6 ноября 2014, 14:00 Автор: Служба информации

Борис Дубровский: «Я верю в этих людей, других у меня нет»

В Челябинской области идет активная работа по развитию станкостроительного кластера. В перспективе станки российского производства должны полностью заменить собой импортные.

Губернатор Челябинской области Борис Дубровский дал интервью порталу «Эксперт Урал», в котором рассказал о планах региона в этом направлении. Основной базой для восстановления станкостроения станет Троицкий станкостроительный завод. Сейчас на предприятии идет реконструкция, после нового года начнется сборка станков, специалисты проходят обучение в Южной Корее. Перед заводом стоит задача за два-три года стать самостоятельной инжиниринговой компанией.

— Борис Александрович, кластер базируется на старых предприятиях, нуждающихся в серьезной модернизации. Вы верите, что станкостроение может стать точкой роста?

— Очень хотелось бы, чтобы стало. Условия для этого есть. До 90% всех станков завозятся в Россию из-за рубежа. Масштаб рынка огромен. Надо лишь найти свою нишу. У нас есть уникальные компетенции, правда, их надо развивать и поддерживать. По сути, я сегодня выступаю как менеджер — работаю с предприятиями, налаживаю кооперацию, ищу контакты, возможности, человеческие ресурсы, инвестиции. Вы правы, кластер базируется в том числе на старых предприятиях. Тот же Троицкий станкостроительный завод — это целая история. Там мало что осталось, но есть команда, которая убеждена, что ей удастся построить современное производство. И я верю в этих людей, других у меня нет, поэтому я буду им максимально помогать.

У них в свое время была совершенно конкретная компетенция: более 45 лет завод производил станки для электрофизических и электрохимических методов обработок. Это особые технологии точной обработки. Сейчас там другие мысли — не только сохранить прежние компетенции, но и развить новые. Думаю, что получится, если выбрать правильную нишу. Мы для этого сейчас все вместе и собираемся. Еще одно предприятие, которое войдет в кластер, расположено в Трехгорном: там все хорошо, есть востребованная продукция, есть развитие. Оно встроено в рынок. Если мы найдем с ними возможность внутриобластной кооперации, то можно было бы подумать, чтобы на их базе продвигать какую-то группу станков. Слабая сторона — создание собственных новых конструкций станков. К сожалению, не хватает того, что называется инжинирингом. Третье предприятие — Первый станкостроительный завод — это группа молодых людей, которые делают глубокую реконструкцию старых станков. У них есть свои наработки. Это небольшой бизнес, но они действительно этим живут: чувствуются идея и задор, которого многим предпринимателям сегодня не хватает. Наконец, у нас есть Южно-Уральский госуниверситет, который мог бы способствовать развитию кластера, появлению новых технологий: есть соответствующие кафедры, специалисты.

— У вас какая роль в этой истории? И о какой нише вы говорите?

— Моя задача — администрировать это направление. Есть внешние связи, возможность привлекать ресурсы, внутренняя убежденность, что мы сможем сформировать нужные рынку компетенции и будем их развивать. Какая ниша? На чем мы сосредоточимся?.. Я вообще мечтаю об аддитивных технологиях. Это, наверное, то, за что можно было бы зацепиться. Я говорю о создании станков, которые используют аддитивные технологии, технологии послойного синтеза. Это могло бы стать изюминкой, на этом можно специализироваться. Другая специализация — литье станины, корпусное литье. Металлурги у нас есть, есть мощности для литья. Это нужно всей станкостроительной отрасли, которая все равно будет развиваться и локализоваться на территориях. Насколько мне известно, даже немцы станины покупают в странах Восточной Европы.

Итак, нам необходимо литье, аддитивные технологии и взаимодействие с некими (они уже есть) западными компаниями. Станкостроение — это же верх машиностроения. Именно об этом президент РФ рассказывал, когда говорил об импортозамещении. Без станков мы ничего не сможем сделать.

— На Госсовете в сентябре Владимир Путин дал поручения — в сжатые сроки принять планы содействия импортозамещению в промышленности и аграрном секторе экономики. Кроме проектов в машиностроении есть примеры создания производств, заточенных на имортозамещаемый продукт?

— Примеры есть. В принципе импортозамещение это то, чем занимался тот же Магнитогорский металлургический комбинат, на котором я работал всю мою сознательную жизнь. Мы всегда так и развивались: оценивался потенциал рынка, в том числе через анализ того, что по импорту закупается, а дальше принимались решения, какие реконструкции затевать, какие технологии осваивать. Самый яркий общеизвестный пример импортозамещения — производство труб большого диаметра. За пять лет в стране создали целую отрасль.

По большому счету весь бизнес занимается импортозамещением. Если ты можешь освоить технологии, найти инвесторов и сэкономить на логистике, то при массовом производстве обеспечишь себе доходность. Нужно сформулировать технические задачи — буквально на пальцах разобрать, кто и откуда какие детали везет и где их производство можно наладить в России. И все!


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск