На Южном Урале популярность левых идей поставили под сомнение

12.11.2019 19:03 Автор: Георгий Баркалая На Южном Урале популярность левых идей поставили под сомнение

В рамках проекта «Экспертный клуб Челябинска» завязалась дискуссия о том, кризис или расцвет переживают сегодня левые идеи в политическом поле региона.

Челябинская область в 90-е годы считалась одним из самых ярких представителей так называемого красного пояса России. Здесь были сильны политики с левым уклоном, здесь побеждал губернатор Петр Сумин, откровенно симпатизирующий коммунистической партии. Насколько «левизна» характерна для современной южноуральской политической действительности, решили обсудить в рамках проекта «Экспертный клуб Челябинска», информационную поддержку которого оказывает медиахолдинг «Гранада Пресс».

 

Вторая сила?

КПРФ, которую у нас принято считать главной левой силой, является на сегодня в Челябинской области второй по значимости политической силой после партии «Единая Россия».

«Если судить по последним региональным выборам, то кандидат в губернаторы Константин Олегович Нациевский, как представитель Коммунистической партии Российской Федерации, которая в обществе устойчиво ассоциируется с левыми силами, набрал 12,02% голосов. Это был второй результат, исходя из электоральной статистики, можно говорить, что левые силы получили «серебряную медаль», — приводит в пример цифры Сергей Обертас, председатель Избирательной комиссии Челябинской области.

Однако эта «серебряная медаль» многих экспертов не впечатляет. Они указывают на то, что отставание от лидеров политических гонок последних лет очень высоко, представительство «левых» в структурах власти несущественно, поэтому второе место у них можно считать номинальным. Такую слабость ряд экспертов считают следствием кризиса левых идей, которые переживает Россия.

«В России, конечно же, наблюдается кризис левых идей, — говорит Евгений Жоров, кандидат исторических наук, декан исторического факультета ЮУрГГПУ. Это связано с упрямым нежеланием реформировать идеологический «запал», составлявший в советские годы основу государственного и частного мировоззрения. Ориентация на ленинские принципы в условиях современных обществ все еще способна мобилизовать часть традиционного для левых электората, но не обеспечить рост популярности и узнаваемости идей. К слову, левое движение в Европе уже в 1960-х гг. отказалось от ориентации на марксистско-ленинский базис и существенно обогатило себя сотрудничеством с социал-демократами, что не мешало, например, итальянским коммунистам считать себя таковыми вплоть до 1991 года. В России же левое движение, на мой взгляд, идеологически устарело, его функции так и не смогли мобилизовать разрозненные социал-демократические фракции, а основная борьба уже много лет ведется между либералами и консерваторами (как бы их не называли)».

 

Герои вчерашних дней?

Однако ряд экспертов отмечают, что потенциал у левых идей на Южном Урале есть, хоть и делают при этом некоторые оговорки.

«Все социологические выкладки и обычные наблюдения фиксируют в обществе огромный запрос на справедливость, — говорит Евгений Маклаков, координатор проекта «PR-дозор». — Слишком сильно социальное неравенство. В тот момент, когда одни жуют «рябчики с ананасами» другие вынуждены подсчитывать в кармане мелочь, в надежде что ее хватит на китайскую лапшу. Общественный договор, о котором так долго говорили, на мой взгляд, перестал действовать. Правящая элита перестала его выполнять. В этих условиях вполне естественно политические взгляды населения дрейфуют влево. Конечно, пока может мы не замечаем объединения левых сил, но в данном случае если есть спрос рано или поздно сформируется и по-настоящему серьезное предложение и найдутся новые лидеры».

К слову о запросе на справедливость говорили практически все наши эксперты.

«Причин недовольства у населения накопилось много, — соглашается Максим Юхачев, блогер, руководитель компании «Зеленый мир», член общественной организации «Опора России». — На мой взгляд, левые идеи в обществе сильны как никогда. Мне кажется, что если та же КПРФ даст клич и начнет бороться за власть без поддавков, у «Единой России» будут серьезные конкуренты и проблемы с удержанием власти».

«Очевидно, что косная структура основного игрока на этом поле — КПРФ, а также переизбыток лиц «вчерашнего дня» среди партийного руководства не способствует адекватной реакции левых сил на происходящее, — парирует Тимофей Панченко, политолог, директор консалтинговой компании VERITAS. — Проще говоря, герои вчерашних дней не могут найти современный язык для диалога с избирателем, уныло повторяя лозунги про социальное равенство, проходят мимо молодежи, растянув мысли в шпагате между Коминтерном и Православием. При этом оказываются не нужными и своему «ядерному» электорату – пенсионерам».

Другие эксперты уверены, что между запросом на справедливость и популярностью левых идей в принципе нельзя ставить знак равенства.

«Я полагаю, что в обществе не столько популярны левые идеи, сколько велик запрос на социальную справедливость, — говорит Марина Поддубная, заместитель председателя Законодательного Собрания Челябинской области. Речь идет не о том, чтобы все отнять и поделить. Общество ставит другие вопросы: доступность качественного образования и медицинской помощи, стабильный доход, жилье, благоустроенные дворы и хорошие дороги... Человеку и его семье должна быть гарантирована нормальная достойная жизнь. Именно это стремление большинства. Конечно, сегодня власть нацелена отвечать на эти запросы общества. Признаемся, не все идет легко и просто. Но не слышать запроса на социальную справедливость, уже невозможно».

 

Кто же левый?

При этом ряд опрошенных нами экспертов говорит, что в политическом поле сейчас очень много мешанины. Нередко общество теряется в том, что считать левым, а что правым.

«Например, либерализм — это с левого фланга или с правого, — спрашивает Гаяз Самигулов, кандидат исторических наук, руководитель челябинского регионального отделения Российского военно-исторического общества. — Или, например, нацизм, который традиционно считался всегда правой идеей, в 90-х годах каким-то образом смешался с левыми, и мы получили на политическом поле явление под названием «красно-коричневые». И такие коллизии с определением левых и правых возникают достаточно регулярно. Мы сейчас живем в конкретное время, когда действительно наблюдается определенный спрос на левые идеи, который вызван падением благосостояния населения, отсутствием видимого роста в экономике, снижением покупательской способности. Но это спрос не на левые идеи, а на социальную справедливость. А он в разных условиях может выражаться совершенно по-разному. На примере европейском мы сейчас видим, как запрос населения на социальную справедливость наоборот усиливает правый политический фланг. История доказывает, что когда растет бедность, неустроенность, недовольство существующим положением на этом в равной степени могут выстраивать линию своей поддержки и левые, и правые партии».

При этом ряд экспертов отмечают, что не стоит оценивать уровень популярность левых или правых идей по выборам, в которых участвуют конкретные политики, а не списочники.

«Выборы, особенно выборы «субъектовые» имеют признаки персональной узнаваемости, что подчас влияет на результаты самым серьезным образом, — объясняет Сергей Обертас. — Чем ярче личности кандидатов, чем более знаковые фигуры политиков, тем сильнее это может влиять на распределение голосов. Поэтому я бы сказал, что знак равенства между партийной принадлежностью кандидата, набравшего определенное число голосов, и популярностью той или иной партии, ее идеологии ставить достаточно сложно. Так что во втором результате Константина Нациевского на выборах губернатора несомненно есть и процент голосов людей, которые считают себя приверженцами левых идей, так и процент голосов избирателей, которые симпатизировали лично Нациевскому, а не его взглядам».

На самом деле уровень распространения тех или иных политических идей в обществе зависит в том числе от самого общества, считают некоторые наши эксперты.

«Если уровень образованности в обществе строится не на основе критического восприятия действительности, то играет большую (почти главную) роль красивый фантик, в который завернута та или иная идеология, — говорит Гаяз Самигулов. — Если же восприятие достаточно критичное, то люди чаще задают себе вопрос, что будет после того, как я съем то, что завернуто в этот красивый фантик».

Напомним, завтра, 13 ноября в рамках проекта «Экспертный клуб Челябинска» при поддержке медиахолдинга «Гранада Пресс» организуется дискуссия на тему «Есть ли в стране кризис левых идей и какова ситуация на политическом поле Челябинской области?». Итоги дискуссии будут публиковаться на нашем сайте, а также в группах экспертного клуба в социальных сетях:

ФБ - https://www.facebook.com/groups/2402060926675532/

ВК - https://vk.com/club185220508


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск