1 августа 2013, 07:59 Автор: Виктория ОЛИФЕРЧУК

Жизнь - это движение

С Владимиром Лавришиным знакомы давно, по работе в академии культуры на кафедре оркестрового дирижирования, которая случилась на заре моей туманной юности. Сколько помню, на его плечах всегда была пара-тройка оркестров, пара-тройка должностей, пара-тройка проектов, а концертов, выступлений и вовсе не счесть. Шумный, громкий, суперактивный, когда он начинал рассказывать о работе, что сделали, а что еще хотелось бы, всем становилось немножечко стыдно за свой жизненный темпоритм и не столь бурную деятельность. Такое впечатление, что внутри него не то что Energizer, какой-то вечный двигатель спрятан. За прошедшие годы он ничуть не изменился, и даже двигатель не подсел.

Эксклюзив для сербов

— Сколько у вас сейчас коллективов, Владимир Иванович? — спешу предвосхитить словесный поток и направить его в нужное русло.
— Хм-м-м, не считал, — собеседник на секунду притормозил. — Давай посмотрим. — И начал загибать пальцы: — Башкирский, хабаровский, кустанайский…

Ни много ни мало насчитали семь оркестров. Постоянных! Оказалось, что есть еще и разовые проекты. В общем, Лавришин «в своем репертуаре». Но главная и самая большая любовь на данный момент — молодежный оркестр «Челябинск». Коллектив на базе академии культуры вот уже 20 лет работает, и весьма успешно.

— Только что вернулись из Сербии, где проходил международный форум «Тамбурицафест». Играли на берегу Дуная — красотища! 15 тысяч зрителей было на концерте. Организаторы потом признались: «Мы на вашем концерте такие деньги заработали, что весь фестиваль окупили».

— И что же вы такое там играли? Попсу какую-нибудь…
— Не-е-ет, ты что! Во-первых, как говорит один знакомый: «Бороться с попсой все равно что с плохой погодой — бесполезно», — смеется Владимир Иванович. — Во-вторых, на фестивале и поп-звезды были. Например, Звонко Богдан — это как наш Филипп Киркоров, но он выступал в сопровождении оркестра народных инструментов, те же самые тамбурицы ему и аккомпанировали. В-третьих, наш оркестр исполнял исключительно музыку наших уральских и сибирских композиторов: Владимира Грехова, Александра Прибылова, Рафаила Бакирова. Этого сербы никогда не слышали, так что эксклюзив. К тому же оркестр русских инструментов впервые был представлен на этом фестивале, а мы стали пионерами.

Дурной тон взамен традиций

В Сербию отправился камерный состав «Челябинска» — 16 человек. Для Европы это оптимально: транспорт и перевозка дорогие, большой коллектив возить невыгодно. К тому же большая часть коллектива — студенты, что опять же привлекает европейских менеджеров, делающих ставку на молодых.

— Молодежи было очень много — и среди слушателей, и среди исполнителей. Впрочем, уровень музыкантов был весьма и весьма высокий. Каждый оркестр прошел жесткий предварительный отбор, и на фестиваль приехали действительно самые лучшие. Как сербы сыграли чардаш — мы просто рты пооткрывали.

— Попробовали поиграть на тамбурице? Что это за инструмент?
— На самом деле он очень похож на четырехструнную домру по звукоизвлечению. А вот внешний вид напоминает гитару. Так что наши домристки живенько освоили.

— Как вы считаете, дома, в России, вам удалось бы собрать 15 тысяч слушателей?
— Это вряд ли, — машет руками дирижер. — Кстати, параллельно с фестивалем «Тамбурица» в городе проходил еще и конкурс эстрадных исполнителей, который собрал практически еще столько же народу. Не знаю, удалось бы в Челябинске набрать два огромных зала, если бы выступала Пугачева в параллель с филармоническим концертом.

— Но почему? Получается, Европа больше ценит искусство?
— Уровень культуры там выше, безусловно. В Сербии сейчас вообще всплеск самосознания, патриотизма. Мы о патриотизме вспоминаем в редкие, как правило, тяжелые для страны моменты. Не люблю высокопарных слов, но патриотизм не может быть временным, это ведь и отношение к матери, к малой родине. Во-вторых, отношение к культуре совершенно иное — бережное и трепетное, нам и не снилось такое. Опять же народная культура там ценится не меньше, чем классика или эстрада. Я уже говорил, что поп-звезды выступали под оркестр, причем пели вживую. Фонограмма там считается дурным тоном. Самое обидное, что у нас все это тоже было. Вспомните, в свое время Зыкина выступала с эстрадно-симфоническим оркестром Силантьева. Сейчас эта традиция, увы, утрачена.

Путевка в Европу

— Каково отношение к русским у бывших братьев-славян?
— Замечательное. Мы были в разных странах, но так нас нигде не встречали. Наша солистка Ярослава Прокофьева приехала пораньше, устроилась в отеле. Когда организаторы узнали, что она платит по 30 евро за гостиницу, договорились и устроили ее за два евро в сутки в пятизвездочный отель. Арт-директор фестиваля Йован Пейчич, кстати бывший спортсмен-дзюдоист, олимпийский призер, оказывается, был в Челябинске на чемпионате Европы — заклеил нашими афишами чуть не весь Нови Сад (город, в котором проходил «Тамбурицафест». — Авт.). После концерта нас атаковали местные телеканалы.

— Что же их интересовало?
— В основном два вопроса: уровень фестиваля и как нам понравились сербские девушки, — хохочет дирижер.
Впрочем, из Сербии оркестранты привезли не только массу впечатлений, но и довольно пухлую папочку с контрактами на будущее. Уже 27 сентября «челябинцев» с их домрами и балалайками ждут в Италии, в провинции Калабрия. Концерты пройдут на пару с местным филармоническим оркестром: разделили по-братски — каждому коллективу по отделению. Затем в декабре, аккурат на Рождество, наших музыкантов ждут в Германии. Весной намечен фестиваль в Салониках, что в Греции, где есть все, за исключением оркестров русских инструментов. Последним аккордом станет Кипр.

— А студенты успеют поучиться, педагоги не возражают против таких многочисленных гастролей?
— На самом деле это прекрасный опыт концертной деятельности, вряд ли педагоги будут возражать. К тому же — реклама родного вуза, которая тоже нужна, да и города, ведь наш оркестр носит любимое название — «Челябинск».

До самых до окраин

Пережив эмоциональный рассказ, тайно и явно завидуя загранкомандировкам, листаю книжицу, подаренную Владимиром Ивановичем: фотографии, грамоты, а вот и заветный списочек, с которого начался наш разговор. В нем числится 11 профессиональных оркестров и еще десяток студенческих коллективов. Дважды дирижер выступал со знаменитым оркестром Осипова в Москве — факт в его биографии известный, но помимо осиповского были еще оркестры Омска, Уфы, Улан-Удэ, Нефтеюганска, Самары, Тюмени…

— А в Хабаровск-то вас как занесло? — пожалуй, самое последнее достижение музыканта.
— На Дальний Восток меня пригласила Нинель Семенова, завкафедрой Хабаровского института искусств. Она была в Челябинске в жюри одного из конкурсов и предложила: «Володя, приезжай, помоги». У них оркестр только появился. В ноябре 2010 года мы сыграли премьеру. До сих пор храню афишу, на которой огромными буквами почему-то написано: «Главный дирижер — Владимир Лавришин, г. Томск», — смеется музыкант.

— Как же вы совмещаете? Хабаровск — не ближний свет.
— Приезжаю на недельку-другую, делаем программу, выступаем, потом с ребятами работает второй дирижер. Вот поеду в Южно-Сахалинск, по пути в Хабаровск заскочу, что-нибудь сыграем.

После Хабаровска до Уфы или Кустаная — как до соседней улицы, даже неудобно спрашивать. С Казахстаном сотрудничество началось еще в 1998-м, продолжается до сих пор, а в Уфе музыкант не только поиграть с оркестром успевает, но еще периодически в жюри разных конкурсов участвует.
— В этом году шесть раз пришлось экспертом поработать в составе конкурсных комиссий, — уточняет дирижер.

И швец, и жнец…

Впрочем, и это не все ипостаси нашего героя. В качестве общественной нагрузки он успевает еще и в Ассоциации народов трудиться, состоять в Общественной палате и руководить Славянским центром.

— Зачем? Неужели вам мало работы в академии, профессиональной деятельности?
— Во-первых, я стал этим заниматься, поскольку оркестры русских народных инструментов — это наше культурное достояние, которое нужно сохранять, развивать всеми возможными способами. В этом отношении мы следуем заветам Василия Андреева — был такой легендарный балалаечник, основатель первого в стране Великорусского оркестра. Он в свое время ратовал за то, чтобы в армии солдат учили игре на балалайке. Андреев исполнял пьесы чиновника, государственного контролера Тертия Филиппова, а тот поддерживал Андреева в его начинаниях. То есть Андреев искал соратников везде. Во-вторых, это помогает в той же профессиональной деятельности: концерты — это одно, а организация конкурсов — другое. Межвузовские конкурсы провели в 1998, 2003 и 2008-м, кстати, бывшие лауреаты теперь успешно работают в разных коллективах по всей стране. Фестиваль «Содружество сердец» состоялся в 2009-м. В-третьих, после распада СССР о самодеятельном творчестве забыли, а нам удалось сохранить самодеятельность. Сейчас мы активно сотрудничаем с народными хорами — делаем совместные концерты. И ноты издаем — сборники произведений наших уральских и сибирских композиторов. Уже 20 штук издали, хорошим спросом пользуются, между прочим, этих произведений ведь больше нигде не достать.

— Да когда же вы все успеваете?!
— Ну, в сутках же 24 часа, — улыбается Лавришин. — Еще и в волейбол удается сыграть. С 10 лет играю, очень люблю волейбол. В юности входил в сборную Магнитки, теперь вот — в сборной ветеранов. Регулярно — два раза в неделю — на тренировках. Жизнь — это движение.
Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск