9 ноября 2012, 13:41 Автор: Ольга СУВОРОВА

В честь праздника говорим о плюсах и минусах

Завтра страна отметит День полиции. Накануне праздника наш корреспондент побывал в городском управлении МВД, чтобы узнать из первых уст о плюсах и минусах проводимой в правоохранительных органах реформы. Ответить на вопросы согласился начальник отдела по работе с личным составом управления МВД РФ по Челябинску Юрий ИВАНОВ.

— Юрий Викторович, назовите основные минусы реформы МВД, которые стали особенно заметны?

— Сокращение штата. Для большого города-миллионника это было очень заметно. Жители видят, что полицейских на улицах стало меньше. Это сказывается и на времени реагирования на заявки граждан. Экипажей не хватает, челябинцы жалуются, что приходится долго ждать полицейских. Естественно, сокращение привело к тому, что выросла нагрузка на оставшихся сотрудников — работы-то меньше не стало. Еще один минус — не приняты до конца законы, регулирующие работу полиции. Объясню на примере. Сейчас у нас нет вытрезвителей на базе УМВД — их сократили. Но сегодня все понимают, что работники медицинских учреждений не способны справиться с массой социально неблагополучных граждан, находящихся в нетрезвом состоянии. А у полицейских теперь нет рычагов воздействия на подобного рода контингент. Это, конечно, была не свойственная полиции, но очень важная для общества работа. Так же получилось и с рядом других функций: с полицейских их сняли, но не продумали, кто будет отвечать за это и справится ли он с такими задачами. Однако сейчас прошел, можно сказать, даже не первый этап, а первый шаг реформы МВД, она еще не нашла своего логического завершения.

Реформирование такого большого ведомства — это длительный процесс со своими сложностями, касающимися в том числе и менталитета сотрудников.

— Например?

— Раньше на первом месте была раскрываемость. Сейчас приоритеты изменились: основной показатель работы полиции — это оценка граждан. Ведь это полиция создана для граждан, а не граждане для полиции.

— С какими проблемами сталкиваетесь вы как начальник отдела по работе с личным составом?

— Пожалуй, главная проблема — дефицит опытных и профессиональных кадров. В 2009 году были сокращены районные отделы полиции, из органов ушли те, чей опыт мог бы помочь молодым сотрудникам. Один из плюсов реформы — повышение денежного довольствия — позволил изменить принцип приема граждан на службу в полиции: если раньше мы именно набирали людей, то сейчас имеем возможность выбирать, так как желающих работать в полиции много. Кандидаты в обязательном порядке проходят проверку на полиграфе. Это помогает выявить основания для отказа гражданину в приеме на службу в полиции. Например, выясняется, хочет ли человек использовать службу в органах в личных корыстных целях. К слову, с начала года 1700 челябинцев изъявили желание работать в полиции. На службу мы приняли около 250.

— Значит ли это, что в полиции теперь не будет оборотней в погонах?

— Нечистоплотные люди могут быть в разных сферах. Но мне бы не хотелось, чтобы по одному нарушителю-полицейскому граждане делали выводы о работе всего ведомства, ведь такие выводы оскорбляют тех, кто добросовестно работает и сутками не спит ради того, чтобы очередной преступник больше никому не причинил зла. Не так давно практически вся страна обсуждала случай похищения маленькой Даши Поповой в Ростове-на-Дону. Преступник вез девочку в багажнике, а инспекторы ДПС не стали осматривать автомобиль за определенную сумму денег. Конечно, таким людям в полиции не место. Другой случай был в августе этого года в Тюмени. Одна из машин не остановилась по требованию полицейских, те бросились в погоню и задержали нарушителей. В багажнике их машины лежала связанная девушка, которую везли в лес убивать. Это две похожие ситуации, но об одной говорит вся страна, поливая грязью всю полицию, а о другой мало кто знает.

— Сейчас регулярно сообщается о снижении уровня преступлений в Челябинске, а по криминальным сводкам этого не скажешь…

— Сейчас в нашем городе стабильная оперативная обстановка. Если снижается количество, допустим, грабежей, то возрастает число, к примеру, краж, но в целом картина примерно одинакова. Это, кстати, говорит о здоровье нашего общества. О том, что в обществе есть серьезные проблемы, говорит скачок в криминогенной обстановке: она либо повышается, либо снижается. Приведу два полярных примера: блокадный Ленинград и начало 90-х. В первом случае уровень преступности был очень низким, а во втором, наоборот, очень высоким.

— От чего зависит раскрываемость преступлений?

— От многих факторов. Например, от своевременности поступления информации. Если человек заявляет, допустим, о грабеже спустя три дня, то надо понимать, что в этом случае преступника найти уже сложнее. Кстати, сообщенная гражданами информация помогает не только раскрывать преступления, но и пресекать их. Допустим, из выпусков новостей многие знают, что в некоторых городах страны есть проблема с так называемым «веселящим газом». Этот «товар» могли бы начать распространять и в нашем городе. К счастью, этого не случилось: в городе вовремя смогли предпринять соответствующие меры. Так, некоторое время назад этот газ рекламировали у памятника Курчатову: подросткам раздавали рекламные листовки с акцентом на то, что это безопасно и легально. Естественно, на листовках были и контактные данные продавцов. В полицию об этом сообщили неравнодушные люди. В итоге удалось вовремя среагировать и пресечь массовое распространение среди нашей молодежи этой заразы.

— Почему практически не раскрываются заказные убийства?

— Как правило, исполнитель очень хорошо готовится, продумывает пути отхода, все возможные варианты развития событий, все тонкости, заботится о том, чтобы на месте ЧП не было никаких следов. Однако если преступление не раскрыто по горячим следам, то это не значит, что через пять, семь или десять лет преступник не отправится за решетку — в нашей практике встречаются такие случаи. Все зависит не только от оставленных на месте преступления следов, но и от упорства и профессионализма сотрудников полиции. Как сказал Шерлок Холмс, все, что совершил один человек, второй способен либо повторить, либо раскрыть.


Другое мнение

Двадцатипроцентный минус

— У этой реформы, на мой взгляд, гораздо больше минусов, чем плюсов, — прокомментировал ситуацию в сегодняшней полиции сотрудник, попросивший не называть его имени. — Плюс один: подняли зарплаты. А теперь минусы: сократили на 20 процентов личный состав. Цифра, на первый взгляд, небольшая. Но почти вдвое меньше стала численность уголовного розыска. А это грабежи, разбои, изнасилования, убийства... В городском УВД, конечно, работают опытные сотрудники, но их мало. И когда районы просят у них помощи в расследовании тех или иных преступлений, то в городском УГРО порой говорят, что сами вешаются от нехватки людей и времени. Когда во всем городе разыскивали так называемого аптечного маньяка, то была огромная проблема с тем, чтобы укомплектовать группу, которая будет по нему работать. А группы такие, напомню, дежурили практически ежедневно.

Но особенно впечатлила нас всех так называемая переаттестация. Ее абсурдность заключается вот в чем: МВД переаттестовывало само себя. Неужели не переаттестовало бы? И вопрос — зачем было переименовывать милицию в полицию — до сих пор не дает нам покоя. Только на смену вывесок — «ми» на «по» заменили — в стране были потрачены огромные деньги. Куда они ушли? Кто-нибудь видел, как воплощено в жизнь это «переименование»? Нет? Посмотрите на машинки у городского УВД. Буквы «м» и «и» закрашены непонятно чем и просвечивают. И что? На это ушли государственные деньги?

Фото Лидии МУХАМАДЕЕВОЙ


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск