Полит74
14 декабря 2006 18:01

Границы счастья

Где вы были? Где хотите побывать? Что чувствуете там, далеко, в чужой стране? В географическом списке профессора Марины Загидуллиной около 15 стран. И если Штатами и Англией челябинцев уже не удивишь, то Уругвай или Аргентина для многих - экзотика. В коллекции путешественника Марины Загидуллиной есть еще Швеция, Бразилия, Дания… почти все страны «ближнего зарубежья». Желание у доктора филологических наук «простое» – посетить еще 180 стран, которые пока в ее список не вошли. И Антарктиду летом.

О главном

У Марины Викторовны на все свой взгляд. И масса впечатлений от каждого путешествия. О многом уже написаны большие очерки в различные журналы. Мы же хотим дать квинтэссенцию ощущений человека, объездившего, может, пока и не полмира, но стремящегося поймать суть:

– в Америке люди хмуры и недобры, особенно в Нью-Йорке. Прилавки продуктовых супермаркетов страшны и грязны. А бывшие выпускники Университета имени Патриса Лумумбы подходят к тебе, услышав русскую речь, и просительно выясняют, нельзя ли получить приглашение в Россию;

– в Англии туманов вообще не бывает, трава яркая, как изумруд. Машины носятся по улицам Лондона с бешеной скоростью, причем вылетают совсем не оттуда, куда ты поворачиваешь свою еще такую живую и подвижную голову, а когда чудом огибают тебя, то выпускают из своих окошек водителей, кроющих тебя хоть и на чистом английском, но выразительно и грязно;

– в Аргентине бедность не больше нашей, но тяготятся ею как-то заметно больше. Тем не менее, люди приветливы и добры, хотя не умеют говорить по-английски. И танго танцует там не больший процент, чем наше население, поющее про «ой, мороз» после коллективной попойки;

– в Уругвае странное ощущение глухо провинциальной, но одновременно изящной и возвышенной жизни, и такая уйма художественных мастерских в Монтевидео! А в книжном магазине люди перебирают книжки совсем как в нашей стране – просто, ходя по магазину, берут в руки книжки и ставят их обратно, полюбовавшись;

– в Бразилии вообще нет обезьян, и людей, честно говоря, тоже не видно, будто все они разведчики или невидимки. Один ты по улицам идешь. И пустая 20-миллионная столица группируется вокруг тебя все теснее, теснее, того и гляди – раздавит к черту;

– в Швеции можно нарушать любые правила, и тебе ничего за это не будет – только все вокруг пугаются и волнуются, начинают переглядываться и тревожиться, будто большие такие куклы из маппет-шоу. В маленьком городке Кальмаре нам рассказывали, как года три назад одна вьетнамка украла что-то в магазине. Так они до сих пор переживают за нее. Как это они обнаружили эту кражу, интересно, при их тотальной системе доверия?

– В Дании (в Копенгагене) совсем нет датчан. Одни туристы, совершающие свой обязательный круг по городу и застревающие не возле многострадальной Русалочки, а на пирсе в окружении фантастической толпы трансвеститов… И не забуду центральную площадь, сердце и святыню столицы, посреди которой лежал огромный дредованный бомж, лениво выковырявший член из штанов и помочившийся жеребячьей пенной струей на тысячелетние булыжники… впрочем, весьма хладнокровно не ответившие на этот ругательный жест.

Обо всем

- Вы преподаватель и, наверное, путешествуя, интересуетесь вопросами образования? Есть ли у нас пробелы, которые можно заполнить именно опытом других стран? В нашей системе образования есть минусы, об этом много говорится, а есть ли они в других странах?

- Система образования везде имеет свои особые черты, она не унифицирована, как может показаться. Но во всех странах, где я с этой системой знакомилась, основной упор делался на практику. Университет Европы и Америки – это «мои университеты» прямо по Горькому: выйдешь оттуда и плотником, и столяром, и гостиничной горничной, и швеей… Если уж учат журналистике – то именно сбору материалов, их мгновенной обработке, а не теории массовых коммуникаций… Это наше слабое место – практика, не потому, что мало времени на нее отводится, а потому, что организована она зачастую формально. Но это и главный минус их системы – отсутствие систематичности образования, такой, в хорошем смысле слова, консервативной фундаментальности, основательности.

- Вы побывали в разных странах. Отличительные черты Запада и Востока, Юга и Севера? Чем отличается менталитет, живущих в разных сторонах света?

- Сейчас я разрешу геополитические конфликты всех четырех сторон света… ну, и менталитет их заодно обобщу, так уж и быть... Нет, в таких поездках можно только небольшой запас наблюдений сделать, не более. Надо жить среди людей иного менталитета, чтобы хоть немного начать его понимать. Да еще помнить, что твой собственный менталитет будет мешать. Есть такая наука – имагология. Она изучает образы стран в сознании иностранцев. Согласно этой науке ты никогда не увидишь чужую страну адекватно – будешь нести имагологическое предубеждение в сознании.

- Многие путешественники, приезжая из-за границы, говорят такую фразу «мне стало стыдно за русских». Возникали ли у вас чувство негодования за соотечественников или наоборот гордость и патриотизм?

- Нет, ни то, ни другое. Если кто-то из «наших» подчеркивает свою непричастность к веселой и шумной русской компании, это, вообще-то, последние знаки советской системы воспитания, зажатой, задавленной. Человек за границей, хоть какой национальности, хоть грек в Испании, хоть англичанин в Дании – это просто человек, вырвавшийся из своего регулируемого, регламентированного привычного пространства. Он просто наслаждается свободой – в случайной туристической компании таких же свободных людей. И он кричит на весь Копенгаген какую-нибудь чушь и выкидывает коленца, каких никогда бы не выкинул в своем тихом и правильном столичном многомиллионном городке. Мы просто замечаем обычно именно «своих» за границей и придираемся к ним. А в Бразилии на водопадах я видела толпу совершенно отвязных японских старичков и старушек, которые (в ожидании очереди войти в парк) играли на лужайке в какой-то смешной стриптиз и ржали как лошади. Честно говоря, было видно, что им это все искренне, по-детски нравится. Весело. И мы такие же – не хуже, не лучше. Просто на свободе.

- Нескромный вопрос. Действительно ли русские женщины пользуются особой популярностью у иностранцев? И ваше отношение к курортным романам.

- Э-э-э… Я на курорте ни разу в жизни не была без семьи или хотя бы без Виталика Черепанова с камерой… Так что не знаю, что и сказать про курортные романы – никакого жизненного опыта. А про русских женщин у иностранцев надо поспрашивать, наверное, у меня-то чего ради?

О Латинской Америке

- Путешествие по Латинской Америке вы выиграли в литературном конкурсе. Почему именно Латинская Америка?

- Да как-то я не видела других конкурсов вокруг. Если б тогда было штук сто разных конкурсов во все концы света, я бы, может, что-то другое выбрала. А тут глянула – заманчиво. Почему бы и нет? Кстати, на сайт пришло всего около 80 заявок. У нас вообще-то 3 миллиона человек в области. Не многие размечтались.

- Расскажите с самого начала, как прошел перелет, первая встреча в аэропорту, первый контакт с людьми?

- Хорошо. И летели хорошо – не качало, не рвало, и сели спокойно, и в аэропорту никто нас особенно не встречал (кроме водителя такси, который нас не туда привез), и общаться с не говорящими ни на одном европейском языке буэнос-айрессцами оказалось возможным. Честно говоря, бытовая коммуникация особенно в вербальном контакте и не нуждается.

- Тяжело было привыкнуть к новому климату?

- Не тяжело. Жара как иногда у нас летом. Приятно посреди зимы попасть в такое место. У нас был конец зимы, у них – начало осени.

- С вами ездила съемочная группа. Интересно узнать, как вели себя наши журналисты?

- И что, думаете, я так вам и рассказала всю правду про Юлю, Диму и Виталика? Да ни в жисть! Даже в самом длинном варианте моего очерка, который читал всего один человек (и именно по его совету я выкинула примерно треть), я не рассказала всей правды об этом путешествии. Потому что есть такие вещи, про которые, как Тургенев сказал, можно только вздохнуть. Лирично.

- Какие были развлечения? Мы знаем Латинскую Америку по знаменитому карнавалу в Рио-де-Жанейро – бразильцы веселые люди? Удалось ли вам побывать на каком-нибудь карнавале и зажигать в ритме латино?

- Я была на карнавале на водопаде Фос-до-Игуасу. Ужасно скучно. Нет, зажигать мне там не захотелось. Там все как-то вымученно выглядело. Ритмы самбо лучше слушать в каком-нибудь европейском варианте, там хоть этот самый ритм прочерчивается. Я даже не знаю, почему там было так все странно.

- Люди и характеры. Как протекало общение, какие возникали трудности?

- Да никаких особых не возникало. Люди как люди – они везде просто люди. Кто-то тебе ближе, кто-то нет. Все же это было условное путешествие вместе, не так, как если бы пришлось через пустыню одной командой идти или на вершину подниматься – там бы стало ясно, кто на что способен (и меня самой касается). Самое главное и солнечное там было – диалоги с Павлом Рабиным. Его считаю наставником и гуру моей жизни.

- Путешествие по Латинской Америке – действительность и литература. Оправдались ли ваши ожидания? Вы действительно познавали новые страны с книгами латиноамериканских писателей?

- Нет, никакие ожидания не оправдались. Все было не то, что я думала, не так, как мне представлялось, но все равно чрезвычайно удивительно. Книги странно контрастировали с тем, что было вокруг, - я потом думала о том, как иностранцы в Россию приезжают и не находят ничего, что мерещилось им сквозь страницы Толстого и Достоевского, - все иначе. Думаю, что рэмблинг (путешествие с книгой и по книге) интересен именно разочарованиями. Так Гоголь когда-то стоял на развалинах Рима и поражался холодной пустоте внутри – думал, душа замрет от священного трепета, а она сжалась от скуки и бессмыслицы. Наверное, Кортасар был ближе других к передаче этой суровой логики латиноамериканской жизни.

- Латинская Америка – это все-таки экстремально. Были ли сложности на бытовой почве. Вообще, какие проблемы могут возникнуть в чужой стране, и как вы с ними справляетесь. Может, дадите совет на этот счет тем, кто впервые собирается в путешествие?

- Ничего экстремального нет в путешествии по странам с обычными дорогами, развитым транспортом, гостиничными городами, полицейскими и ресторанами. Не только экстремального, но и интересного. Везде вокруг тебя мир цивилизованный, а всякие дикости аккуратно запакованы в турагентскую оболочку и бантиком перевязаны – вот, мол, тебе дикость, кушай на здоровье и не забудь положить упаковку в мусорку… Мир глобализовался процентов на 50, наверное, а то и больше процентов. Это значит, что на стене дома в Буэнос-Айресе ты видишь такую же рекламу, как и на площади Революции – только буковки другие… Но ты же ее знаешь наизусть, так что это не помеха. Если ты отправляешься к дикой природе, то в Бразилии тебе нужно то же, что и на Урале, так же, как если ты едешь по большим городам – тогда вообще все равно, что ты возьмешь. Возьми паспорт с визой и деньги. Остальное купишь, впрочем, можно обойтись без девяти десятых предметов, которые считаются в дороге обязательными… Главный принцип любого путешествия за впечатлениями – минимум шмоток. Твой внешний вид должен соответствовать погоде. Это все. Никого там не интересует особо, как ты выглядишь. В Швеции я вдруг поняла - счастье оказаться в четырех тысячах километрах от моих студентов. В Латинской Америке не вышло. Счастье выйти из душа, зачесать мокрые волосы за уши, а не сушить их феном, напялить сарафан и пойти на занятия в здание напротив. Счастье не думать о том, что думают о тебе другие. Не мучить лицо макияжем. Прыгать на велосипед и наворачивать многокилометровые круги наперегонки то с Воронежем, то с Барнаулом, то с Москвой… При этом и Воронеж, и Барнаул, и Москва такие же непосредственные, как и ты. Счастье ходить по Стокгольму в джинсах и сандалиях с тряпочками вместо стершихся шнурков. В общем, просто счастье – никак не позиционироваться в окружающем пространстве. Вот для чего заграница подходит как нельзя лучше.

Наталья ТАРНАКИНА

© 2006 ООО «Полит74»
E-mail: info@polit74.ru