27 мая 2013, 08:36 Автор: Елена ИЛЬИНА.

Юрист по образованию и журналист по призванию

Он признает, что под особым его прицелом всегда находилась не «мелочовка», а те, кто не стесняется в размерах хищений. В 1993 году благодаря расследованию, проведенному майором милиции Владимиром Филичкиным, было возбуждено уголовное дело по факту незаконной продажи крупнейшего промышленного объекта региона — Магнитогорского металлургического комбината.

Дело о клевете

— Я был честным ментом, и мне всегда было интересно ставить в стойло серьезных преступников. А как только их поймаешь за руку, тогда они и начинают говорить о клевете в их адрес и искать политическую подоплеку, — поясняет Владимир Васильевич. — При коммунистах меня обвиняли в приверженности демократам. А потом в стране начались демократические преобразования, а в Челябинской области — эпоха приватизации и Головлева. Меня сделали антидемократом и коммунистом, виноватым в том, что я мешаю ходу приватизации в регионе.

Точная дата начала истории — 7 июля 1993 года, когда в эфире передачи «Восьмой канал» по челябинскому телевидению появился сюжет о нарушениях законодательства в деятельности областного комитета по управлению государственным имуществом. Речь шла о создании комитетом пяти коммерческих структур, незаконной передаче недвижимости акционерному обществу «Миком» и незаконной приватизации оптового объединения «Росторг-одежда». Причем прибыль от деятельности ряда новорожденных структур распределялась между учредителями, в числе которых состоял и комитет по управлению госимуществом. Автор сюжета начальник пресс-службы УВД области Владимир Филичкин указал на то, что комитет, в соответствии с указом президента, не имеет права заниматься коммерческой деятельностью и получать доход от прибыли учреждаемых им юридических лиц.

Интересно, что за два дня до выхода передачи все эти факты были упомянуты в официальном документе. Исполняющий обязанности прокурора области Анатолий Золотавин в своем ответе в областной Совет народных депутатов пишет о том, что факты подтвердились в ходе плановой прокурорской проверки. В связи с чем прокуратура готовит представление в адрес главы областной администрации, Совета народных депутатов и решается вопрос о привлечении виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности.

Казалось бы, дело простое: есть факты нарушения закона, есть вмешательство прокуратуры, есть освещение ситуации в СМИ. Но не тут-то было. Председатель комитета Владимир Головлев немедленно собрал конференцию, где «отмел все подозрения в адрес комитета и его сотрудников», пишет «Вечерний Челябинск» 14 июля 1993 года. Более того, пресс-служба комитета выступила с заявлением, что «в передаче содержались вымышленные факты и клеветнические измышления. Специальная комиссия, созданная администрацией области, приступила к изучению вопроса о том, насколько указанная передача вызвана некомпетентностью отдельных работников УВД и насколько умышленно делаются попытки дискредитации органов приватизации».

Далее события нарастали с рекордной скоростью. Уже на другой день после публикации в «Вечерке» начальнику УВД Валерию Смирнову поступило письмо от Эдуарда Тенякова. Управляющий Урало-Сибирским филиалом Российской финансовой корпорации тоже жаловался на майора Филичкина, который «систематически озвучивает в средствах массовой информации заведомо ложные, непроверенные данные». Примечательна такая фраза из этого документа: «Я не привожу номера газет и числа выступлений по радио и ТВ, так как кампания майора Филичкина по обливанию меня грязью носит регулярный характер и уверен, что вы это знаете». Как говорится, комментарии излишни.

И наконец, следующим днем, 16 июля, датировано письмо губернатора Вадима Соловьева, в числе адресатов которого глава МВД РФ, руководитель администрации президента и генеральный прокурор. В письме уже говорилось об «активной политической деятельности руководства УВД, несовместимой со статусом правоохранительных органов».

2 сентября 1993 года Владимир Головлев обратился в Советский районный суд с иском о защите чести и достоинства. По мнению истца, «телепередача (от 7 июля. — Авт.) нарушила нормальный режим работы органов приватизации, дает основание отдельным политическим деятелям консервативных кругов ставить вопрос о приостановке и даже прекращении приватизации». Как указано в заявлении, майор Филичкин и ЧГТРК, где транслировался сюжет, нанесли Головлеву и комитету моральный вред не менее чем на 100 миллионов рублей.

«Вечерний Челябинск» от 21 марта 1996 года сообщает:

«Завершилась «приватизационно-моральная эпопея», которая длилась два с лишним года... Сторона прокурора, участвующего в процессе, резонно заметила: утверждение истцов, что Филичкин мог приостановить своей телепередачей процесс приватизации в области, нарушив режим работы облкомимущества, не соответствует действительности».

Облкомимуществу в иске к Владимиру Филичкину и Челябинской телерадиокомпании было отказано.

«Награда» нашла героя

Центром уголовного дела Головлева стала деятельность Чекового фонда социальной защиты населения, к созданию которого председатель комитета по управлению госимуществом имел самое прямое отношение, о чем и говорил в своем нашумевшем сюжете Владимир Филичкин. Используя свое должностное положение, Головлев и его соратники требовали от предприятий области бесплатно передавать в организованный ими фонд свои акции. Тех, кто сомневался в законности подобных операций, предупреждали, что у них могут возникнуть серьезные проблемы при приватизации, сообщала газета «Версия» в 2001 году.

В 1994 году разгорелась борьба за крупнейшие металлургические заводы области — ММК и «Мечел». Головлев, уже будучи в ту пору депутатом Госдумы, лично участвует в торгах, сражается за акции предприятий, оперируя пакетами Чекового инвестиционного фонда социальной защиты населения и ЧИФ «Нефть-Алмаз-Инвест». Предполагалось, что к власти на предприятиях должны прийти фирмы, в чьих интересах и действовал Головлев со своими подельниками. Команда депутата, например, попыталась заполучить трехпроцентный пакет акций ММК. Эти акции были выставлены на аукцион в качестве погашения каких-то убытков от акционирования завода. Правда, позже выяснилось, что никаких убытков не было. Победителем аукциона, естественно, стал ЧИФ СЗН. Однако нарушения в ходе аукциона были столь явными, что торги признали недействительными. Акции выставляются повторно, но представители комбината в известность об этом не поставлены. В торгах участвуют головлевские фирмы и некая инвестиционная компания «Русский капитал». Побеждает, конечно, головлевский ЧИФ СЗН. Он предлагает за пакет 300 миллионов рублей. Через две недели этот пакет был перепродан другому участнику аукциона за 3 миллиарда 400 тысяч рублей.

Любопытно, что за пару месяцев до этого события головлевский ЧИФ СЗН уже продал тому же «Русскому капиталу» еще один пакет акций ММК — на 2,6 миллиарда рублей. Однако случилось так, что и повторные торги по продаже трехпроцентного пакета акций были признаны судом незаконными. Спустя восемь месяцев злополучный пакет вновь был выставлен на торги, но уже не за 260 миллионов, как хотела головлевская команда, а за 5,3 миллиарда рублей. Головлеву не повезло. Победителем конкурса оказалась фирма из чужого лагеря, заплатившая государству, в отличие от ЧИФ СЗН, не 300 миллионов рублей, а 22 миллиарда.

Мало кто знает, что расследование всей этой аферы на Южном Урале начал не кто иной, как Владимир Филичкин. Челябинский журналист фактически первым в стране доказал, что приватизация государственной собственности проводится с нарушениями. Правда, сделать это было совсем не просто. Вмешиваться в дело, где крутятся такие деньги, никто категорически не хотел.

— Единственный, кто меня тогда понял, это Сергей Банных, начальник экономического отдела областной прокуратуры, — вспоминает Владимир Васильевич. — Он не побоялся возбудить уголовное дело. С этого и началось дело Головлева. Через год к власти в регионе пришел Сумин, и Сергея просто выдавили из прокуратуры. А из него мог бы получиться отличный прокурор области. Насколько я помню, он не ел, не спал, жил в какой-то комнате на раскладушке и только все время работал. Как Дзержинский.

Самому Владимиру Филичкину тоже пришлось покинуть милицию, но его позвали на должность старшего помощника прокурора области. А тогда, в 1996 году, участие Филичкина в расследовании дела о незаконной приватизации ММК все-таки было отмечено. В письме из прокуратуры на имя начальника областного УВД Юрия Луконина говорится: «В ходе расследования дела установлены факты изъятия из бюджетов различных уровней денежных средств на сумму более 22 миллиардов рублей, чем был причинен существенный ущерб экономическим интересам государства. При проведении доследственной проверки по данному делу была использована оперативная информация, предоставленная начальником пресс-службы УВД области Филичкиным В.В. Благодаря своевременному предоставлению информации была предотвращена утечка бюджетных средств в коммерческие структуры... В связи с изложенным прошу вас решить вопрос о поощрении начальника пресс-службы УВД области майора милиции Филичкина В.В.». Правда, наградили майора Филичкина отнюдь не орденом Ленина.

— Мне торжественно вручили фотоаппарат-мыльницу «Кодак» стоимостью 500 рублей, — улыбается Владимир Васильевич. — По-моему, я им так ни разу и не пользовался — поставил на полочку как память...

2 ноября 2001 года Генпрокуратура предъявила Головлеву обвинение по статье 147 УК РФ (мошенничество). Его обвинили в хищении 22 млрд рублей при продаже пакета акций АО «Магнитогорский металлургический комбинат».

Владимиру Филичкину вскоре пришлось уйти из прокуратуры. В возрасте 43 лет его призвали в разведку погранвойск, однако до службы так и не допустили. Владимир Васильевич некоторое время работал на руководящих должностях в различных коммерческих структурах. Окончательным его выбором все-таки стала журналистика. Но это уже совсем другая история.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск