3 июля 2013, 14:10 Автор: Виктория ОЛИФЕРЧУК.

Удачное исключение из правил

Обычно художник и менеджер — две роли несовместные, слишком уж разные по набору качеств. Но исключения есть всегда. Владимир Богдановский из этого ряда. Известный фотохудожник, признанный мастер пейзажной фотосъемки и в тоже время директор краеведческого музея — два разных направления, и в обоих ему удалось добиться успеха.

— А это у меня от родителей, — считает Владимир Иванович. — Потому что самое главное, что я уяснил еще в детстве: понять и придумать — всего лишь полдела, а вот реализовать задумку, да еще так, чтобы людям понравилось, к этому надо стремиться.

Родом из детства

С Владимиром Богдановским мы встретились накануне юбилея. В уютном баре издательства «Каменный пояс» пили кофе, чай и неспешно беседовали.

— Нет, в музее нам не дадут спокойно поговорить, там сейчас все бурлит: готовимся к юбилею, — объясняет собеседник. Кстати, юбилей получился двойным: сам музей отмечает 90-летие, а его директор празднует 60-летнюю дату. Два повода с разницей в один день.

— Весьма символично, не находите?
— Ну, не знаю, — белозубо улыбается юбиляр.

И все-таки вряд ли это простая случайность. Скорее, результат долгого упорного труда. И не ради наград и почестей, а ради собственного развития и самосовершенствования.

— Родился я в Карталах, а потом мы уехали в деревню за 50 километров. Отец был краснодеревщиком, хорошим мастером, но работал трактористом. Тогда всей страной дружно выращивали кукурузу, и у нас в деревне аж три бригады соревновались. До сих пор помню эти споры, у кого кукуруза лучше. В результате он таки получил орден Дружбы народов. У мамы даже не было спецобразования, но она себя всегда художницей считала. Какие она картины рисовала! «Три богатыря», «Аленушка» — делала копии известных авторов, большие такие, они у нас висели в деревенской избе. Даже на заказ рисовала. Делала роскошные цветы из бумаги, воска, огромные букеты, которыми украшали помещения на праздники — тогда этим еще никто не занимался. Мама очень любила делать что-то красивое, а я за этим наблюдал. Наверное, эта мамина тяга к красоте, а еще роскошная природа сыграли свое дело.

С фотоделом будущий мастер впервые столкнулся в школе, в 5-м классе, благодаря классному руководителю, который по распределению приехал в сельскую школу, да еще и с фотоаппаратом.

— Это был ФЭД, по тем временам крутой аппарат. Мне его даже подержать дали, и я сразу пошел в кружок по фотоделу записываться. Но, правда, до дела мы так и не дошли, на теории застряли.

Опыты с обувщиком

Тем не менее добрые зерна взошли через несколько лет в училище. Поначалу Богдановский собирался стать учителем физкультуры и поступил в педучилище в Магнитке, там его и настигла пламенная любовь к фотографии.

— Купили фотоаппарат в складчину, по тем временам он стоил бешеные деньги — 12 рублей, для сравнения — бутылку водки тогда всего за три целковых можно было купить. Так мы скинулись всей комнатой, — вспоминает фотограф. — Начали фотографировать, проявляли, печатали, потом все как-то остыли и отдали камеру мне.

— Свой первый удачный снимок помните?
— А как же! Как раз в училище дело было. Я снял сокурсника в дупле. То была огромная береза, видимо, когда-то был пожар, и середина ствола выгорела. Он туда залез, а я его щелкнул. Ну, тогда габариты у нас поскромнее были, — поясняет Владимир Иванович. — Этот снимок всем очень понравился и даже попал в студенческую газету.

Так что в армию студент училища попал вместе с этой самой камерой, правда, ее тут же отобрали, но после дембеля вернули обратно. По примеру своего бывшего классного молодой Богдановский также поехал работать в школу и также с фотоаппаратом, правда, недолго задержался на педагогическом поприще: через год переехал в Челябинск, решил заняться фотографией профессионально.

— Пришел в фотостудию «Радуга Урала», на тот момент она была одной из крупнейших, устроился учеником фотографа и начал с азов изучать профессию. А уже позже и в газете поработал. Был такой «Челябинский обувщик», там я и репортажи, и портреты и даже рекламу снимал.

— Повезло вам. В те времена с обувью было туго…
— Правда ваша. Помню, жене достал в доме моделей такие модные сапоги «казачок» — она была счастлива!

— А себе? Неужели ни разу не воспользовались?
— Я даже сам придумал себе фасон — полусапоги с объемной аппликацией из кожи, на высоком каблуке. И мастер мне сшил. А потом пришлось к ним весь наряд подбирать: сшили мне костюм военного покроя защитного цвета и кепку с козырьком. Я все это гордо носил. Такой модник. Тогда же ничего подобного не было, так что девушки даже подходили на улице знакомиться.

Подсказка от передвижников

Опыты с имиджем шли дополнением к профессиональным поискам. Богдановский много снимал, активно разъезжал по выставкам и постоянно искал что-то, что должно стать определяющим в его творчестве.

— Пытался разобраться: почему одно фото смотрится здорово, а другой снимок, с таким же набором составляющих, — нет. Постоянно ездил в Москву, но там в основном выставлялась пропаганда, совсем не то, что нужно было мне. А потом как-то зашел в Третьяковку и обомлел — так вот оно! Солнце, длинные тени, туман, гроза и ветер. Все есть у передвижников. Наконец понял. Главное — создать настроение, а потом уже накладываются все составляющие. Хороший свет необходим, хороший объект — важен, но все это должно быть накрыто, как шапкой, каким-то состоянием. Сейчас я могу рассчитать практически любой снимок: боковой свет — это только утром или вечером, длинные тени тоже. Золотые листья, соответственно, осенью, но в каждом месте в разное время. Раньше за одним снимком раз по десять ездил. А вот льдинки на Тургояке (см. фото) снял за одну командировку, представляете? Приехал за четыре часа до намеченного времени, все выставил, проверил и стал ждать. Был со мной товарищ, все меня торопил: «Давай снимай, уже пора!» Через полчаса опять теребит. Прождал со мной четыре часа: «Ну и какая разница?» А вот когда напечатали фотографии, тогда он и увидел. Вот это и есть опыт — видеть не собственными глазами, а как бы через объектив. Когда созерцаешь природу, ты не только видишь, ты еще и слышишь, и чувствуешь, а у камеры такого набора нет, он минимальный.

Пять копеек в стиле ню

Создать стационарный клуб единомышленников у Богдановского получилось не сразу. Сначала долго ходил, уговаривал чиновников из методцентра, уже совсем было отчаялся, как вдруг — звонок из центра: «Приходите».

— Пришел, мне говорят: «Мы должны участвовать в фотовыставке, кружков-то у нас много, а по фотографии нет, помогите», — рассказывает Владимир Иванович. — Ну, мы собрали с ребятами свои работы, послали в Москву и даже какие-то места получили. После этого нам выделили шкаф и разрешили проводить встречи нашего клуба, мы начали встречаться — это было в теперешнем здании Камерного театра.

Каждое собрание превращалось в горячие дебаты: обсуждали все, что угодно, начиная с профессиональных вопросов, заканчивая политической обстановкой.

— Кто только к нам не приходил! Будущие депутаты часами сидели у нас. Народу было столько, что фойе уже не вмещало всех желающих. Выставки проводили, вручную монтировали слайд-фильмы. Тогда же было много запрещенных тем, а у нас Дмитрий Бойко показывал снимки из Карабаша, Александр Утробин выставлял свои из психушки в Чулковке.

— И что, вас не закрыли?
— Нет, я в плане цензуры везунчик был. Да и особых запретов не было. К тысячелетию крещения Руси, помню, просили убрать фото с детьми в церкви, но мы не убрали, и как-то прошло все тихо.

— А скандальная «Ева»? (Прим. — в 1980-х в «Каменном поясе» прошла выставка в стиле ню, «обнаженка», проще говоря)

— О! Это был настоящий нонсенс. Мы написали письма авторам, пообещали издать каталог, и люди согласились! Фото выставлялись уже в подвальчике на Кирова. Бегу на работу к 10 утра — очередь стоит: «Куда лезешь? Становись в конец!» — кричит народ. «Ребята, да я здесь работаю». — «Мы все здесь работаем, в очередь!» Еле пробился. В коридоре встречаюсь с коллегой: «А меня не пускали на работу».— «Меня тоже». Сначала билеты продавали по 5 копеек, потом сделали по 15, потом, зажмурившись, подняли до 30-ти — все скупали. Месяц мы выставлялись в Челябинске, а потом катали по всей стране.

Альбом «на коленке»

К слову, Богдановский был везунчиком не только в отношении цензуры, его организационным талантам многие завидовали: практически любое дело, за которое он брался, получалось, да еще с успехом или с прибылью.

— Мы в своем подвале пропустили всю перестройку, — улыбается фотограф. — Сидели, зарабатывали, проводили выставки. Выйдешь в конце дня, поднимешься по лесенке, чтобы асфальт был на уровне глаз и наблюдаешь: не опасно идти? Всяко ведь было. Однажды, помню, приходим утром на работу, а с потолка кровь капает: ночью в ресторане наверху была перестрелка, и кого-то убили.

По следам Ашинской трагедии делали выставку, вход был бесплатный, но каждый мог помочь пострадавшим, внести посильный взнос.

— Сделали большой шар для пожертвований, собрали кучу денег, на целый автомобиль, все перечислили в больницу, а в шар квитанции, чеки сложили. А потом к нам зашли родственники погибших детей и сказали, что деньги до них не доходят. Тогда мы стали покупать продукты, игрушки и отвозить в больницу ребятишкам.

В перестройку подняли еще один масштабный проект — издательство. Затеяли его еще в годы застоя, тогда на всем Южном Урале всего одно издательство было, авторы за пять лет вперед записывались в план.

— Первый альбом «Челябинск» мы делали с Южно-Уральским издательством. Когда я увидел свои фотографии, мне стало стыдно: печать все испортила. И уже следующий альбом мы печатали в Финляндии, а всю предпечатную работу делали сами, буквально «на коленке». Зато получился хороший подарочный альбом, а мы получили заказ на представительскую продукцию.

Ну, и конечно, главный труд — энциклопедия, после этого уже никто не сомневался и не колебался. Со временем обзавелись и собственной типографией — контрольный экземпляр, журналы по «Фотофесту», буклеты теперь вполне успешно печатаются в музее.

Директорская гордость

Музей в жизни Богдановского появился в 2004-м. Всего за девять лет он умудрился завершить строительство, запустить и раскрутить этот крупнейший объект.

— Сообщил мне Владимир Макаров, тогдашний министр культуры: «С понедельника выходишь директором музея!» — «Не могу, у меня выставка во Франкфурте». — «Ладно, вернешься, и выходи». — «Не могу, оттуда сразу в Питер лечу на всероссийскую выставку, нам целый этаж под Южный Урал отвели». — «Хорошо, из Питера вернешься и сразу в музей!» — вспоминает музейный директор. — Прилетел, отправился на стройку, отыскал себе комнатушку, строительный мусор смахнул, поставил стол. Рабочие удивлялись: бывший менеджер за все время ни разу на стройку не заглянул. Вот так и работал: с утра шел в музей, который еще тогда располагался на проспекте Ленина, потом отправлялся на стройку, а вечером возвращался в музей упаковывать в чемоданы фонды, готовился к переезду. А тут еще появилась идея сделать детский музей, пришлось по ходу дела ломать стенки — чего я только не выслушал от строителей! Но это все ерунда, зато сейчас у нас замечательный детский музей.

С приходом Богдановского неторопливая жизнь в музейных залах резко изменилась. Теперь энергия здесь бьет ключом: в одном зале рисуют и лепят, в другом поют и пляшут — как говорится, все жанры хороши, кроме скучного. Ставка полностью оправдалась: сейчас музей принимает 150 тысяч посетителей в год, проводит масштабные мероприятия, один «Фотофест» чего стоит. Но главная гордость директора — коллектив.

— Музей — это не здание, не экспозиции, а люди, а они у нас сплошь творческие личности. Я со своей стороны готов им помогать. Жаль, что у самого для фотодела времени мало остается. Я-то грешным делом поначалу думал: подиректорствую немножко, а потом опять займусь фотографией. Хотя, с другой стороны, многое зависит от самоорганизации. Если очень хочется, то найдется и время, и место, и результат будет.

Владимир Богдановский — известный фотохудожник, директор Челябинского краеведческого музея, основатель клуба «Каменный пояс» — сегодня это творческое объединение фотографов, включающее фотоклуб, народную фотостудию, издательство «Каменный пояс».

«Опыт — видеть не собственными глазами, а как бы через объектив. Когда созерцаешь природу, ты не только видишь, ты еще и слышишь, и чувствуешь, а у камеры такого набора нет, он минимальный».

Краеведческим музеем Богдановский руководит с 2004 года. Под его руководством реализовано много интересных проектов. Наиболее масштабные и успешные — историко-краеведческая экспозиция «Детский музей», «Музей на крыше», международная выставка «Советский Урал» во Франции в 2010 году. В прошлом году в краеведческом музее открылся «Сад камней», нынешней весной в музее появился Романовский зал.
В ближайшее время предстоит еще одно событие — объединение музея и галереи «Каменный пояс».


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск