17 апреля 2013, 11:35 Автор: Виктория ОЛИФЕРЧУК

Место исповедальности

Челябинский театр «Манекен» отметил 50-летие. Событие уникальное: из многочисленного поколения СТЭМов-шестидесятников (СТЭМ — студенческий театр эстрадных миниатюр. — Авт.) единицы дожили до столь солидного возраста. А «Манекен» продолжает работать, и по-прежнему в нем жив дух студенческого братства, и по-прежнему он — любимец молодежи.

Ради такого случая в Челябинск прилетел один из основателей некогда легендарного СТЭМа Анатолий Морозов. Свои видеопослания прислали Евгений Гришковец, участник фестиваля «Театральные опыты», и режиссер из Скопина Владимир Дель. Снова вместе собрались участники первого поколения артистов «Манекена». Старики-«манекеновцы» с удовольствием вспоминали студенческую молодость, выломанные толпой, стремившейся на спектакль, двери зала в политехническом институте, шутили над собственным возрастом, разыгрывали сценки тех самых заветных, первых лет. Нам, нынешней публике, уже никогда не увидеть знаменитый спектакль «Белый пароход» или «Две стрелы» и не понять, что же это был за феномен. Хотя…

Родившийся в тепле

Родился театр во времена хрущевской оттепели, в 1963-м. Надежда, вера в собственные силы, желание творить и совершать невероятное — неплохая база для старта. И хотя оттепель в стране быстро закончилась, но в «Манекене» она продолжала греть сердца участников, а те щедро делились теплом с окружающими. И до сих пор это поколение хранит эти искры.

— Все, кто пробыл в «Манекене» хотя бы пару лет, стали личностями! — мой собеседник Сергей Кастрица из той самой, первой плеяды «манекеновцев», энергичный, эмоциональный, о любимом театре может часами рассказывать взахлеб.

— Знаете, откуда такое название? — Не дожидаясь ответа, начинает рассказывать: — Мы поехали на первый фестиваль СТЭМов в Москву под председательством Аркадия Райкина. Повезли спектакль «Предъявите ваши сердца», действующие лица там манекены, люди без сердец. Отсюда и пошло название.

Как и его коллеги, Сергей Фрицевич в свое время учился в политехе, на экономическом факультете, окончил, устроился на работу в конструкторское бюро — семью же кормить надо, — но театр не бросал, 16 лет посвятил любимому занятию.

— Днем — на работе, вечером — в «Манекен». Репетировали по четыре раза в неделю, а перед поездками или премьерами еще и чаще собирались. Жена сначала возмущалась, а я ей в ответ: «А что, лучше с мужиками пиво пить?»

— Насколько мне известно, вы были даже директором, и тоже на общественных началах?
— А как? Ой, сколько всего было нужно! Ничего же не было, все нужно доставать, а бесконечные бумаги, согласования… Вот, кстати, сейчас модно ругать советское время, и особенно парторганизации, а нам они очень помогали. Помню, собрались в Польшу на международный фестиваль. Мне в обкоме комсомола говорят: «Ну, вы там все равно будете гостей принимать, возьмите рыбки, икорки…» У меня глаза на лоб: «Где я это возьму?!» Ничего же не было в магазинах. «Иди к Дубову», — и записку дают. Прихожу, выдают: несколько банок черной икры, осетрину, сырокопченую колбасу. Для спектакля «Две стрелы» нам нужен был спилок, ну это такая кожа, специальной обработки. Прихожу к Исаю Григорьевичу Бухгалтеру, он был большим начальником по снабжению. «Поехали». Приезжаем — выдают. Дом моделей нам очень помогал, им такая Дедкова руководила, присылала к нам своих модельеров, потом они костюмы шили для спектаклей. Ну, были, конечно, и такие, что отказывали, палки вставляли. Но, как сказал писатель Феликс Кривин: «Палок не должно быть больше, чем колес». На хороших людей нам больше везло.

— Расскажите про репетиции. Как с вами работал Морозов?
— Строгий был. Во всех поездках сухой закон: пока не сыграем все спектакли — ни-ни. У одного моего друга родилась дочь, ему надо жену из роддома забирать, а Морозов не отпускает с репетиции. Тот отрепетировал, пришел домой — перед дверью чемодан с вещами. Пришлось моей супруге с его женой договариваться, слава богу, все миром закончилось. Вот сейчас Анатолий Афанасьевич приехал на юбилей, на все про все два дня. Надо многое вспомнить, отрепетировать. Все за голову хватаются: «Мы не успеем!» А Морозов: «У нас впереди две ночи! Забыли?» И никто не отказался, все дружно работали. Ну где еще, в каком театре вы такое видели?

— Сергей Фрицевич, что вам дал «Манекен»?
— Все! Он мне помогал всегда, это моя жизнь. Кто-то играет в шахматы, кто-то ходит на рыбалку, а я счастлив оттого, что в моей жизни был «Манекен».

Место для исповеди

— Для меня «Манекен» — это все! — рефреном прозвучали слова другого «манекеновца», нынешнего профессионального актера Валерия Жеребцова. — Я ведь и актером стал только поэтому. Я сам челябинский, поэтому в юности ходил во все театры. В «Манекен» попал почти случайно, и это даже не спектакль был, какой-то предварительный показ. Было человек восемь зрителей, нас попросили сесть подальше. А зал-то в ЧПИ огромный. Как сейчас помню, играли «Разгром» — у меня аж мурашки по коже! Ну вот после этого я и пришел «сдаваться».

— И что же такого особенного было в этом театре, о чем все говорили?
— Знаете, для меня театр — это такое место исповедальности, где можно говорить о том, о чем обычно молчат. Наверное, есть другие театры, лучше. Я, кстати, сам восемь лет проработал в театре драмы в пору его расцвета, играл с Мезенцевым, Конопчук. Много видел хороших, профессиональных коллективов, вот совсем недавно была прекрасная антреприза «Сирано де Бержерак» с Лизой Боярской и Безруковым, но… Наш спектакль лучше все равно, острее, социальнее, более живой, более искренний, мне так кажется. Это было заложено Морозовым практически на генетическом уровне. Ведь все понимали, что мы непрофессионалы. Как нам удержать внимание зала? Точностью попадания в болевую точку. Что заставляет сегодня зрителя смеяться гомерическим смехом или рыдать навзрыд? Морозов всегда брал тот материал, который точно отражал проблему сегодняшнего, а иногда и завтрашнего дня. Я поражался: он как будто предвидел, что будет интересно зрителю завтра.

Валерий Жеребцов знает, каким был морозовский «Манекен», и знает нынешний. Его судьба синхронна коллективу: начинал любителем еще в том, знаменитом подвальчике на улице Сони Кривой, получил профессиональное образование, спустя почти 20 лет вернулся в «новый старый», но по-прежнему любимый театр.

— И каким вы нашли этот театр 20 лет спустя, он изменился?
— Изменился. Сейчас молодые актеры лучше оснащены в плане ремесла. Но это лишь самое начало, дальше начинается главное — человеческий фактор. Актер должен не только правильно говорить и хорошо двигаться, он должен работать эмоционально, затрачивать себя. А это самое сложное. Анатолий Афанасьевич любил сравнивать актеров с футболистами, которые бегают по полю, а ударить по мячу боятся: а вдруг промахнусь? Так вот не нужно бояться ошибиться, упасть в грязь. Обязательно нужно затрачиваться, не получится иначе, а они пока еще не рискуют бить по мячу.

— И все-таки почему непременно «Манекен», ведь вы и в драме работали, в конце концов, могли в другой город уехать?
— Да не нужен мне другой театр и другой город. «Манекен» — это лучшее, что случилось у меня в плане профессиональном и человеческом.

Заряжаем воду

Сейчас «Манекен» прочно вошел в когорту профессионалов. Нет такой студенческой текучки, труппа постоянная, репертуар постоянный, появилась солидность, свои «звезды», но дух студенческого актерского братства по-прежнему витает уже в новых стенах. И его с удовольствием принимают и поддерживают новые ребята: за последние пять лет уже второй раз в труппу вливаются молодые артисты. Алексей Чумак первый сезон работает в «Манекене», окончил академию культуры, актерский диплом в наличии, таланты — тоже. А пришел Леша в профессию и в театр все из того же политеха (сейчас это Южно-Уральский университет). Тем не менее вот она, связь времен.

— Год проучился в ЮУрГУ на программиста, и так мне стало скучно! — рассказывает актер. — Я с детства не могу сидеть на одном месте, мне нужно что-то постоянно новое. Взял и поступил на подготовительные актерские курсы к Вячеславу Анатольевичу Петрову в академию и тут понял: это мое! Потом, еще будучи на учебе, мы попали в «Манекен», играли в массовке. Потрясающие ощущения, я сидел в холле, уходить не хотелось.

— Сейчас у театра не самые лучшие времена, проблемы, сложности. Говорят, что Юрий Иванович (Юрий Бобков — худрук «Манекена», педагог ЧГАКИ. — Авт.) вас предупреждал и даже пугал трудностями актерской профессии. Было?
— Не то чтобы пугал, но он с нами серьезно разговаривал. Кого-то, наверное, испугало. Нас на курсе было 16 человек, а в театре осталось только пятеро. Не знаю, как остальные, но мне изначально было понятно, что актер — профессия не денежная, это же не программист. Мне гораздо важнее, что я получаю что-то новое, что я делаю то, что мне нравится. Я прихожу домой уставший, еле-еле, но мне хорошо на душе. И очень хочется вернуться и сделать что-то еще, понимаете?

— Леш, а почему «Манекен»? Только потому, что ты учился у Бобкова? Ты бы мог пойти в любой театр.
— Здесь особая атмосфера. Мне очень нравится, что зрители совсем рядом, я могу дотронуться до них, вижу их глаза, эмоции, это потрясающее чувство. Мне это очень помогает. Ну и коллектив здесь замечательный. Нас приняли как родных, сразу и навсегда, правда. Все во всем помогают, у меня такого никогда раньше не было. Я продолжаю учиться у старших: смотрю на них и что-то беру для себя, все советы слушаю. И я могу сказать — это мой театр.

— Леш, а ты случайно не родственник Алану Чумаку? — не удержалась напоследок.
— Нет, но воду зарядить могу, не верите? — смеется актер. — На первом спектакле мне нужно было подготовить тазик с водой за кулисами, а на актерском жаргоне «подготовить» звучит как «зарядить». Мы все стоим за кулисами, и кто-то из ребят спрашивает: «Чумак, ты воду зарядил?» Чуть выход не сорвали.

Вот и «Манекен» уже полвека «заряжает» зрителей на добро. И дай бог ему еще много славных лет.

«Манекен» был основан весной 1963 года и начинал как студенческий театр эстрадных миниатюр при Челябинском политехническом институте. 1 апреля 1963 года состоялась премьера обозрения «От сессии до сессии» в актовом зале института, с тех пор этот день стал считаться официальным днем рождения коллектива.

Главным подарком на юбилей стал сертификат на приобретение новой звуковой аппаратуры, в которой так нуждался коллектив.
— Очень радостно видеть знакомые, родные лица в зале. Искренне поздравляем прославленный коллектив, большую творческую семью, имя которой — «Манекен»! — такими словами сопроводил подарок замглавы администрации города по социальному развитию Игорь Лопаткин.



Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск