюся обстановку. И продолжали творить в открытую то, что нужно было тщательно скрывать от посторонних глаз.

Дело об исчезновении 170 миллионов рублей, по мнению опытных оперативников, скорее всего, лишь верхушка айсберга. Давно практикуемая в интересах отдельных ВИП-персон схема массового банкротства сельских хозяйств (эти банкротства, скорее всего, потребовались для заметания следов других подобных хищений) может стать темой для отдельного криминального романа. Впрочем, дальше все будет зависеть от расторопности и непредвзятости следственных органов. Особенно с учетом того факта, что в областной администрации никто нынче не хочет быть стрелочником.

Ряд челябинских политологов пророчат новую эру под эгидой Андрея Косилова – эру передела собственности и прихода новой политической элиты. Политический вес по всем канонам жанра должен сопутствовать весу экономическому. А в детской сказке Бианки пришла осень, полили дожди, пернатые улетели на юг. Кукушонку уже некого было выкидывать из гнезда, и некому было его кормить. И он так и не научился летать.


Яндекс.Метрика
© 2006-2018 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск