12 августа 2016, 14:01 Автор: Игорь Золотарев

Денис Кулаков: «Не суетиться и не бояться»

10 августа 2016 года в Олимпийском тире, что находится в Деодоро, пригороде Рио-де-Жанейро, после окончания квалификации в пулевой стрельбе из пистолета на расстоянии 50 метров моим собеседником стал челябинский стрелок 33-летний Денис Кулаков.

К сожалению, преодолеть отбор из 60 стрелков в финал Олимпиады (вышли 8, в том числе россиянин Гончаров) южноуральцу не удалось. Он стал 23-м, отстав всего на 8 очков от 7-8-го места (из 600 возможных). Наша беседа проходила под канонаду выстрелов, так как в других дисциплинах стрелки ещё выясняли отношения.

МОГ ВЫСТУПИТЬ В ДВУХ ДИСЦИПЛИНАХ

– Когда вы прибыли в Рио-де-Жанейро?

– 31 июля. И тренировались в стрельбе из пистолета на 50-метровом Олимпийском тире. Мы с вами беседуем в тире, в котором стреляют из пневматической винтовки с 10 метров.

– А у вас были шансы попасть на Олимпиаду-2016 и во вторую дисциплину?

– Да. У нас в заявке было четыре человека… На Олимпиаде выступают в каждой дисциплине максимум два человека. Но я не отобрался в нашей сборной, чтобы выступить и в этом виде стрельбы…

– 10 дней подготовки к единственному старту на Олимпиаде-2016. Ожидание было тяжелым?

– Не скажу, что особо тяжело. Нормально.

НА ОЛИМПИАДЕ РАБОТАЛ ПСИХОЛОГ

– На трибуне за вами в первом ряду сидели двое мужчин (один представитель НОК РФ) и женщина. Какие её функции?

– Может быть, психолог?

– Она работала с вами? Это помогает?

– Да, помогает. Психолог работала с нами не каждый день, но встречались с ней.

– А кроме психолога, были здесь ещё специалисты в сборной России?

– Да, тренер по ОФП Лариса Геннадьевна Усачева.

– Вы с ней делаете зарядку?

– Зарядку делаем. Сейчас занимались общефизической подготовкой. На сборах были восстановительные процедуры, массажи, различные обследования …

КОМАРОВ ЗИКА НЕ ВИДЕЛ

– Где вы живете?

– В Олимпийской деревне. Условия для проживания приемлемые: живем по два человека в комнате. Я жил с Владимиром Исаковым, но он уехал раньше. Поэтому последние три дня жил в комнате один.

– А питание устроило?

– Питание – не очень. Нет разнообразия… Кухня, вроде, разная, но кормят не очень вкусно. И выбора мало… Если сравнивать с Олимпиадой-2012 в Лондоне, то намного хуже.

– Перед Олимпиадой-2016 всех пугали комарами Зика. Не боялись их?

– Нет, я не видел их здесь.

– У вас была экскурсия по Рио-де-Жанейро?

– Не было. Когда мы были на этапе Кубка мира, нас возили на экскурсию.

С РЕЗУЛЬТАТОМ НА КУБКЕ МИРА ПОПАЛ БЫ В ФИНАЛ ОИ-2016

– В Бразилии впервые?

– Нет. Мы были здесь на Кубке мира в апреле этого года. Тогда я был 16-м с результатом 557 очков.

– Сегодня – 23-й...

– С тем результатом прошел бы в финал… По-моему, прошли все с результатом выше 556.

Тогда тоже был не очень высокий результат: в отборочных я набрал 563 очка, а в основной квалификации – 557.

Мне, наверное, помешал ветер

– Вы с Гончаровым поднимаете пистолет снизу. Многие стрелки наоборот опускают его сверху. Видно, что абсолютно другая техника…

– Вам как непрофессионалу просто непонятно (улыбается). Мы тоже поднимаем, а потом опускаем вниз, под мишень.

– Те прямо задирают руку вверх, как стартёры, а затем опускают вниз и стреляют. А вы с Гончаровым стреляете по-другому.

– Да, техника исполнения у нас разная…

– Я смотрел: вы так сосредоточенно стреляли, не оглядываясь, выдерживая какие-то паузы между стрельбой. Это отработано?

– Во многом отработано. Иногда пережидал порывы ветра, откладывал момент выстрела.

– Сзади не видно порывов ветра. Там всё светло, вы стоите как силуэты.

– Ветер был достаточно сильный. Мне, наверное, помешал ветер (улыбается).

– Сколько примерно метров в секунду?

– Это не имеет значения. Главное, что нас сдувает со стенда. Во время стрельбы идут колебания корпуса. Если ветер где-то в поле (бывает, колышутся флажки), а на линии огня ветер не чувствуется, то мы на этот факт не обращаем внимания.

– Какая длина у вашего пистолета?

– Сантиметров 30, наверное. Вы заметили, что у всех разные пистолеты: есть подлиннее, есть покороче… У каждого спортсмена свои пистолеты.

– То есть этот пистолет пристрелянный. А пули на Олимпиаде выдают или тоже свои?

– Конечно, свои.

– Сколько ушло пуль на всю сегодняшнюю стрельбу?

– Зачетная стрельба – 60 выстрелов. Пробные… Я отстрелял 15.

ШУМИХА ВОКРУГ СБОРНОЙ НЕ СКАЗАЛАСЬ

– То, что сборную России не допускали к Играм в Рио-де-Жанейро, сказалось на вас?

– Нас же допустили. На нас это не отразилось.

– А были вопросы с допингом?

– Когда перед Олимпиадой-2016 мы были на сборах в Испании, приезжал допинг-комиссар, взял у всех пробы. Здесь по приезду в Рио тоже взяли пробы на допинг.

– У тех, кто попал сейчас в финал, взяли пробы ещё раз?

– Нет. После финала возьмут пробы у призеров.

Рассчитывал попасть в финал

– Здесь вы уже закончили своё выступление. Есть чувство разочарования?

– Есть немножко. Рассчитывал попасть в финал.

– Я видел, что тренер сборной России сидел возле Гончарова и смотрел на его мишень через бинокль. У вас один тренер на двоих?

– Да. Это тренер нашей группы Александр Николаевич Суслов. Он сидел напротив общей таблицы и снимал её.

– Всё-таки по сравнению с Лондоном есть шаг вперед?

– Думаю, да. Небольшой (смеётся). Ощущения совсем другие. В Рио чувствовал себя неплохо, работал уверенно. В Лондоне волновался больше. Здесь, в принципе, работал хорошо, спокойно, старался.

– Что главное в пулевой стрельбе?

– Не суетиться и не бояться.

– Не бояться соперников или себя самого?

– Ничего не бояться (улыбается).

Хочу попасть на третью Олимпиаду

– Денис, вы уже лет 20 занимаетесь стрельбой?

– Да, примерно так.

– Если не ошибаюсь, вам сейчас 33? Как долго собираетесь выступать? Как Олифиренко?

– Пока получается – буду стрелять. Хочу попасть на третью Олимпиаду.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск