21 апреля 2010, 08:09 Автор: Виктория ОЛИФЕРЧУК

Линас Зайкаускас: Хочу, чтобы в театре пахло не супом, а успехом

Итак, свершилось! В Челябинском театре драмы появился художественный руководитель. Фактически десять лет коллектив оставался без руководства (три года, отданные Владимиру Гурфинкелю в расчёт не идут, слишком маленький срок, чтобы произвести серьёзные перемены). Всё это время театр штормило и бросало из стороны в сторону, такое вряд ли выдержит любой коллектив, а тем более творческий. В последнее время в свете пресловутого кризиса и неотвратимо надвигающегося юбилейного сезона, ситуация стала практически угрожающей. Поэтому появление в театре нового худрука без преувеличения можно назвать знаменательным событием.

Линас Зайкаускас – личность известная в театральных кругах не только России, режиссёра прекрасно знают в Польше, Румынии, Германии, Турции. Его работы одинаково востребованы как в западном театре, так и на российской сцене. В своих интервью режиссёр признавался, что является сторонником чёткой иерархии в театре, а роль режиссёра сравнивал с тренерской работой в спорте. Что ж, «сильная рука» нашему театру пойдёт только на пользу.

ВО ГЛАВЕ УГЛА

- Здравствуйте! – лёгкий характерный акцент, обаятельная улыбка, крепкое рукопожатие. Зайкаускас ещё не успел обжить режиссёрские апартаменты, холодность стен компенсируется горячим чаем, доброжелательным отношением и отсутствием лаврового венка покорителя Мельпомены.

- Ваши впечатления о челябинском театре? – начинаю с самого главного.
- Относительно. В своё время я видел парочку спектаклей – «Поминальная молитва» и «Оскар и Розовая дама». Вполне достойные работы. Сейчас продолжаю знакомиться с репертуаром. У меня возникло ощущение, что в последнее время в театре не было, так сказать, художественной генеральной линии. Но это всё можно изменить.

- Какой генеральной линии вы намерены придерживаться?
- Моя позиция исходит из того постулата, что театр должны знать не только в России, о нём должно быть известно и за границей. Я хочу, чтобы в театре пахло не супом, а успехом, и со своей стороны сделаю всё возможное, чтобы этого достичь. Тем более, что будущий сезон юбилейный, хотелось бы, чтобы эту дату мы встретили достойно. Поэтому мы планируем приглашать на постановки только хороших режиссёров. Мне бы хотелось, чтобы они ставили здесь спектакли, уже имевшие успех в других театрах, но которые челябинские зрители пока ещё не видели. С этой же целью я готов представить парочку своих работ, которые являются своеобразной визитной карточкой. В частности, в ближайшее время мы приступим к репетициям брехтовской пьесы «Кавказский меловой круг». Ну, и наконец, хотелось бы, чтобы театр отправился на гастроли, желательно зарубежные. У меня достаточно прочные связи в Европе, остаётся решить финансовые вопросы.

ТЕАТР ДЛЯ ЗРИТЕЛЕЙ

- В одном из интервью вы сравнивали режиссёра с тренером, а как известно в спорте очень жёсткая дисциплина. Какой метод руководства вы всё-таки предпочитаете: авторитарный или демократичный?
- По-разному. Очень хорошо быть либералом, когда все охвачены единым порывом и готовы сделать что-то стоящее. С другой стороны, я сторонник жёстких мер, когда люди не хотят работать. Театр существует не для актёров, а для зрителей. Публика платит деньги, и мы должны сделать всё, чтобы зритель уходил со спектакля с осознанием того, что не зря потратил свои деньги. Ну, и желательно, чтобы ещё при этом получил удовольствие.

- Как вы относитесь к тому, что вас неминуемо будут сравнивать с прежним руководителем – Наумом Орловым? Не пугает подобная конкуренция?
- Нет, я работал во многих театрах, где до меня творили великие режиссёры, в той же Литве, например, но я уверен, что профессионалы всегда найдут общий язык. Недавно я подсчитал, что поставил 57 спектаклей, это не так уж мало, согласитесь. Я с огромным почтением отношусь к памяти Наума Юрьевича, но, к сожалению, его не вернуть, а театр всё равно должен двигаться вперёд.

ДВА В ОДНОМ

- Вам приходилось работать в театрах разных стран. В России в своё время бытовало мнение, да и сейчас имеется, что наши актёры самые талантливые. Насколько это соответствует действительности?
- Русские, впрочем, как и все славяне, обладают эмоциональным менталитетом – если любят всей душой, ненавидят так до гроба. Подобная эмоциональность - замечательное качество, поэтому славяне - генетически театральные люди, гораздо более талантливые, чем шведы, немцы, норвежцы и проч. Но, к сожалению, эти талантливые люди часто думают так: «Если я могу попасть пальцем Господу в глаз, зачем тренироваться, ведь я и так - гений?» В то же время те же немцы, у которых нет такого прирождённого чувства театра, подходят к проблеме рационально - они совершенствуют свою технику каждый день, и в результате по уровню подготовки значительно опережают российских актёров. Если бы славянам добавить немного рационального подхода – им бы цены не было.

- А себя вы считаете представителем русской школы или западной?
- Скажем так. Я учился режиссуре в Петербурге, в то время когда ещё здравствовал Товстоногов, а в Москве работали Эфрос, Любимов и так далее. Поэтому я испытал очень большое влияние российской школы. Но с другой стороны, я литовец. У меня на родине говорят, что кроме католицизма в Литве есть две религии – это баскетбол и театр. И, естественно, литовские режиссёры, такие как Эймунас Някрошюс, Йонас Вайткус, Римас Туминас очень сильно повлияли на меня. И поэтому про себя шучу, что я - представитель литовской школы с русским направлением.

ЗА КАДРОМ

- Расскажите немного о себе.
- С удовольствием, - чувствуя, что разговор близится к финалу, Зайкаускас откидывается на спинку стула и привычным жестом затягивается сигаретой.

- Например, о вредных привычках, – пытаюсь поддеть напоследок, кивая на сигарету.
- Много курю и люблю вкусно поесть, - откровенно смеётся Линас.

- Ваше любимой блюдо?
- В России – это хороший шашлык из баранины или свинины. Или рыба северная – лосось, муксун, икру люблю, словом всё, чего нет в Европе. В Польше мне очень нравится татарский бифштекс – это сырое мясо с приправами. Я так понимаю, что сами татары вряд ли знают о таком блюде, потому что в России я его нигде не видел, но поверьте, это очень вкусно.

- А вы совсем непохожи на литовца, - ну что ты будешь делать с противной журналистской привычкой устраивать провокации?
- Мне уже говорили, - парирует собеседник, выпуская облако дыма. - Я это объясняю тем, что в прошлой жизни, наверное, был мексиканцем.

- Значит, анекдоты про литовцев вас не обижают.
- Да что вы, я их просто обожаю! Особенно два. Горит дом, собираются литовцы, долго смотрят, потом говорят: «Маленькая радость, но всё-таки радость – у соседа дом горит». И второй. Муж возвращается со встречи с одноклассниками. Жена его спрашивает о том, как прошла встреча. «Хорошо помолчали», - отвечает супруг. Мне кажется, эти истории отвечают на вопрос «кто такие литовцы». Вообще, я считаю, что если нация сочиняет про себя анекдоты, значит, у неё есть будущее.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск