4 сентября 2013, 11:50 Автор: Андрей ВАГАНОВ.

Не правда, что незаменимых людей нет

27 августа единогласным решением городской думы актеру Челябинского драматического театра имени Н.Ю. Орлова народному артисту РФ Юрию Цапнику присвоено звание почетного гражданина города Челябинска. Юрий Викторинович узнал об этом, когда его начали поздравлять друзья, родные, знакомые, и отнесся к произошедшему со свойственной ему скромностью.

Он родился в Сибири, но уже давно считает самым родным местом именно Челябинск. Много раз предлагали ему перебраться в столицы — Москву, Санкт-Петербург, но душа уже прикипела и к родному театру, и к уральским озерам...

— Расскажите, как начиналось ваше знакомство с городом?
— После учебы в институте я работал в Иркутском театре юного зрителя, и у меня было довольно много ролей. Но случилось так, что произошла очередная «революция», пришел новый главный режиссер, с которым мы не сработались. Однако незадолго до этого конфликта мы приехали на гастроли в Челябинск. Это было в 1969 году. Мы прибыли, помню, в пять часов утра. Город показался мне очень чистым и праздничным. Гастроли проходили с большим успехом, нас хорошо принимала публика. А меня тогда пригласили работать сразу два челябинских театра — драматический и ТЮЗ. Потому я и вспомнил об этих приглашениях в разгар конфликта. И приехал сюда, но сначала не в театр, который носил тогда имя революционера Самуила Цвиллинга, а в театр юного зрителя, которым руководил ныне покойный Тенгиз Александрович Махарадзе. Сразу же, за первый сезон, я сыграл там девятнадцать ролей, из которых только две были большими — Карлсон, который живет на крыше, и государь император Николай Первый, душитель декабристов... Работать было достаточно интересно, но потом я почувствовал, что учусь у самого себя. Не хватало настоящей школы — и так в моей трудовой книжке появилась запись: «Переведен в театр драмы».

— И здесь у вас, конечно, были другие учителя...
— Да, конечно, и прежде всего — Наум Юрьевич Орлов, чье имя сейчас носит наш театр. Говорят, что нет незаменимых людей, но это неправда. Таких мастеров, как Наум Юрьевич, теперь больше нет. Они, увы, ушли, как последние из могикан. Он очень много времени посвятил нам, тогда молодым актерам. По сути, в течение тридцати лет он создавал свой театр, с индивидуальным, неповторимым почерком. Сегодня повторить такой подвиг уже, наверное, не сможет никто.

— Про вас говорят, что вы очень разноплановый актер. И все же что больше нравилось играть — комедийные или драматические роли?
— Мне кажется, что актер не должен быть всегда одинаков. Когда я слышу, что про кого-то говорят: «У него амплуа героя-неврастеника», я думаю, что этот человек просто остановился в своем развитии. Даже когда ты играешь какую-то достаточно серьезную роль, нельзя не найти в ней что-то смешное, и наоборот. У меня, кстати, было очень много ролей не комедийных, например шут в «Короле Лире», Мурад в «Похожем на льва»... Я считаю, что чем многограннее образ, тем интереснее и зрителю, и актеру. И даже в маленькой роли можно найти много интересного. Я, например, играл как-то подсолнух. И придумал, как он поворачивает голову вслед за солнцем, как бреется по утрам... Кстати, и мой сын сейчас поступает так же: он много снимается в кино, а в нынешних сценариях роли прописывают только в общих чертах. Остальное придумывает сам актер, если не хочет сыграть примитивно и плоско.

— Недавно вашему сыну вручили премию «Светлое прошлое». Наблюдая вас вдвоем на сцене, я невольно подумывал: а нет ли какой-то творческой ревности между вами?
— Упаси Боже! Никакой ревности, зависти или тому подобного. Правда, сначала, когда Ян только поступил на актерский факультет, помню, как-то после нашего спектакля он подошел ко мне и сказал: «Ты, папа, неправильно играешь, не по Станиславскому...» И это понятно: на первом курсе мы все максималисты, но с возрастом это проходит — прошло и у него. Сегодня я горжусь, что Ян снимается в кино у хороших режиссеров, что недавно ему вручили Гран-при за лучшую роль на международном кинофестивале ( за фильм «Очкарик», который, надеюсь, скоро выйдет и в отечественный прокат). Еще на экраны выйдет фильм «Горько», где Ян сыграл вместе с другим известным уральцем — Сергеем Светлаковым. И там тоже сын придумал большую часть роли, для которой, кстати, ему пришлось поправиться на 10 килограммов.

Многому я учусь и у него: ведь Ян — выпускник очень хорошей петербургской актерской школы...

— А вы сами сегодня не ощущаете себя учителем?
— Ни в коем случае: я сам продолжаю учиться. Единственное, что я могу, — дать совет, если кто-то из молодых актеров обращается ко мне. Но это только совет, я ничего не навязываю — каждый сам может решать, как ему работать на сцене...

— С какими партнерами вам работалось интереснее всего?
— Я работал со многими актерами — и когда снимался в кино, и на сцене. Каждый партнер по-своему хорош. Вот, например, недавно мне позвонили продюсеры из Москвы: именно со мной хотел сыграть спектакль «Божьи одуванчики» Лев Константинович Дуров. Ему уже за восемьдесят, но это совершенно неуемный человек. Жаль, что пока спектакль не состоялся, Дуров оказался в больнице, но уже сейчас состояние его улучшается, и он даже просится из больницы на дачу...

Но, если говорить серьезно, больше актер зависит не от партнеров, а от режиссера. Встретить «своего» постановщика, который поймет тебя и поможет раскрыться на сцене, — большая удача. И мне повезло — я встретил таких режиссеров. Еще в Иркутске я начинал работать с Александром Борисовичем Шатриным. Это потрясающий режиссер, в свое время сам Эдуардо де Филиппо выдал ему сертификат в том, что Шатрин — самый лучший постановщик его пьес. Я очень многому у него научился. Потом, конечно, Наум Юрьевич Орлов. И польский режиссер Ежи Яроцкий, который в свое время поставил у нас спектакль «Бал манекенов» и доверил мне главную роль. К сожалению, в прошлом году этот мастер ушел из жизни... Вот три главных имени, которые очень много значат для меня.

— Что помогает вам отдыхать, отключаться от театра?
— Вы знаете, я не верю артистам, которые говорят, что театр — это вся их жизнь. Человек не может быть постоянно погружен в работу. Это просто нелепо. Я даже люблю, почитав новую роль, отложить ее в сторону на неделю и в это время заняться чем-нибудь другим. А если говорить просто об отдыхе, то это, конечно, машина, рыбалка, домашние дела. Очень нравится делать что-то своими руками. Еще до работы в театре я научился и слесарному, и токарному делу, и работе по металлу. Так что сегодня я, если что дома сломалось, слесаря не вызываю... Люблю рыбачить на наших озерах. Долгое время ездил на Узункуль, но теперь там рыбы почти не стало, и я переключился на другие озера. Вот даже чехол для фотоаппарата сам сшил — из кожи, которая продавалась в магазине «Самоделкин».

— Чувствуете вы себя настоящим челябинцем?
— Да, конечно, хотя не скрою — к городу привыкал достаточно долго. Все же Иркутск был ощутимо меньше, там были свои традиции. Но сегодня знаю город очень хорошо, с удовольствием наблюдаю, как он растет.

— Каковы ваши планы на новый сезон?
— Я репетирую новую роль — к 4 октября мы должны выпустить новый спектакль по пьесе современного драматурга Владимира Мухарьямова, который называется «Поздняя любовь». Там играют Николай Ларионов, Валентина Качурина, Наталья Катасонова и я. Ставит молодой режиссер Александринского театра из Петербурга Олег Еремин. Это очень толковый молодой человек, и мы все с ним сразу нашли общий язык, так что я надеюсь на лучшее. Ну а потом у нас ожидается тоже интересное событие — театральная лаборатория, в театр приедут три интересных режиссера и будут за очень короткий срок создавать какие-то наброски спектаклей. Это очень современно, это по-настоящему живой театр, и потому с удовольствием буду в этом участвовать...

— Я вдруг обратил внимание, что вы уже четвертый почетный гражданин города из одного театра: Петр Иванович Кулешов, Леонард Варфоломеев, Наум Юрьевич Орлов…
— Это говорит о том, насколько театр важен для города. И я благодарен тем, кто выдвинул и поддержал мою кандидатуру. Спасибо!


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск