Полит74
24 апреля 2013 12:23

Я назвал встречу «Музыкальные потрясения»

Про концерт узнала совершенно случайно: все СМИ города как воды в рот набрали, тем не менее билетов не было. Забыв все приличия, пришлось воспользоваться служебным положением, хотелось попасть обязательно, ведь такого случая может больше и не быть. Михаила Казиника гораздо чаще слушают шведы да немцы, чем соотечественники. Правда, телеканал «Дождь» регулярно выпускает его передачи в эфир, но живой концерт — это нечто совершенно иное.

Музыкальные потрясения

Зал филармонии глухо гудел в предвкушении: начало концерта откладывалось.

— Давайте подождем еще немного: не все доехали, попали в пробку, — извинялась организатор концерта.

Это когда такое было, чтобы артисты ждали зрителей? Скорее наоборот. Причем не высоких гостей, а самых обычных.

— Совсем недавно я сидел в простой квартирке в Нью-Йорке с родителями Леры Авербах (Лера Авербах — композитор, пианистка, бывшая челябинка. — Авт.) и сказал, что еду сюда, на Урал. Они вздыхали: «Как вам хорошо, вы увидите Челябинск. Передавайте всем привет…» — музыкант разговаривал совсем просто, как со старыми друзьями.

Михаил Казиник прилетел в Челябинск во второй раз. В прошлом году он приезжал с сыном, на этот раз представил публике пианиста Вячеслава Зубкова.

— Я назвал встречу «Музыкальные потрясения», надеюсь, так и будет, — пообещал музыкант.

Обещание выполнил: в концерте прозвучали вещи, которые практически невозможно услышать. Например, сонатину Фибиха, которую никто не исполняет. Это раннее произведение композитора было издано тиражом 150 экземпляров, к тому же никогда не переиздавалось. Казиник совершенно случайно обнаружил ноты в антикварном магазинчике в Праге. И теперь с удовольствием играет для своих слушателей. Или «Венгерскую рапсодию» Листа с джазовой каденцией Зубкова. Или «тройной вальс» «Весенние голоса», над которым потрудились Штраус, Фридман и Зубков. Впрочем, потрясения были не только из разряда музыкальных.

И физика, и лирика

Для непосвященных: Михаил Казиник — это замечательный музыкант, скрипач, искусствовед, ведущий теле- и радиопрограмм, педагог, режиссер и даже актер — словом, обладатель множества талантов, энциклопедических знаний плюс целого моря обаяния. Его концерты — нечто совершенно особенное: лекция, творческий вечер и разговор по душам одновременно. После таких встреч выходишь одухотворенный, обновленный, оживленный, унося большую порцию самых разных поводов для размышлений. И не только над музыкой. Он может на уровне физики доказать, что бога нет, а на уровне музыки — что бог все-таки существует, превратить пушкинскую «Пиковую даму» в увлекательный детектив, развенчать Ленского как романтического героя-любовника и перевести его в разряд второсортных стихоплетов. На все вопросы, возражения один ответ:

— Это все есть у автора, просто мы этого не видим, перечитайте, посмотрите.

На все проблемы у него свой взгляд, свое мнение, которого он отнюдь не скрывает. Вот несколько сентенций.

Об образовании

— Кто из вас в школе писал сочинение на тему «Татьяна — русская душою»? — обращается к залу Михаил Семенович, слушатели оживляются, вспоминая «школьные годы чудесные». — А кто-нибудь помнит, как эта фраза звучит у Пушкина? — и тут же цитирует: — «Татьяна (русская душою, Сама не зная, почему)…» И дальше: «Она по-русски плохо знала, Журналов наших не читала И выражалася с трудом На языке своем родном».

С системой образования у Казиника свои счеты.

— Школьное воспитание все произведения искусства преподносит на попсовом уровне: кто куда пошел, что сделал, кому изменил и прочее. Но ведь гении не об этом писали. Вообще сама система школьного преподавания противоестественна. Почему? Потому что она не формирует личность, не формирует человека. Мы, многие из нас, живем в своем мире, не замечая, что вокруг нас существует совсем другой, духовный, творческий мир. Почему он не является нашей частью? Почему так мало людей, которые понимают и наслаждаются этим богатством? И чему тогда мы учим наших детей каждый день по пять-шесть часов в школе? Поэзии Пастернака? Музыке Баха? Вот недавно провели тотальный диктант. Из 35 тысяч человек только 400 написали без ошибок. Я получаю массу писем каждый день, в этих письмах каждый второй пишет «кажется» с мягким знаком. Это же элементарное правило! Дошло до того, что «итого» пишут в два слова: «и того». Какого того? «Всухомятку» пишем в три слова! Это мы, которые всегда гордились своей грамматикой, всеобщей грамотностью!

О религии

Религия разделяет людей: сунниты убивают шиитов, католики — гугенотов. А сколько религиозных сект возникает, которые ненавидят друг друга! Все войны в истории человечества были религиозными, и Вторая мировая в том числе, потому что и фашизм, и коммунизм — это тоже религия. В религии нельзя задавать вопросы, тот, кто их задает, должен быть уничтожен. Ни одна религия не объединяет людей, точно так же как идеология. Культура — вот единственное, что действительно объединяет все народы. Если бы Омар Хайям встретил Петрарку, им было бы о чем поговорить. Поэтому культура должна быть над политикой, над идеологией и над религией.

Вера и религия — две разные вещи. Я сам верующий человек, но вера находится внутри меня, а не снаружи. И я считаю, что это унизительно — общаться с Богом через посредников. Позвольте мне общаться с Богом самому.

О культуре

В свое время в Швеции у меня был проект. За три года я провел три тысячи встреч со слушателями. Аудитория была почти 100 тысяч человек, в основном молодежная. Эффект был потрясающий: преступность упала на 17 процентов!

Каждый народ велик не количеством потребляемой колбасы, а вкладом в культуру человечества. Вот у шведов есть Сибелиус, которым они гордятся. России достаточно было одного Рахманинова, или Бородина, или Чайковского, а у нас столько гениев! Поэтому мы имеем право ходить, задрав нос, что нам какие-то шведы!

В Чикаго у меня был концерт, полный зал бывших эмигрантов. Я вышел на сцену и сказал: «Я к вам с претензией. В России сейчас идет колоссальный захлест хамства и безграмотности. Вас в свое время вывезли оттуда, чтобы вы сохранили язык, великую культуру — то, что мы читали, обсуждали на кухне. А ваши дети по-русски не говорят, мяукают на английском. Я как-то спросил девочку своих знакомых, она мне ответила: «Так надо, чтобы мальчики обращали внимание». И вот ради этого?! Тогда я понял: нет, надо не там пытаться сохранить, надо здесь, в России, защищать культуру.

Нужно в нашей стране создать микроклимат, защищающий цивилизацию от хамства. Речь идет о том, удастся ли нам сохранить ее, или останется лишь жалкая горстка отщепенцев, которая не хочет, как все, идти голосовать, хочет воспитывать детей без влияния Интернета, телевидения, без участия современной школы. Нужно внутри антиэстетического государства создать эстетику, этику, внутри антиправовой страны создать право, а иначе, как говорится, «детям лучше не родиться».

О русском языке

Русский язык — многоуровневый, зависит от того, о чем говоришь, и от этого меняется. Той же шведской молодежи я объяснял… «Слыхали ль вы за рощей глас ночной Певца любви, певца своей печали?» О чем стихи?» — спрашиваю. Они говорят: «О любви». — «Я памятник себе воздвиг нерукотворный, К нему не зарастет народная тропа...» А эти о чем?» Отвечают: «Про космос». Дальше: «Уже темнеет вечер синий, Пора нам в оперу скорей: Там упоительный Россини, Европы баловень — Орфей…» — «А сейчас ты не на русском говоришь, а на итальянском». Правильно! Потому что Пушкин пишет про музыку Россини. И русский язык начинает вести себя по-итальянски.

О «дождях»

Когда моя программа пропала из эфира радиостанции «Серебряный дождь», многие слушатели написали прямо Савицкому (директор радиостанции «Серебряный дождь» Дмитрий Савицкий. — Авт.). У программы был очень высокий рейтинг — гораздо выше, чем у программы Собчак. Савицкий ответил: «Нет денег». На самом деле это ложь. Просто «Серебряный дождь» и телеканал «Дождь» не договорились, тогда Савицкий заявил: «Либо вы принимаете наши условия, либо я закрываю Казиника». То же самое было с каналом «Культура»: «Решайте, мы же федеральный канал». В общем, эти разговоры о деньгах — полная ерунда. За месяц работы на «Серебряном дожде» я получал меньше, чем уборщица. Мне было достаточно провести занятия с тремя учениками в Стокгольме и получить те же деньги. Я делал это по одной только причине — чтобы иметь доступ к нашим людям. Иногда даже сам себя убеждаю: «Хватит, достаточно», но опять меня что-то толкает. В Швеции я дышу свежим воздухом, пью чистую воду, ем экологическую пищу, а потом собираю чемодан и мчусь жить и общаться сюда, в Россию. Но нет худа без добра: теперь вместо «Серебряного дождя» я работаю на одной из крупнейших радиостанций — «Голосе России». И только теперь я получаю достойную зарплату — за одну передачу столько, сколько уборщица на «Серебряном дожде» за месяц.

P.S. Услышать и увидеть Михаила Казиника можно в эфире радиостанции «Голос России», на телеканале «Дождь», все программы, а также книги по методике воспитания детей есть на персональном сайте автора www.kazinik.ru.

Виктория ОЛИФЕРЧУК.

Cannot find 'cross_link' template with page ''
© 2006 ООО «Полит74»
E-mail: info@polit74.ru