26 мая 2016, 16:00 Автор: Дмитрий ГРУНЮШКИН, «Аргументы недели»

Белый медвежонок, Марс и другие…

Год назад корреспондент газеты «Аргументы недели» побывал в подмосковной Истре, где в доме дрессировщика Михаила Зарецкого живут его воспитанники – самые настоящие тигры.

Рассказ об этом вызвал большой интерес у читателей. Мы решили узнать, что за этот год произошло нового в «полосатом семействе» и встретились с Михаилом в кафе Цирка Никулина на Цветном бульваре, где он работает.

Самым ярким воспоминанием прошлогодней встречи был Марс – полугодовалый амурский тигрёнок размером с крупную собаку, весёлый и озорной шалопай. Тогда мне довелось и поиграть с ним, и потискать без особой опаски. Хотя зубки у него и тогда были о-го-го – погрызенное в щепки бревно в углу вольера недвусмысленно об этом свидетельствовало. Так что первый вопрос, разумеется, касался старого полосатого приятеля. – Как дела у Марсика? Растёт, небось? – Марсик? – Михаил иронично усмехается и достаёт телефон. – Да, вырос немножко. Посмотрите фотографию. Это мы недавно тут во дворе на прогулку выходили. – Ох, ёлки… Других слов подобрать просто не могу. На снимке рядом с Михаилом стоит огромный зверь с могучими лапами и здоровенными клыками. Но это полбеды. Его лицо – именно лицо – стало совсем не той шкодной мордашкой, что я трепал за уши. Теперь это уверенный в себе молодой хищник. Поиграть с таким я бы уже не решился. Как говорится – слишком стар для риска и слишком молод для смерти. Михаил смеётся, удовлетворённый произведённым эффектом. – Марсику полтора года стукнуло. Он ещё подросток. Однако весит уже 250 килограммов. Высота в холке – семьдесят сантиметров. А с поднятой головой мне уже по грудь. И он продолжает расти. Будет набирать рост и вес где-то до трёх-четырёх лет. Думаю, к тому времени «зверушка» будет весить килограммов 400–420. – А Шаня… –вспоминаю крупную, как мне тогда показалось, тигрицу по имени Шанель. – В ней где-то 180. Она рядом с ним уже кажется мелкой, а будет выглядеть и вовсе котёнком, когда Марс наберёт кондицию. Он и сейчас, как танк. Лапа, как моя голова, клыки по семь сантиметров. Вот вы в прошлом году с ним играли, как с котом, только большим. А сейчас можете на нём верхом прокатиться, и ему это будет совсем не напряжно. Хочу поставить эксперимент, выяснить, до каких размеров амурский тигр может вырасти, если будет хорошо питаться. Но совсем не ограничивать его в еде невозможно, просто разоришься. Он же ест, как не в себя. Вчера дал ему пятнадцать кило мяса – смолотил в один момент. И ещё бы столько слопал, если бы дали. А норма обычного тигра – 8–10 килограммов. – А характер какой? –По сравнению с другими тиграми он спокойный, уверенный. А ведь совсем сопляк ещё, подросток. Но, видимо, мощь свою сам понимает. Ведёт себя… как собачка – добродушный, ласковый. Можете зайти к нему в клетку, погладить, потискать, он возражать не будет. – Только перед этим хорошо бы его досыта накормить, мало ли… –Это точно, – смеётся Михаил. – На всякий случай лучше, чтобы я был рядом. Тигриная больница – Есть ещё изменения в прайде? – Это не львы, у них прайдов нет, – поправляет Михаил. – Тигры – одиночки. В самом лучшем случае они могут друг друга терпеть. Но отношений между собой не заводят и тем более не дружат. А насчёт изменений… Помните белого тигрёнка Майка? Он уже подрос. А прошлым летом мне достались ещё два белых тигрёнка. Они были очень больные, с сильной аллергией. Совсем лысые, в болячках. Пришлось их выхаживать и выкармливать из сосочки. Сейчас им уже по десять месяцев, крепкие такие пузаны. Зовут Уайт и Кай. Причём Кай совсем белый. У него практически нет полосок. Только в районе хвоста какие-то намёки. У нас в цирке его все зовут Белый Медвежонок. Любимец публики. Он весь такой круглый, пушистый, как шарик. У обоих розовые носики и голубые-голубые глазищи. Кстати, на всём земном шаре всего 130 белых тигров. И трое из них – у меня! Все белые тигры – близкие родственники, ведут своё начало от одного прародителя, найденного в 1958 году. И это достаточно серьёзная проблема для разведения. – У вас и в прошлом году был больной тигрёнок, тоже лысый. – Тот благополучно вырос и прекрасно себя чувствует. В моё «семейство» новички чаще всего именно таким путём и попадают. Либо заболевшие, либо те, кого мать кормить отказалась. К сожалению, у тигриц такое нередко случается. В природе это сразу смертный приговор для малыша. Но и в цивилизованных условиях всё непросто. Очень мало кто знает, как правильно выкармливать тигриных младенцев. Чуть не то молоко, неправильная смесь – и тигрёнок получает жесточайшую аллергию, лысеет, покрывается коростой. И только тогда уже, если тигрёнку повезёт, выходят на меня и отдают. Но я вам скажу – выкармливать малыша, даже здорового – это адский труд. А уж если больной… Надо за ним следить днём и ночью, кормить по часам, таблеточки, укольчики, витаминчики – всё по миллиграммам и по минутам. Ночь или день – без разницы. Я уже начал с ума от этого круговорота сходить. А ведь ещё и работать надо. Слава богу, что у меня есть две любимые женщины – мама и жена Женя. Они всегда очень мне помогали в этом, а в последнее время Женя ухаживание за малышами и вовсе полностью взяла на себя. Как говорится, передаю опыт. Ну или свалил самое тяжёлое на хрупкие женские плечи, – Михаил смеётся. А потом серьёзно добавляет: – Не представляю, что бы я без них делал. Пару недель назад мы взяли ещё одного малыша – Мими. Такое плюшевое чудо. Так вот она уже полностью под опекой Жени. Пока пьёт молочко, но потихоньку начинаем добавлять фарш индейки, а через пару недель планируем полностью перейти на мясо. В природе тигрята могут мамку до года сосать. Но на самом деле на мясе они развиваются гораздо быстрее. Полосатые артисты – По телевизору с большим успехом прошёл сериал «Маргарита Назарова» про легендарную дрессировщицу. Есть там знакомые тигры? ­– Что значит – есть? – удивляется Михаил. – Я там всех тигров знаю. А во многих сценах и вовсе мои воспитанники снимались. Началось это, к сожалению, довольно трагически. Любимого тигра Назаровой играл ручной тигр Запашных Мартин. Ручной тигр и цирковой дрессированный – это очень разные вещи. Так вот в процессе съёмок Мартин неожиданно умер от старости. А съёмки в разгаре, остановить машину невозможно, огромные деньги уже вложены. А другого ручного тигра найти не могут. Тогда позвонили мне – выручай, нужен тигр. Но я в это время был в Таиланде, отдыхал. Говорю – я не против, но отпуск прерывать не буду, я уже десять лет в отпуске не был, меня жена убьёт. Я только что отработал «ёлки» – это две недели по три представления в день без выходных. В общем немного поиграл «в звезду», и киношники пошли на мои условия. Всё равно выбора у них не было, других таких тигров в стране просто нет. – Получается, доигрывал роль уже другой тигр? – Да. Его вообще в разных сценах то ли три, то ли четыре тигра играли. – Они все на одно лицо, что ли? – Нет, конечно. Каждый тигр индивидуален, у них нет ни одной одинаковой полоски. У них и «лица» разные, и сложение. Обычный зритель на это не обращает внимания. А для нас, дрессировщиков, бывает смешно. Вот в кадр вошёл один тигр, а в следующую секунду это уже другой зверь. Тут как с теми же китайцами – поначалу кажется, что они все на одно лицо. Но когда начинаешь общаться, это впечатление быстро проходит и тебе уже не понять, как ты мог когда-то их путать. Кстати, для них мы, европейцы, тоже все на одно лицо. – В каких ролях снимались ваши воспитанники? – В разных. Маленькие тигрята в кадрах – все мои. В основном это Эмили. Вы с ней тоже знакомы. Во время съёмок она совсем маленькая была, толстенькая, такая обаяшка. Во всех опасных сценах снимались именно мои тигры. Нападение на капитана на корабле, все драки, схватки – это всё мои. – Вы там снимались в какой-то роли? – Нет, работал как дрессировщик, иногда дублировал артистов в особо опасных кадрах. Когда Чернышов с тигрицей борется – в кадре я со спины. – В общем, каскадёром работали. – Вроде того. Искали животное, которое может все эти трюки сделать. Выяснилось, что в России я один такой, чьи звери могут сыграть нападение на человека и при этом его действительно не сожрать. – Они же у вас не цирковые. И на манеже они трюки сыграть не смогут. – Да. Это очень разные вещи. Совершенно разные задачи. Мои играли всё, что происходит за пределами манежа. А в цирковых сценах снимались в основном тигры братьев Запашных. Животные, которые воспитываются для манежа, более агрессивны. Они, если можно так сказать, не социализированы, к общению с чужими людьми не склонны и подчиняются только своему дрессировщику. Если же, как я, с детства приучать животное к добру и ласке, оно таким и вырастет. Более послушным. Это как у людей, если близнецов воспитывать в разных семьях с разными условиями и традициями, они вырастут разными людьми. – В фильме у каждого тигра свой трюк, своя роль? – Да, мои цирковые трюки делать не умеют, зато они могут многое другое. Например, мне ставят задачу – тигр должен пройти по комнате из того угла в этот, или пробежать по поляне, или спрятаться за кустом, или залезть на машину, или пометить эту машину. И, исходя из этих задач, я уже выбираю «исполнителя». Я представляю, что каждый из них может сделать и как. Два дня назад у нас в лесу съёмка была. Я брал двух тигров – Шаню и Марсика. Зритель всё равно будет видеть одного тигра, а не двух, он не будет считать полоски. Даже если учесть, что Марсик уже на треть больше Шани. Бизнес-класс для тигра – Часто ездите с ними на съёмки и мероприятия? – Не редко. Специально для этого мы сделали особую машину на базе небольшого автобуса «Мерседес-Спринтер». Переделали его конкретно. Поставили внутри систему кондиционеров, подогрев. Установили в кузове специальные клетки на «две персоны». Вообще-то влезло бы и больше, размеры позволяют. Но решили пожертвовать вместимостью ради комфорта животных. Есть и для людей спальное место, морозилка, телевизор, все блага цивилизации. В кузове установлены видеокамеры, чтобы прямо в дороге, не отрываясь, следить за подопечными – чем они там занимаются, всё ли у них хорошо, не пора ли подстилку поменять. Тигры там себя чувствуют как в бизнес-классе. Думаю выдать им пульты от климат-контроля, пусть сами себе температурный режим подбирают. В общем, транспорт получился что надо. Хоть на Камчатку двигай. – Тигров можно возить только на машине? – На самолёте тоже летаем. Но проблем масса. Только одна компания в России берёт хищников на борт. Тот же «Аэрофлот», например, не берёт ни под каким видом. А у тех, кто берёт, ценник о-го-го, кусается. Плюс для перевозки надо собрать кучу ветеринарных справок, нужны специальные сертифицированные клетки одной определённой фирмы. У меня таких клеток несколько, под любой размер животного. Тигры летят в багажном отсеке. Один раз мне сделали исключение, потому что у меня был маленький тигрёнок. Мне разрешили его в клеточке взять в салон. И обе стюардессы в итоге весь полёт просидели рядом со мной, разглядывая «котёнка», одеялки нам приносили и т.п. Однажды было предложение по съёмке тигра во Владивостоке. Но потом заказчики прикинули, что нужно тигра сажать в машину, загонять в зафрахтованный грузовой самолёт, везти и там возить на машине, а потом обратно, – решили, что не потянут. А сейчас запросто махнули бы на своём «Спринтере», ехать-то меньше недели. – Раз вас приглашают на съёмки в разные города, значит, таких тигров больше нет нигде в России? – Тигры-то есть. Но нет подобных моим. Например, есть тигры в зоопарках. Но они же дикие, их не возьмёшь за ошейник и не поведёшь в парк. Его не потреплешь по уху, не поцелуешь в нос – он тебе сразу голову откусит. А мои воспитаны в любви к людям с молочного детства. В этом моя работа и состоит. Раньше я своих воспитанников отдавал другим дрессировщикам в цирк. Они в номерах участвуют. А сейчас практически все остаются у меня. Вот уже десяток набрался. Чем раздавать питомцев в чужие руки, не лучше ли самому с ними затеять какое-нибудь интересное дело? Я планирую открыть свой парк в Подмосковье, что-то вроде парка Тайган, что есть в Крыму. Чтобы народ приходил и смотрел на тигров почти в диких условиях. Главный вопрос в земле, сейчас езжу по Подмосковью, рассматриваю участки. Организационных вопросов надо решить море. Да и денег тоже понадобится немало. У Путина с амурскими тиграми хорошие отношения, думаю, это в плюс пойдёт. Тем более что амурский тигр уже есть. Есть и другие дела. Сейчас разрабатываем одежду для спортивно-патриотического клуба единоборств «Слава» в Керчи. Мои тигры стали лицом этого клуба. Они на фирменных автобусах клуба, плакатах, теперь будут ещё и на фирменной одежде. Я возил своих тигров в Керчь, в море с ними купались. Я и в Керчи показывал ребятам тигров, и они сюда в Москву приезжали на соревнования по самбо. Им утром уезжать обратно, и я организовываю им ночью встречу в какой-нибудь студии. Они там общаются с тиграми, фотографируются. Мы в Керчи снимали ролики, как ребята занимаются с тиграми, возятся с ними, играют. Всё это можно посмотреть на сайте «Славы». – Работа с детьми – вообще дело очень важное и правильное. – Дети для меня – отдельная песня. Я езжу в детдома со своими питомцами. Недавно был в Подольском районе. Выхожу на сцену актового зала с тиграми, триста детей смотрят, что они умеют делать. Я им рассказываю про тигров всё, что знаю. Им очень интересно. Они просто оживают, оттаивают. Много спрашивают, им всё интересно, пробуют погладить, узнать, какой тигр на ощупь. Я им и про себя рассказываю, как я жил раньше и как смог стать «воспитателем тигров». Я же тоже не из потомственных цирковых, я из обычной семьи из провинциального Волгодонска. Раз у меня получилось, значит, и у них всё может получиться. Если я достучался хоть до одного из этих ребят и девчонок, оказавшихся в такой сложной жизненной ситуации, без родителей, значит, я уже не зря всё это делал.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск