28 ноября 2007, : Автор: Ольга Титова

Васильевский взгляд

Запросив в «Яндексе» имя «Сергей Васильев», можно получить две страницы пресс-портретов один другого краше. Среди тезок и директор Федеральной регистрационной службы, и подполковник, и глава Печорского района, и поэт, и даже некий «обвиняемый». А вот другого такого фотографа Сергея Васильева в Челябинске да и во всей России больше нет. Недавно в Париже, в галерее «ArtMenParis», открылась очередная выставка работ Сергея Григорьевича. 37 черно-белых фотографии отражают две стороны жизни – темную и светлую.

Справка

Сергей Григорьевич Васильев, заслуженный работник культуры России, международный мастер пресс-фотографии, академик Международной гильдии профессиональных фотографов, почетный гражданин Челябинска.

Родился 16 июня 1936 года в деревне Малые Кибечи Канашакского района Чувашской АССР. Окончил Академию МВД СССР. В Челябинске живет с 1955, остался здесь после службы в армии. С 1962-го – член «Челябинского фотоклуба», в настоящее время является его председателем. Работает фотокорреспондентом в газете «Вечерний Челябинск» с 1968 года.

- Сергей Григорьевич, подготовка к выставке, наверное, отняла много времени и сил?

- Ну, я лично особого усердия не прилагал. Организаторы попросили выслать контрольные отпечатки фотографий, выбрали из них 37 работ и запросили негативы, мотивируя тем, что у них первоклассная профессиональная лаборатория, настоящие художественные произведения сделают. Я когда приехал в Париж, то ужаснулся. Напечатали фотографии, как говорится, от левой ноги. Я бы сам в несколько раз лучше сделал. Работами такого уровня выставку открывать просто нельзя. Пришлось переделывать. Половину фотографий заново отпечатали уже под моим присмотром.

- Какие фотографии из присланных Вами вызвали у французов особый интерес?

- Париж избалован выставками. Там, говорят, в день по 40 выставок открывают. Французы чего только не видели. Мои фотографии, мне кажется, обратили на себя внимание естественностью, ведь никаких премудростей на них не изображено. Жизнь на моих фотографиях отражена такой, какая есть, разумеется, пропущенной сквозь призму моего видения. Как было сказано в центральной прессе, - «васильевский взгляд». Я не знаю, в чем он заключается. Тем не менее мое видение мира нравится людям, и не было случая, чтобы кто-то раскритиковал выставку.

- Вам когда-нибудь приходилось изменять себе?

- Да нет, зачем же? Пускай другие приспосабливаются. Я всегда делаю то, что хочу и как вижу. Иногда бывают сложные ситуации. Вспомнить хотя бы съемку Владимира Спивакова. Снимать его на пресс-конференции, за столом, мне было не интересно, но работать на сцене не разрешили. Я забрался за кулисы с телевиком. Вспышку использовать нельзя. Ловил издалека, как он работает. Поймал удачный кадр, когда он дирижировал, лоб весь взмокший, вверх взвились руки с волшебной палочкой. Самому Спивакову фотография понравилась.

- Неужели Ваши работы никогда не подвергались критике?

- Критики как таковой не было. Но было время, когда я ровно работал для газеты, делал снимки, участвовал в выставках. Параллельно мои фотографии печатали в центральной прессе: в «Советской России», «Известиях», «Правде». Был случай: пригласили работать в Москву, в «Известия». Но я отказался. Мне позвонили и сказали: «Что-то вы мышей перестали ловить. Вас такая газета приглашает, а вы не хотите». Я согласился только при условии, что останусь в Челябинске. Московская жизнь, эта суета меня не устраивает. Я в Москве учился, диплом о высшем образовании в столице получал. Москва не по мне. В ней легко затеряться и фоторепортеров таких, как я, достаточно много.

- Тем не менее, критика для Вас важна? Есть человек, который для Вас является авторитетом, с кем Вы советуетесь?

- Сейчас трудно советоваться, к сожалению, в Челябинске не осталось настоящих профессионалов, хорошо разбирающихся в фотографии. Был Владимир Белковский, Юрий Теуш, Ткаченко есть, но сейчас он отошел от фотографии. Это мои учителя. Благодаря им я состоялся как фотограф. Современные фотографы очень поверхностны, на мой взгляд. Они научились мастерству фотографии. Но, как мне кажется, цифровая фотография очень их испортила. Технических возможностей много, а души в снимках нет. Это не только я отмечаю.

- Сейчас многие ходят по городу с фотоаппаратами.

- Людей с фотоаппаратами много, - это вы правильно сказали. Проблема в том, что постоянной творческой школы в Челябинске не стало. Наш «Челябинский фотоклуб» сейчас совсем не тот, что был в советские годы. Раньше мы устраивали регулярные собрания. Сейчас общаемся только на выставках. Это, конечно, не означает, что фотоклуб не работает. Члены клуба живы, они занимаются фотографией, устраивают выставки. Например, в январе запланирована выставка «Фотография года». Мы хотим реанимировать городской фотоклуб. Будем работать, привлекать большее число фотолюбителей.

Действует фотоклуб «Каменный пояс». Но в нем собираются люди не очень мне близкие по духу, молодые фотографы. Они процессов фотографии не знают, только цифровой фотографией занимаются. Потому я их называю не фотографами, а цифрографами.

Есть такие фотографы: корчат из себя больших профессионалов, но посмотришь на снимок, а там ничего нет. Изучили технику и считают, что всего достигли. Можно не выходить из комнаты, все при помощи «Фотошопа» сделать. Но это же не живая фотография. Зрителя не обманешь. В таких работах нет авторской ауры, что ли. В творческом плане идет деградация фотографов. Технические возможности растут, а творческие наоборот.

- Вы чувствуете себя свободным человеком? Работа в газете Вам не мешает?

- Нет, не мешает. Я, честно говоря, никогда перед собой не ставил задачи: вот я сейчас пойду и сделаю хорошую выставочную фотографию, шедевр. Все сюжеты возникали в ходе повседневной репортерской работы. Она оживляет творческий процесс. Бывало, сюжеты увидел, в голове переварил, а потом повторил, и получались достойные кадры.

- Например?

- Например, я в Юрмале отдыхал. Гуляя по улице, в маленьком дворике увидел: молодая мама развешивает белье, а в ее ногах, в тазике, сидит ребенок. Отличный сюжет, красивый по цвету был. Но у меня не оказалось с собой камеры. Позже я этот сюжет повторил.

- Вы можете себе позволить отказаться от каких-то заданий редакции?

- Я на важные городские события, даже если нет конкретного задания, иду сам. Но и газета меня стала оберегать, на рядовые съемки уже не посылают. Только, если уж совсем некому идти, меня отправляют. Но я никогда не отказываюсь от любых заданий.

- Сергей Григорьевич, какие нормы профессиональной этики для Вас являются принципиальными?

- Стараюсь не мешать коллегам. Вежливость – само собой. Прежде чем сфотографировать, всегда спрашиваю у людей разрешения. Они, как правило, всегда соглашаются. Но бывают и исключения. Своими учителями я считаю фоторепортеров «Огонька» Льва Шерстенникова и Геннадия Копосова, хотя непосредственно с ними не работал. В их книге написано: лучше снять и извиниться, чем не снять и не извиниться. Я этого правила придерживаюсь. Никогда не буду снимать ущербные вещи, которые унижают человека. Приемы папарацци неприемлемы.

- Что для вас фотография? Какую философию Вы вкладываете в это слово?

- Я бы не сказал, что я какую-то философию вкладываю. Для этого надо быть слишком умным, наверное. Но у меня свое видение мира, людей. Есть такая поговорка: многие смотрят, но не многие видят. Она касается фотографов. У опытного фотографа глаз сразу цепляется за сюжет.











Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск