13 февраля 2013, 13:20 Автор: Виктория ОЛИФЕРЧУК

Такой вполне себе талантливый двойной дебют

Похоже, оперный театр созрел для полномасштабного обновления. В феврале в оперной труппе намечается целых одиннадцать вводов! Двойной дебют благополучно пережил спектакль «Руслан и Людмила», зрители познакомились сразу с двумя молодыми артистами — Иваном Морозовым и Дилярой Идрисовой, оценили и взяли на заметочку.

В наш театр Ваня и Диля пришли практически одновременно — в начале сезона. Правда, Ивану удалось уже год поработать в Омске, Диля же приняла боевое крещение на челябинской сцене. Как оценивают свои успехи и какие планы строят молодые, подающие надежды?

Диля. Темноглазая, тонкая, звонкая. Для нее роль Людмилы — вообще первый выход на большую сцену.

— Я, конечно, мечтала об этом, но не думала, что это будет так скоро и такая большая работа. У нас молодых солисток вводят не сразу, постепенно, начиная с маленьких эпизодических ролей, и только через какое-то время доверяют большие.

— У вас — это где?

— В Уфе.

Диляра Идрисова: «Аспирантура не заменит театр»

У Дили потрясающе музыкальная семья: бабушка — оперная певица, 20 лет пела в уфимской опере исключительно ведущие партии, дедушка — композитор, мама — теоретик, сестра — пианистка.

— И даже муж сестры музыкант, представляете? — смеется Диля. — Понятно, что судьба была решена. Правда, начинала я как пианистка, занималась в школе, а с бабушкой мы учили народные песни, и я очень хотела петь. Но тут подошли экзамены в школе, я сдала на «отлично», и мне предложили продолжить обучение (в нашей школе оставляли только самых лучших, и, если ты даже сдал на «четверку», тебя могли отчислить). Так что я все-таки проучилась до 11-го класса, но в академию уже поступала на вокал.

Диля до сих пор с благодарностью вспоминает своего педагога. Миляуша Муртазина, несмотря на весьма преклонный возраст, до сих пор преподает в академии, учит студентов профессии, а заодно и жизни.

— Знаете, у нее было достаточно непросто учиться. Некоторые вещи я только теперь понимаю. Она нам объясняла, что в жизни не все так хорошо, как нам хотелось бы, и что бывает так, что все против тебя, а ты должен это выдержать. В плане профессии она всегда старалась раскрыть индивидуальность ученика. Не секрет, что есть такие педагоги, как правило практикующие певцы, которые много и охотно показывают, и ученики волей-неволей начинают их копировать. Миляуша Галиевна всегда шла от ученика.

Диля закончила академию в прошлом году, планировала продолжить учебу в аспирантуре, но в нашем прекрасном государстве в очередной раз сменились какие-то правила, документы запаздывали, и набор приостановили.

— Тогда я написала в челябинский театр, меня пригласили, я еще сомневалась, но наш куратор сказала: «Никакая аспирантура не заменит работу в театре!» И я поехала.

У Дили лирико-колоратурное сопрано, но девушку весьма привлекают драматические роли.

— Недавно я открыла для себя «Манон». Побывала на концерте Эльвиры Фаттыховой, где она исполняла арии из этой оперы, и просто влюбилась. Потом посмотрела в Интернете спектакль с Нетребко, сидела перед экраном и рыдала. Такая потрясающая музыка. А еще мечтаю спеть Джильду из «Риголетто», на экзамене я исполнила ее арию, хотелось бы одолеть оперу полностью.

Еще одно увлечение Дили — народные песни. Любовь к ним привила бабушка, собственно, к оперному пению Диля пришла через народную музыку.

— Башкирские народные песни по трудности не уступают оперным ариям, правда-правда, — убеждает певица. — Я слышала об этом не раз: у них большой диапазон, сложная орнаментика. Большинство башкирских песен кантиленные (протяжные. — Авт.), это во многом связано с природой той местности, где родилась песня. Например, мелодии Баймакского района заметно отличаются от учалинских.

В Башкирии, в отличие от нашего края, народному искусству уделяется огромное внимание. Постоянно проводятся конкурсы среди молодежи, это считается престижным делом, модным, если хотите.

— О своих корнях нельзя забывать, иначе у народа не будет будущего, — считает Диляра.

Кстати, в отличие от Вани, девушка абсолютно убеждена, что пение — это большой труд, причем зачастую физический.

— Я где-то прочитала, что профессия пианиста по трудоемкости равняется работе шахтера. Мне кажется, у нас, оперных певцов, работа ничуть не проще.

— Так что же вы решили? Надолго задержитесь в нашем театре?

— Я по-прежнему планирую поступить в аспирантуру, но и в Челябинске продолжать работать.

— А это получится? Аспирантура — это ведь очное обучение.

— Если очень надо, получится.

Ваня. Высокий, статный русый красавец. Родился в Челябинске, а потом семья переехала в Копейск, за все время учебы он намотал не одну тысячу километров. Сначала учился в спецшколе по классу баяна.

Иван Морозов: «Быть певцом легче, чем грузчиком»

— По сольфеджио у меня все время были двойки, — честно признается.

А вот с инструментом он ладил весьма неплохо, поступил в училище.

— И тут у меня голос обнаружился. Случайно. На уроке по народному творчеству что-то я там кричал невпопад, а меня педагог пальчиком поманила: «Тебе, — говорит, — прослушаться бы надо». Я, конечно, после уроков все забыл и никуда не пошел, так меня чуть не за руку привели к Клавдии Алексеевне Титовой, она сказала: «Что-то есть, но нужно много заниматься». Так что я продолжал заниматься параллельно и на баяне, а уже на втором курсе института решил на вокальное отделение поступить, так меня не взяли, представляете? Завалил сочинение. Спасибо декану, он посодействовал, и меня перевели на вокальное отделение, взяли сразу на второй курс.

— Так это же хорошо!

— Да ничего хорошего, — разуверяет Ваня. — Голос неразработанный, малоподвижный, я, когда услышал запись первого экзамена, был в шоке. К Клавдии Алексеевне тоже попал не сразу, так что, по большому счету, в вокале я совсем недавно.

— Но тем не менее в театре уже поработал.

— По окончании нашего института пришел в наш театр, прослушался, не взяли, сказали: «Приходи через годик».

Чтобы не терять времени зря, Иван поехал в Омск, прослужил год в музыкальном театре и таки вернулся на родину.

— А что не понравилось в Омске? Такой театральный город…

— Возможно, но я попал не в оперу, а в музыкальный театр — это не мой профиль, оперные спектакли там шли редко — раз в месяц, а я мечтал петь. Вернулся в Челябинск, снова пришел в театр, и мне предложили спеть в спектакле «Снегурочка». Пришлось специально партию Мороза разучивать; мне дали концертмейстера, режиссера, они мне очень помогли, и после спектакля меня пригласили в театр. И вообще, я очень люблю челябинский театр, еще со школы, мне другого и не надо. Помню, лет в 14 посмотрел «Пиковую даму», а потом еще приезжали артисты из LaScala, исполняли «Аиду» — просто фантастика!

Сейчас Ваня рекордными темпами наращивает репертуар: «Снегурочка», «Мадам Баттерфляй», «Руслан и Людмила» — вместе со сказками уже с десяток спектаклей наберется.

— В операх басовые партии, как правило, это возрастные роли, приходится играть стариков, бороды клеить?

— Это правда. Сплошь отцы, короли, волшебники, графы. Надо ходить солидно, держать спину, выглядеть достойно. У нас, в принципе, было в институте актерское мастерство, но все равно самое сложное — это петь, тем более петь с оркестром.

— Басовых партий не так уж много в репертуаре, а тем более заглавных. Что бы хотелось исполнить?

— Бориса Годунова, конечно, об этой роли все артисты мечтают, хотя она написана для баритона, но и басисты ее исполняют. Ивана Сусанина, дона Карлоса, но до этого надо еще дорасти.

Ваня признался, что над голосом продолжает работать каждый день, периодически по старой памяти приходит к Клавдии Алексеевне (в театре сейчас, к сожалению, отменена практика репетиторства, а молодым нужно нарабатывать и нарабатывать мастерство).

— Голос, связки, как и любые мышцы, тренируются, развиваются, и очень важен контроль со стороны; спасибо коллегам, они всегда помогут, подскажут.

— Секретная диета есть, чтобы голос звучал?

— Вот уж не знаю, мне кажется, это чисто личное. Я знаю, что острое и соленое мне перед спектаклем точно нельзя.

— Сильно устаете после спектакля? Ведь пение — это еще и серьезная физическая нагрузка.

— Смотря с чем сравнивать. Я как-то грузчиком денек поработал, так еле ноги унес. Нет, петь все-таки полегче, — улыбается Иван.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск