23 мая 2007, : Автор: Елена ИЛЬИНА

Виталий Тесленко: «Медицина сегодня напоминает сороконожку»

«Есть такая профессия – медицину организовывать», - говорит заместитель главы города, начальник городского управления здравоохранения, доктор медицинских наук, профессор кафедры общественного здоровья и здравоохранения Челябинской медицинской академии Виталий Тесленко. Ему ведомы все рычаги большой медицинской машины – механизма сложного и нынче не совсем здорового. Сохраняя незыблемую веру в благородство своих коллег, Виталий Ремович очень трезво смотрит на состояние сферы в целом.

Лишь бы потолок не рухнул

- У меня есть сертификат организатора здравоохранения – как у любого из главных врачей, - поясняет Тесленко. - Кстати, наша специальность была первой профессиональной управленческой специальностью в СССР и, наверное, в мире. В нашей стране управленцев-медиков стали готовить с 1937 года. До этого работали стихийно, поскольку Владимир Ильич Ленин считал, что и кухарка может управлять государством… А, например, в 60-е годы в нашем здравоохранении была тенденция на должности главных врачей активно назначать хирургов. Хирург – мужчина решительный… Однако практика показала, что это не совсем правильно. С одной стороны, у практикующего врача не хватает навыков управления – руководитель учреждения должен владеть основами знаний как минимум в 12-ти смежных областях (строительство, финансы, законодательство). С другой – он деградирует как клиницист, перестает оперировать. Хотя приятные исключения, конечно, есть. Например, главный врач городской больницы № 6, доктор медицинских наук Сергей Степанович Шестопалов, который многие наиболее сложные операции выполняет лично.

- Вы знаете толк в управлении. И все же, приходилось ли сталкиваться с трудностями, когда вы пришли работать в этот кабинет? Ведь город – хозяйство большое.

- Сложные ситуации возникают не только на старте. С трудностями и сейчас приходится сталкиваться каждый день – причиной тому само положение дел в медицине. Но, во-первых, я был подготовлен к такой работе. А во-вторых, мы пришли к управлению городом единой командой под руководством Михаила Валериевича Юревича. Легче, когда старт одновременный – тогда и победы, и ошибки общие. Да и вообще я считаю, что исполнительная власть – «игра» командная. Мы все знаем сложности в ведомствах друг друга и стараемся помогать по мере сил. Другое дело, когда идет противодействие извне. Ведь сейчас возникает множество проблем, связанных не с объективными трудностями, а с точкой зрения отдельных лиц в различных структурах.

- Как выглядит челябинская медицина на фоне других городов?

- Я бы сказал, что мы находимся в золотой середине. Ближе к лидерам. Такое же положение у нас и в сравнении с городами-миллионниками. Но мы могли бы выглядеть и лучше. В первую очередь, в сложные условия нас ставит 131 закон о разделении полномочий. Для районов области это хорошо, не спорю. Муниципалитет финансирует одно, область – другое. Но для городов с населением свыше 600 тысяч человек эта схема решительно не подходит, разделение полномочий в сфере здравоохранения в законе должно быть прописано отдельно. Администрация города выходила с этими инициативами на Государственную Думу.

- Чем «страдает» челябинское здравоохранение в первую очередь?

- Проблем основных две. Первая – дикая нехватка денег на капитальный ремонт больниц. В 80-е годы в Челябинске их строилось мало, большинство возведено еще на рубеже 60-х. Перекрытия деревянные, фасады обрушиваются. Искренне стыдно и перед пациентами, и перед коллегами. Чтобы это положение исправить, нужны колоссальные вложения. По нормативам, на капремонт всех челябинских больниц требуется 4,7 миллиарда рублей! Так что нам не до нормативов. Нам хватило бы миллиарда, чтобы привести больницы в относительный порядок. Кроме всего прочего, здания ведь должны соответствовать лицензионным требованиям. Да и современную технику, аппаратуру в сарай не поставишь. Чем выше уровень здравоохранения на территории, тем оно больше кушает. Не так давно крупный поставщик оборудования рассказал мне о случае, когда одна из больниц Подмосковья приобрела самый современный рентгеновский аппарат потолочного крепления весом две тонны. Укрепили его, как полагается, на потолке. А перекрытия деревянные – все и рухнуло вместе с потолком… Это, конечно, из области анекдотов. А если серьезно, то 2007 год обещает быть очень трудным для здравоохранения Челябинска – это проблема номер два.

Честь белого халата

- В чем же причина постоянной нехватки средств на медицину?

- Две трети нашего финансирования обеспечивает фонд обязательного медицинского страхования. Согласно программе государственных гарантий жителям должен быть обеспечен определенный объем медицинской помощи. Однако тарифы фонда гораздо ниже – ФОМС финансирует 60 процентов этого объема. За последнее время зарплаты в отрасли выросли на 74 процента, а тарифы ФОМСа, их обеспечивающие, - только на 26 процентов. А в этот тариф входят и затраты на медикаменты, на питание пациентов в стационарах. Сейчас по уровню обеспечения больниц лекарствами мы отброшены в 1997-99 годы.

- Это везде так?

- Не везде. Здравоохранению Санкт-Петербурга выделяется стопроцентное финансирование по счетам. Медицина Ханты-Мансийского автономного округа получает 180 процентов от годового плана. Там компьютерный томограф стоит в больнице города с населением 40 тысяч человек! Скажете, они сидят на нефти? Разумеется, от ресурсов региона зависит очень многое, но соседний Екатеринбург, например, «сидит» лишь на собственной экономике, а положение дел там существенно лучше. Но можно говорить еще и о политических рычагах – более активная позиция региона на федеральном уровне смогла бы улучшить ситуацию.

- Что же делать нам? И кто виноват?

- Ждете, что я буду ругать ФОМС? Не буду. Он ведь тоже существует за счет налоговых поступлений: сколько собрали – на столько и лечит. Причем здесь идет речь не о гражданах-неплательщиках, а в первую очередь о промышленных предприятиях. А список наших городских предприятий-должников по налогу на медицинское страхование – это стопка бумаги мелким шрифтом. Начиная от таких гигантов как «Станкомаш» и заканчивая более мелкими неплательщиками. Если бы все они выплатили задолженность, то здравоохранение Челябинска однократно получило бы минимум 500 миллионов рублей. Нам хватило бы денег на медикаменты на этот и будущий годы. Конечно, многое делается по нацпроекту «Здоровье». Но сейчас мне наше здравоохранение напоминает сороконожку: то пятая ножка по дороге увязнет, то вторая.

- А платная медицина не спасает положение? Там, наверное, все в порядке.

- Если сравнивать услуги частной и «государевой» медицины, то первая никогда не сможет заменить вторую. У нас в городе и области нет мощных частных клиник, частникам не под силу комплексные виды услуг, тем более стационарное лечение, реанимация, дежурные бригады врачей, круглосуточная скорая помощь. Поэтому сейчас частная медицина в Челябинске, как рыба-прилипала: акула кушает, ну, и ей что-то перепадает. На мой взгляд, конкурировать частная медицина может только в отдельных отраслях медицины, например, в стоматологии. Эффективно работает также санаторно-курортная отрасль. Что касается платных услуг, которые оказывают в муниципальных больницах, то их объем растет. Тем не менее, такие услуги ни в коем случае не должны быть в ущерб программе государственных гарантий. Для этого нужен соответствующий контроль. А ведь зачастую пациент даже не знает, за какую услугу с него могут взять деньги, за какую – нет. Поэтому больного в вестибюле лечебного учреждения должна встречать информация с соответствующими разъяснениями. Платные и бесплатные услуги должны быть четко разграничены либо в отдельных кабинетах, либо по времени приема врача. Сейчас мы активно над этим работаем. Отсутствие такой информации поощряет так называемые «теневые соплатежи». Правда, у нас их число в 15-17 раз ниже, чем, скажем, в Москве. Существенно осложняет дело то, что о таких случаях нет никаких сигналов от населения. Заплатил врачу – рассказал родственникам, соседям. Журналистам тоже рассказывают. И никто почему-то не обращается в управление здравоохранения, особенно письменно. А ведь это необходимо, чтобы принять меры в отношении недобросовестных людей.

- У нас принято считать, что «подношения» врачам существенно влияют на качество помощи…

- За шесть лет обучения у будущего врача формируются определенные моральные принципы. Если человек – профессионал, то он эти принципы всегда сохраняет. Посмотрите, в больницах реанимируют, оперируют, дежурят круглые сутки. А скорая помощь, которая привозит пострадавшего с ДТП в тяжелейшем состоянии? О какой оплате здесь может идти речь? И когда общество этот труд не уважает, специалистам становится очень обидно. Пациенты, в общем, благодарны врачам. Но негатива все-таки больше. И то, что пишут о медиках СМИ, не всегда им нравится. Я же могу сказать, что горжусь своими коллегами – без всякого преувеличения.

- Виталий Ремович, защищен ли наш медик от каких либо недоразумений в случае врачебной ошибки? И защищен ли от нее пациент?

- От ошибок никто не застрахован. А сознательно защищать честь белого халата, стоять за нее горой никто не будет. Но все-таки я не стал бы утверждать, что врач совершенно беззащитен в таких случаях. Существует система контроля качества, лечебно-контрольная комиссия, в акушерстве и гинекологии – родсовет. Да и много вы знаете судебных процессов в отношении врачей? Значит, наши доктора либо работают хорошо, либо все-таки защищены. Но вообще-то медицина существует не для врачей, а для пациентов. А пациентам, чтобы отстоять собственные права, надо быть поактивнее.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск