28 августа 2007, 09:00 Автор: Герман ГАЛКИН, "Вечерний Челябинск"

Константин ЦЫБКО: «Нам нужны профессиональные политики»

Россия с проблемой непрофессионализма сталкивается на каждом шагу. Но одно дело, когда речь идет о продавце или дворнике, — это неприятно, но поправимо, достаточно просто заменить нерадивого работника на более ответственного. Много хуже непрофессионализм политический — когда законы, по которым живет страна, принимаются под властью денег, а не в силу их юридической проработанности и общественной значимости. Профессиональный юрист, директор фонда законодательных инициатив, советник спикера Совета Федерации Константин Цыбко предлагает комплексный подход к решению застарелой проблемы.

Уральские корни

— Константин Валерьевич, вы фактически сейчас возвращаетесь на Урал, где родились, получили образование, начали юридическую и политическую деятельность. С чем связан переезд из столицы в Челябинск?

— Наверное, правильно будет говорить не о переезде, а о переносе акцента деятельности в регион. Тут много причин. Главная — Челябинская область серьезный источник законодательных инициатив.

Однако они почти не востребованы на федеральном уровне в силу отсутствия механизма лоббирования. Именно в создании такого механизма и заключается смысл моей деятельности на Урале как советника спикера Совета Федерации Сергея Миронова.

— Вам проще работать именно здесь?

— Судите сами. Сам из Озерска, где прошло все детство. Окончил среднюю школу № 32 с углубленным изучением английского языка, поступил в Свердловский юридический институт (ныне Уральская государственная юридическая академия). В 1996 году с отличием его окончил.

Поступил в аспирантуру, защитил кандидатскую по актуальной и сейчас теме «Залоговые операции коммерческих банков». В том числе анализировал залоговые аукционы, с которых началась история российских олигархов. Позднее работал начальником юридического отдела Каменск-Уральского металлургического завода.

Это было лихое время, в экономике шли бесконечные преобразования. Решались вопросы на десятки миллионов долларов. И 23-летнему парню доверяли! Где-то в течение пяти лет это было интересно, я ощущал невероятный драйв. В определенный момент интенсивность юридической работы спала, судебных процессов стало меньше.

Задачи, стоящие перед юридической службой, стали менее масштабными. Появилось ощущение, что все, что мог на этом поприще, сделал. Я еще работал председателем ревизионной комиссии этого же завода. Каменск-Уральск, к слову, когда-то входил в состав Челябинской области.

В столицу и обратно

— Вы возглавляете фонд законодательных инициатив. Вряд ли Челябинску много о нем известно. Расскажите, когда и с какой целью он был создан.

— Фонд законодательных инициатив был зарегистрирован в Екатеринбурге в 2001 году. Мы проводили бесплатные консультации, разрабатывали поправки в законопроекты, сотрудничали с депутатами различных уровней. Глобальная цель — взаимодействие с законодательными собраниями территорий, губернаторами регионов.

Мы с самого начала обобщали региональную законотворческую деятельность, выделяли сквозные, присущие многим регионам проблемы, анализировали их трактовку и продвигали инициативу в российском парламенте. Позднее состоялся переезд в Москву, где работа фонда уже велась официально при Государственной Думе.

В том числе активно велось сотрудничество с депутатами Думы от Челябинской области, руководителями многих предприятий. На сегодня я руководитель системы этих фондов. Сейчас статус фонда повысился. Он зарегистрирован в Министерстве юстиции России. В фонде работают главным образом опытные юристы, я сам член правления Ассоциации юристов России. Кстати, единственной общественной организации, в которую входит президент страны.

— А почему все-таки пришлось приехать на Урал? Вроде бы все возможности сосредоточены в столице…

— Как раз в нашей деятельности очень многое зависит от регионов. Москва — это еще не вся Россия. Мы собираем законодательные инициативы на местах. Делать это из Москвы непросто. Но в Москве их предстоит лоббировать.

Услышать регионы

— Насколько вообще серьезна проблема, о которой мы говорим? В конце концов, регионы выбирают своих депутатов, которые и должны заниматься законотворчеством. Или действующие депутаты федерального парламента с этой задачей не справляются?

— Вы сами можете судить, как они справляются, — по количеству и качеству принимаемых законов. Когда буквально на ровном месте могут принять закон, будоражащий всю страну, — просто потому, что парламентарии хотели как лучше, но не просчитали последствия. Непрофессионализм политический — бич современной России.

А проблема относительно законотворчества назрела давно. В России же более 80 региональных парламентов. Но из тысяч предложений, которые они выдвигали за все время в адрес федерального парламента, даже до рассмотрения в Москве дошли лишь единицы. Не было механизма продвижения, лоббирования этих региональных инициатив.

Наличие депутатов из регионов не решение проблемы. Опыт показывает, что большинство из них лоббируют интересы того или иного бизнесмена, а не общества. При этом главные законодательные инициативы исходят, как правило, от крупных индустриальных регионов — таких, как Челябинская область.

— Ваш фонд законодательных инициатив должен, по замыслу, развязать этот узел проблем?

— Да, безусловно. В этом заключается, если хотите, наша миссия. Мы уже выдвинули ряд предложений федерального значения, и по многим из них есть движение. В качестве примера назову идею с игорным бизнесом. Два года назад мы предложили оставить в каждом федеральном округе по одной такой зоне для организации казино.

Причем на территории наиболее убыточных регионов. Считаю, что это предложение было более правильным, чем то, которое в итоге реализовали. Ну кто поедет играть в казино на Дальний Восток? Скорее уж за границу. А бюджет потеряет немалые деньги, которые мог бы взять с игорного бизнеса.

Но идея наша так или иначе была воспринята, несмотря на мощнейшее лобби игрового бизнеса в федеральном парламенте, несмотря на то что никто не верил в реальность проекта.

— Это единственная крупная инициатива фонда?

— Нет, конечно. У нас есть также предложение через суды ввести практику ограничения дееспособности людей, для которых игра становится страстью и которые проигрывают в казино все свои сбережения, квартиры, то есть не могут отвечать за себя. Такая практика была в советское время, и она себя оправдывала.

Чтобы семьи игроманов не расплачивались за их фанатизм. Разумеется, есть инициативы и в отношении других сфер. Например, предложение по реформе армии — повысить призывной возраст до 20 лет. Чтобы призывались люди уже более взрослыми, успевшими получить основы профессии. Возможно, это позволит уничтожить корни дедовщины.

— В Челябинской области представительство только открывается…

— Тем не менее планы по работе здесь у нас большие. Регион располагает сильными вузами, мощной промышленностью. Хотя надо понимать, что мы не лоббируем интересы, скажем, тех или иных бизнес-групп. Разве что речь может идти об идеях, полезных для всей страны.

В Челябинске мы начали контакты с Законодательным Собранием, Челябинской городской думой, готовы работать с городскими собраниями других муниципальных образований. И с нами готовы работать местные депутаты, представители исполнительной власти. Уже есть интересные законодательные инициативы. Уверен, в Челябинской области мы добьемся хороших результатов. Тем более что в том же ЗСО работает много хороших специалистов.

— А где вам уже удавалось добиться максимальных, по вашему мнению, результатов работы?

— Самая высокая эффективность работы, как показывает опыт, — в сотрудничестве с Сергеем Мироновым. Спикер Совета Федерации, руководитель одной из крупнейших партий, наконец, искренний и отзывчивый человек, понимающий всю серьезность стоящих перед страной задач. Однако наш фонд — непартийная структура. И мы готовы работать со всеми партиями.

— Интересно, существует ли обратное движение — когда точка зрения региональных парламентов на федеральные законопроекты учитывается в Москве в ходе слушаний?

— Да, такая практика есть. Но, на наш взгляд, она пока недостаточна.

Власть и работодатели

— Специфика работы фонда — социальное законодательство?

— Да, пожалуй. Но понятие «социальное» включает в себя огромное число сфер и отраслей. Одна из важнейших — экологическое законодательство, которое в свою очередь плотно переплетается с энергетическим. Тема близкая мне, так как отец работал на химкомбинате «Маяк». В 80-х был заместителем генерального директора комбината Фетисова.

Мама трудилась инженером ВНИПИЭТ. Очевидно, что Челябинская область острее многих столкнулась с экологическими проблемами. Тут не надо долго объяснять значимость нашей работы в этом направлении. Но экологией дело не ограничивается. Та же пенсионная реформа, которая стоит на месте, — огромное поле для работы.

Слова же Зурабова — пустые. Жалкое существование сегодняшних пенсионеров видно невооруженным глазом. Но у тех, кто работает сегодня, положение на пенсии будет еще хуже. Для них вообще непонятно, откуда брать деньги. Между тем владельцами своего бизнеса станет абсолютное меньшинство, а 90 процентов людей будут наемными работниками.

И мы будем защищать людей наемного труда (тех, кто обеспечивает экономическую стабильность России) от произвола хозяев. Я знаю, как власть и работодатели манипулируют людьми, какие лазейки предоставляет им законодательство. Будем бороться за то, чтобы доходы людей соответствовали европейской хартии и не были ниже прожиточного уровня, который в свою очередь не должен быть таким нереально заниженным, как в России.

Основная причина недоступности того же жилья не высокие цены, а низкие доходы населения. Десять процентов населения обладают громадными финансовыми ресурсами. Самые состоятельные люди вкладывают свободные средства в недвижимость и наблюдают, как растут цены.

А те, кто по-настоящему нуждаются в жилплощади, не могут себе позволить ее купить. Даже для получения ипотечного кредита необходим первый взнос, заплатить который многие не способны. Должна быть разработана система социальных гарантий для тех, кто работает по найму, в том числе страхование рисков невозврата кредита при покупке жилья в кредит.

Социальный блок включает в себя и демографическую реформу. Пока тема понимается однобоко — надо увеличить рождаемость. Но это же очевидный перекос! Надо говорить об увеличении продолжительности жизни, об улучшении качества жизни, а не просто о воспроизводстве населения, которое опять будет сталкиваться с неблагоприятными условиями.

Хобби для богатых

— Что скажете о прошедшем в начале июля визите Миронова в Челябинск?

— Визит Миронова получился очень деловым. Они обсудили с губернатором области Петром Суминым многие экологические темы, включая вопросы по Тече. Мне, как советнику Миронова, поручено собрать все предложения по очистке Теченского каскада.

— А с Госдумой отношения строить сложнее?

— Проблема в том, что депутаты той же Госдумы в большинстве своем не юристы, а бизнесмены или их представители. Это в корне неправильно. Для бизнесмена законотворческая деятельность никогда не будет главной. Я, например, никогда не был бизнесменом. Занимался образованием, наукой, преподавал.

Юридическая сфера, считаю, главная для поднятия уровня профессионализма законодательных инициатив. А пока в России многие занимаются не своим делом. В Госдуме должны заседать юристы, у депутатов должен быть определенный образовательный уровень.

А политика должна, в конце концов, стать профессией, как это принято на Западе, где есть понятие «профессиональный политик». В России же власть воспринимается многими как игрушка, хобби для богатых. Отсюда и наши законы. Профессиональные органы власти нам еще только предстоит создать.

— Фонд будет заниматься политикой?

— Обязательно. Политика — это не только сидение в думе и голосование депутатскими карточками. Политика — это взаимодействие с людьми, это система реагирования на события в стране. Власть, как показывает опыт, обращает внимание только на широкий общественный резонанс.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск