25 мая 2012, 14:00 Автор: Сергей ТАРАН

Сергей Кузьмин: «Мы сжигали первые тиражи «Московского комсомольца»

В Челябинске 15 лет назад, 27 мая, вышел первый номер «МК-Урал». В связи с юбилеем наш корреспондент встретился с одним из создателей этого популярного издания экс-директором «МК-Урал» Сергеем Кузьминым.

Человек он сведущий в издательском деле и по-прежнему директорствует над разными изданиями. Сегодня с высоты огромного опыта Сергей Геннадиевич позволяет себе афоризм: «Газеты рождаются в муках, но потом они практически не убиваемы». А тогда, 15 лет назад, если бы знал, как сложно делать газету, никогда не взялся за это. Помогли чистое неведение и цепь почти мистических случайностей.

Кузьмин по образованию инженер-физик. Закончил легендарный МИФИ, отделение №1 в Озерске. Как говорится, участвовал в ковке ядерного щита. За 15 лет, которые он отработал на комбинате «Маяк», прошел путь от слесаря КИПиА до инженера. Сам признавался: «К газетам не имел отношения никакого и даже не читал».

- (корр.) Однако в 90-е годы «Маяк» тоже стал испытывать проблемы?

- Разумеется. И дело не в том, что стали зарплату задерживать. Пропало самоуважение. Гордился, что я такой вот атомщик. И вдруг стал загрязнителем окружающей среды. Было обидно. Да и жить стало не на что. Приходилось постоянно подрабатывать. И вагоны разгружал, и в качестве электрика по столбам лазил, и на термопластовых автоматах работал. За все хватался.

Однажды иду по Бродвею – так называли улицу Карла Маркса в Озерске - тогда там торговали всем: от окорочков до водки. Кругом ларьки. А я шел голодный и злой на весь мир. Встретился со знакомым. С Михаилом Карпуковым мы учились в одном вузе. Он уже имел небольшой книжный бизнес. Спросил его:

- Возьмешь меня к себе на работу?
- А кем?
- Согласен быть директором, - отвечаю.
- Хорошо, а грузчиком пойдешь?


Идея из поезда

Начинали бизнес с нуля. Ни газет, ни пароходов не имели. Сергей Кузьмин по ночам начал книжки грузить. А его шеф ездил на ярмарку в Новосибирск. Однажды в поезде ему случайно попалась газетка «МК-Новосибирск».

- Михаил спросил, а почему нельзя написать «МК-Челябинск»?- вспоминает исторический эпизод Сергей Геннадиевич.

- И что было потом?

- Я позвонил в Москву по номеру, который нашел в выходных данных газеты. И как раз в этот момент «Московский комсомолец» активно искал представителей на местах. В Москве это была популярная городская газета, с огромным тиражом и влиянием. Но в стране она не была представлена. Поэтому срочно организовали фирму «МК-регион». Директором стал Лапик Андрей Иванович. Главным менеджером Бондровский Николай Константинович. Я спросил у него: «А в Челябинске не планируете ничего такого?» В ответ услышал: «А почему бы и нет». Через неделю встретились в Екатеринбурге.

Оказалось, что Бондровский приезжал встречаться с ребятами, которые как раз запускали «МК- Екатеринбург». У них уже был опыт работы в молодежной газете, кипела молодость и энергия. У нас тоже возникла идея запустить газету. Но ни опыта, ни знаний, ни умения — ничего, кроме интереса, в запасе не имелось. Правда, мы бы были готовы вложить в проект небольшие деньги.
Заговорили о «МК-Урал», поскольку предполагали накрыть газетой Челябинскую, Курганскую и Свердловскую области. На этом и порешили.

Всё-таки директором

- Ты хотел быть директором?- Михаил Карпуков как-то напомнил Сергею Кузьмину. - Увольняйся с завода и бери газету.

- 17 мая я уволился с химкомбината «Маяк», а 27 мая вышел первый номер газеты. Все было стремительно. Я приехал в Челябинск из Озерска, поселился в гостинице «Южный Урал». Как сейчас помню, в номере 303, размером метров 15. Там спал, там же была редакция. Весь «МК –Урал» в Челябинске — это был я. Больше никого не было. Первый номер отпечатали в челябинской типографии. Тираж был не менее 10 тысяч по условию головного «МК». Ездил, бегал я по всем редакциям. Приставал к журналистам: «Дайте что-нибудь!» Мне всякий «мусор» предлагали. Собирал в пакет все эти бумаги – и напечатанное, и от руки написанное - и отвозил в Екатеринбург. Ребята там пересматривали, перетряхивали, что-то ставили. Остальное выбрасывали. Первоначально наших материалов в газете практически и не было. Всё было свердловское. Наша была только программа ТВ.
И вот вышел первый номер. А потом понеслось. Летели неделя за неделей. Не успевали опомниться. По ходу дела начал Кузьмин сколачивать команду. Так появилась начальник рекламной службы Cорокина Галина Михайловна. Пришел Ласточкин Олег Владимирович. Он стал первым редактором и начал собирать журналистский коллектив. Вскоре в команду влились Влад Вериго и его жена Алена. Даже появился свой верстальщик.

- Я сам не пишу, не писал и писать не буду, - делится Сергей Геннадиевич. - Мое дело - поставить задачу, проконтролировать ее выполнение. Кредо администратора он сформулировал так: «Нацелить, организовать, убедить. Дать возможность людям работать. А люди должны получать свою зарплату и моральное удовлетворение».

Впрочем, директор мог вмешаться и в творческий процесс. «До драки доходило за иную строчку», – говорит Кузьмин. Но и на себя взваливал всё - от починки унитаза до судебных процессов. «Я и юрист, и финансист, и сантехник».

- Сергей Геннадиевич, а как вы разошлись с Екатеринбургом?

- Когда мы более-менее оперились, у нас возникли разногласия творческого плана с екатеринбургскими партнерами. Бывало, мы везем свои материалы, а они свой интерес соблюдают. Они наши материалы упорно не ставили, причем под всякими предлогами и даже в обход договоренностей. Пленки везли из Екатеринбурга. Уже не переверстаешь. Пришлось ехать в Москву, объяснять ситуацию: стало тесно в одной газете двум коллективам. Пожалуйста, говорят, люди уже привыкли к газете за полгода. Оставили название «МК-Урал», но с обозначением конкретной области. Стало две редакции под одним флагом. Партнерские отношения с Екатеринбургом остались: мы созванивались, менялись интересными материалами. Так газета пошла, стала жить и существует до сих пор.

Распространение по планете

- Однажды я пришел к директору «Роспечати» Симоненко: «Вот планируем выпускать газету».

- Хорошо, выпускайте.

- Сколько штук возьмете от тиража?

- Нисколько. Вы кто такие? Никто. А у меня «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Челябинский рабочий» и прочее. Нам ваша газета не нужна.

И так было везде, куда ни пытались пристроить будущие тиражи.

А чтобы распространить первый номер газеты, пришлось кинуть клич. Приехали друзья из Озерска, родственники. Человек десять набралось. Взяли газеты и пошли по улицам торговать.

- Стою я на площади Революции в белой рубашке и в галстуке и предлагаю первый номер «Московскорго комсомольца». Мы из 10 тысяч номеров продали тогда 700 штук. Всё остальное потом вывезли в лес и сожгли.

- Почему вы сжигали газеты? Всё-таки материальная ценность.

- Мы однозначно решили: «Московский комсомолец» бесплатно доставаться не будет. Только продажа. Никто не мог сказать, что газета «Московский комсомолец» валяется в каждой помойке. Потом я дал во все концы объявление, что мы приглашаем продавцов газет. В нашу маленькую редакцию стали приходить толпы. Так называемые «ручники», брали у нас газеты на реализацию по 10, 30, 100 штук. Помню, пришла одна бабушка, по фамилии Зинченко, еле ходит, вздыхает: « Ну дайте 200 штук». Мы ей говорим: « А не многовато будет? Тяжело же?» Но уволокла на какой-то тележке. На другой день приносит деньги. Всё продала. С таких людей и начались продажи. Везде, на каждом углу, в каждом переходе, стояли люди. Так было и в других городах области. Бывало, что кидали, обманывали, воровали. Но доходило и до того, что в коридоре дрались за газеты. И только через три месяца позвонили мне из «Роспечати». Но к этому времени у нас появились солидные оптовые организации, которые стали покупать газету. Постепенно они вытеснили «ручников». Но тираж у нас «прыгал», поскольку не было подписчиков. И мы то допечатывали тираж, то не знали, куда его девать.

- Это был пик интереса к «Московскому комсомольцу»?

- После «девяностых» власть перестала реагировать на печатное слово. Появилось какое-то равнодушие. «Комсомольская правда» «пожелтела»: шоу-бизнес, кухня, тусовки. А серьезные материалы стали уходить. Вот газета «Жизнь» пользовалась спросом.

- В чем новизна регионального проекта «МК»?

- В Москве газета выходила ежедневная, черно-белая, большого формата. В регионе «МК» превратилась в еженедельник. Это давало возможность брать материалы из московской газеты. Их переверстывали под наш формат. Мы добавляли местную вкладку. Сначала это было круто. Но постепенно «МК-Урал» становился беззубым, никому не интересным. Мы пытались что-то делать со своей вкладкой. А нам упорно присылали московскую рекламу. Газета толстела, но перебороть тенденцию не получалось. Нас же интересовала финансовая сторона, а в политику мы не собирались.

– Скучаете по тем временам, когда делали газету?

- Скучаю. Если хлебнул этого воздуха, уйти невозможно. Газеты очень тяжело рождаются, но потом они практически не убиваемы. Будет падать тираж, уменьшаться полосность, меняться формат, но уйти из этого бизнеса сложно. Газета как наркотик. Однако золотой век прессы, на мой взгляд, прошел.




Главный редактор сегодняшней газеты «МК-Урал» Влад Вериго:

- Уже в сентябре 1997 года в «МК» появились штатные журналисты. Да и когда собирались материалы по редакциям, писали статьи одни и те же люди. Я писал, Юрка Богатенков. Мы тогда работали в газете «Команда — Челябинский рабочий». Кузьмин пришел в редакцию «Команды». У нас молодость. И в «МК» - молодость. Всё это сошлось, понравилось. Было очень интересно. Во-первых, газета «МК» с именем. Во-вторых, стиль газеты очень необычный, привлекательный. Такие заголовки, как в «Московском комсомольце», я больше нигде до сих пор не встречаю. Грубость, острота. - это были основные требования. Брать хоть кого и «мочить» всех. Газета была скандальная и желтая, под уровень Челябинска конца 90-х годов. Но в начале «нулевых» годов появились такие издания, после которых «Московский комсомолец» стал просто респектабельным изданием. В редакции требовали, чтобы материалы были острые, животрепещущие. Многие журналисты прошли школу «Московского комсомольца». Это, конечно, была школа провинциальной журналистики, но с претензией на столичность. Нас читали в Москве.

Первый редактор газеты «МК-Урал» Олег Ласточкин:

- Первые номера делались на коленях. У нас не было своего офиса. Сергей Кузьмин бегал по редакциям и просил материалы жареные, интересные, необычные. Газета до октября 1997 года делалась практически в Екатеринбурге. Вкладочка была маленькая — всего две полосы.
Основные критерии в выборе материалов - эксклюзивность, оперативность и нестандартная подача. Тогда многие газеты еще не отошли от советских канонов, где все было достаточно кондово, но правильно. Мы же писали иногда неправильные вещи с точки зрения, может быть, стиля. На то время мы были единственной реально независимой газетой Челябинской области. Мы не боялись никого. Если в чем-то провинился губернатор, то довольно резко писали и об этом. Резкость — ключевое слово, которым можно охарактеризовать материалы раннего «МК». «Били» милицию, когда она этого заслуживала. При этом, несмотря на эксклюзивность и резкость, оставались в русле объективности. В любом случае на первом месте должен быть факт. А как его интерпретировать — это зависит от газеты, самого журналиста. Но простые факты, типа «открыли новую остановку», нас не интересовали. А судились мы очень часто. Правда, проиграли всего лишь одно дело. И то незначительное, потому что судьи тоже не привыкли к такой подаче материала. Наша газета единственная, которая описывала криминальные события так, как не описывал никто. И сейчас так не описывают. У меня были хорошие связи как в сфере правоохранительных органов, так и в криминальном мире. Но мы писали и о социальных проблемах, медицине, транспорте. Делали интересные репортажи, которые особенно хорошо удавались Владу Вериго. Из тиража в десять тысяч экземпляров расходилось не больше двух. А позже у нас тираж доходил до 46,5 тысяч, а количество страниц с 24 дошло до 48. Когда продавали издание как бизнес, газета успела окупить себя.

Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск