4 июня 2010, 08:36 Автор: Ольга ТИТОВА

«Чёрный русский»

2 июня на сцене концертного зала имени Сергея Прокофьева состоялся концерт джазового трубача Валерия Пономарёва в сопровождении квинтета «Уфа». Мало кто знает, что выступления могло и не быть. Организаторы совершенно случайно узнали, что Валерий Михайлович находится в Москве, связались с ним и предложили посетить наш город, а затем и Уфу. Он с радостью согласился.

Готовились к концерту впопыхах, потому осветить событие должным образом не успели. Это, а еще непопулярный летний сезон сыграли свою роль, и аншлага не получилось. Но те, кто всё-таки пришли на концерт, получили от выступления джазовых музыкантов колоссальное удовольствие.

Валерий Михайлович Пономарёв — трубач.
Родился в Москве 20 января 1943 года. Трубу полюбил благодаря горну, который услышал впервые в пионерлагере.
В середине 1960-х выступал в московских джазовых клубах.
В 1973 эмигрировал в США. Целью поездки была давняя мечта играть в коллективе Арта Блэки «Jazz Messengers» («Посланники джаза»). Через несколько месяцев после того, как он приехал в Нью-Йорк, познакомился со своим кумиром, заявил о себе как о талантливом трубаче. И в 1977 году, когда «Посланников» покинул трубач Билл Хардман, Пономарёв на четыре года стал полноправным членом прославленного ансамбля.
В 1980 году Валерий Михайлович уходит из «Посланников», начинает сольную карьеру. Получил высшее образование - степень бакалавра искусств в колледже Импайр-Стейт Университета штата Нью-Йорк.
В 1981 году организовал свой оркестр «Universal Language» («Язык вселенной»). Первый сольный альбом Пономарева вышел на лейбле Reservoir Music в 1985 году ("Means of Identification").
Летом 1990 года Валерий Пономарев впервые после эмиграции вернулся в Москву, принимал участие в Первом Московском международном джазовом фестивале. Теперь он регулярно бывает в России, выступая с концертами.
31 мая 2010 года в Москве организовал биг-бенд «Русские посланцы джаза», в котором играют молодые талантливые российские музыканты.
Автор более чем 40 авторских композиций. Валерий Михайлович заниматеся и преподавательской деятельностью, как в частном порядке, так и в программах мастер-классов.
О нём снято несколько документальных фильмов. Например, «Frozen in Amber» («Застывшие в Янтаре») и «Messenger from Russia» («Посланец из России»), - он демонстрировался по каналу «National Geographic Today» в 2002 и 2003 годах. Сейчас в процессе производства находится ещё один документальный фильм по сценарию Эдуарда Тополя.

- Валерий Михайлович, вы раньше играли с квинтетом «Уфа»?

- Нет, это первый опыт. С ними я познакомился по Интернету. Сложилось впечатление, что это энтузиасты, но любители джаза. Однако после репетиции и даже первых двух выступлений перед публикой, которые состоялись в челябинской гостинице, я понял, что это блестящие музыканты на высоком профессиональном уровне. Мне доставляет огромное удовольствие с ними играть и общаться. Когда музыканты находятся на таком высоком профессиональном уровне, они общий язык находят моментально.

- Когда вы успели выступить?

- Вчера (1 июня, за день до концерта в филармонии — авт.) у нас состоялись две встречи с публикой. Реакция просто потрясающая! Мы выступали прямо в гостинице. Днём играли перед лучшими врачами Челябинска (организатор концерта, сам врач по профессии, пригласил своих коллег послушать мировую знаменитость — авт.), а вечером администрация гостиницы попросила выступить перед их публикой, пригласили любителей джаза. Огромное удовольствие было для них играть. Но мне всегда в удовольствие играть, хоть один человек слушает, хоть две тысячи.

- Вы от музыки не устаёте?

- Да ты что! (смеётся) Мне часто говорят: «Ну, после такого концерта ты, наверное, совершенно без сил, спать хочется». Наоборот, у меня такой заряд после выступления появляется, - в постель спать не загонишь уже. Я никогда музыку не воспринимал как работу. Она — жизненный заряд для меня. Никогда я не рассматривал музыку как средство для заработка, хотя я получаю за концерты деньги.

- Вы ещё и преподаёте. Где именно?

- В Нью-Йорке преподаю в очень интересной школе. Она организована для детей от 13 до 18 лет. Называется «tin» - «надцать» по-русски, то есть школа для подростков. Дети проходят строгий отбор.

- А в России мастер-кассы проводите?

- В этот визит нет, но вообще я почти всегда встречаюсь со студентами. Даже если у меня нет официальной встречи, всё равно молодёжь меня всегда обступает, засыпает вопросами, и я с удовольствием делюсь своим опытом. Вообще, я очень люблю делиться опытом, который накопил за свою жизнь. Мне посчастливилось оказаться в самых уникальных ситуациях, о которых музыкант может только мечтать.

- Какие главные мысли о джазе вы говорите молодым музыкантам?

- Много раз за один семестр я классу повторю, что идея, смысл, замысел гораздо важнее самих занятий. Если вы просто так дуете в свой инструмент без толку, то это пустое времяпрепровождение, даже, может быть, вредное для здоровья.

- Вредное?

- Ну, если неправильно заниматься, то конечно. А методы преподавания вырабатываются с годами. Это уже секреты мастерства. Например, не все преподаватели учитывают, что дети в классе с разной скоростью усваивают информацию: кто-то быстрее, кто-то медленнее. И очень часто преподаватели винят ребёнка, что вот, мол, он меня не слушает. Так это вина не ребёнка, а преподавателя, раз он так подаёт материал, что его никто не слушает.

- Но вы сами учились по записям. Над вами никто не стоял.

- Да, практика самый лучший учитель. И потом, не забывайте, я же работал в лучших оркестрах мира. К тому же в оркестре Арта Блэйки «Посланцы джаза». Никакой институт не заменит этот оркестр.

- Вас часто называют единственным российским джазовым музыкантом, которому удалось достичь настоящего успеха за границей.

- Очень-очень много лет так всё и было. Я бежал из Советского Союза в 1973 году. И только сравнительно недавно появились ещё очень хорошие музыканты в Америке, выходцы из России. Но, конечно, с Артом Блэйки никто уже играть не сможет, потому что его нет с нами.

- В одном из интервью вы однажды сказали, что «центр джаза переместится в Россию». В связи с чем такие мысли возникли. Не комплимент ли это в сторону российских музыкантов?

- Нет, ничего подобного! Между прочим, мои предсказания уже сбываются. Сейчас столько джаза по всей России, столько музыкантов приезжает из-за границы, в основном из США, выступать в России, что можно сказать, что центр джаза начинает уже действительно перемещаться сюда.

- Америка теряет свои позиции?

- Нет, конечно, ничего она не теряет. Дело в том, что эпицентр джазовой жизни исторически всё время менялся. Сначала образовался в Новом Орлеане, потом переехал в Чикаго, потом «штаб-квартира джаза» — будем условно её так называть — переместилась на западное побережье, затем - в Нью-Йорк. И вот центр, где собирается наибольшее количество музыкантов джазовых и откуда исходят, так сказать, джазовые лучи, до сих пор в Нью-Йорке. Но уже очень много нового идёт из России, потому что здесь столько талантов, земля прямо рождает их. Может, в России аномалия какая-то...

- Расскажите об инструменте, на котором вы сейчас играете.

- Одним из самых главных вдохновителей моей музыкальной жизни является Клиффорд Браун, гений джазовой трубы, джазовый музыкант, который погиб в молодости. Он оставил после себя много шедевров, музыкальных записей. Он играл на трубе производства компании Блессинг. Я на его трубе, кстати, играл. За несколько часов до того, как она попала в музей как экспонат. С тех пор на ней больше уже никто никогда не играл.

Я позвонил хозяину компании, мистеру Блессингу. Кстати, слово «блессинг» переводится на русский язык как «благословение». Я ему объяснил, кто я такой. Он меня не знал, попросил прислать свои данные, что я и сделал. Вскоре мне перезвонил секретарь Блессинга: «Мистер Пономарёв, я вас давно знаю, обожаю вашу игру, у меня ваши диски есть». А надо сказать, что фирма к тому времени прекратила выпускать трубы для профессионалов, только модели для студентов. Но впервые за много лет они выпустили трубу для профессионалов. И предложили мне поиграть на ней со словами: «Если она вам понравится, мы будем счастливы подарить её вам, чтобы вы представляли нашу фирму». Я согласился. Мне очень понравилась труба. И вот она теперь ездит со мной.

- А труба сколько может прослужить при бережном обращении?

- Она очень долго служит, но деревянный дом стоит дольше. Металл почему-то изнашивается быстрее, но бывает, что сохраняется очень долго. Как ни странно, деревянная скрипка может просуществовать веками, а металлическая труба изнашивается быстрее.

- Я заметила у вас на пальце необычное кольцо, расскажите о нём.

- Оно посвящено моему оркестру. В центре две буквы: VP, в которых зашифровано имя владельца — Владимир Пономарёв. По кругу латинскими буквами три слова— jazz big band. Я его ношу только когда выезжаю на гастроли или выступаю со своим биг-бендом. Это кольцо сделано на заказ, есть только у меня. И в России у меня теперь есть биг-бенд. В Москве я организовал оркестр, который исполняет не только мои авторские произведения, но и произведения из репертуара «Посланцев джаза». Он называется «Русские посланцы джаза». Звучит совершенно потрясающе — это еще одно подтверждение тому, что Россия рождает таланты. Столько талантливых ребят! Они ещё только первые шаги в профессиональной жизни делают. Играют потрясающе. Они могли бы на международном уровне прекрасно выступать. Мы играем каждый понедельник. Начали 31 мая и заканчиваем 28 июня, а 30 числа я уже возвращаюсь в Америку. В следующий раз мы будем выступать только когда я снова приеду в Россию.

Фото Валерия БУШУХИНА

P.S. Газета «Вечерний Челябинск» благодарит за помощь в организации интервью заместителя главы администрации Калининского района Олега Гуляка.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск