2 апреля 2010, 09:00 Автор: Светлана ГРИГОРЬЕВА. Фото Валерия БУШУХИНА.

Сергей Жеребин: «Иногда скучаю по съёмкам»

Существует распространённое мнение, что журналистом может стать человек любой профессии, если имеет к этому склонность. Жизнь Сергея Жеребина – яркое тому подтверждение. Инженер-металлург с красным дипломом, успевший за последние девять лет поработать уже в четырёх (!) телекомпаниях, сегодня он руководит службой новостей 31-го канала и является одним из самых привлекательных его лиц. В беседе с нашим корреспондентом он рассказал, как делались «прямые эфиры» на провинциальном ТВ и почему изображение ребёнка может убить сюжет.

О первых успехах и звёздной болезни

- Для начала открой секрет, как ты вообще попал в журналистику.

- Когда я учился на третьем курсе (в Златоусте), увидел объявление о том, что местное телевидение проводит кастинг ведущих для новой молодёжной программы. Я решил сходить и неожиданно для себя прошёл. Как мне сообщили, понравился низкий голос. Программа, куда я попал, называлась «Полный вперёд!» Мы записали аж два выпуска. Первый был посвящён 23 февраля - мы ездили в воинскую часть, рассуждали на тему, служить или не служить, рассказали о девушке, которая ждёт своего молодого человека...

- Вторая передача, надо полагать, была про 8 Марта?

- Совершенно верно! Главной героиней стала девушка, работающая медсестрой. Она пришла к нам в студию якобы в прямой эфир. На самом деле передача шла в записи. В студии работал один оператор, который по очереди снимал меня и её с разных точек. Потом это всё монтировалось. Было очень забавно. В завершение программы спонсоры так расщедрились, что вручили героине целую розу.

- Почему после этого программу закрыли?

- В Златоусте в то время произошла смена власти. Менялся и состав местной телекомпании. Мне предложили вести новости. Программа называлась (и, по-моему, до сих пор называется) «Вестник». Там был очень забавный суфлёр. Это сейчас роль суфлёра выполняет монитор, на котором текст для ведущего выводится бегущей строкой. Там подводки печатались огромными буквами на листах бумаги. Оператор их держал, а ведущий читал. Параллельно с этим я пробовал себя в роли репортёра.

- Смотрел себя по телевизору?

- Конечно! У меня какое-то время была звёздная болезнь. Льстило, что стали узнавать в институте, в транспорте, на улице. Иногда незнакомые люди подходили, чтобы спросить об интересующей их ситуации. По сути, «Злат-ТВ», где я работал, было единственным местным телеканалом. В то время у меня появилось ощущение, что мысли материализуются. Ещё до объявления о кастинге я иногда вставал перед зеркалом и говорил: «Здравствуйте, в эфире новости...» Через некоторое время так и случилось.

- Насколько мне известно, в Златоусте журналистов не готовят. Где ты учился?

- Меня наставляли коллеги. Нам давал недельный мастер-класс оператор Юлий Кун. А позже, когда я уже работал на ОТВ, ездил в Москву, где учился в школе журналистов «Интерньюс».

В Челябинск за лучшей долей

- Не было желания бросить университет и поступить учиться на более близкую к твоей работе специальность?

- Я до последнего не знал, останусь ли в журналистике или пойду в металлургию. Всё определила последняя практика, когда я на два месяца отправился работать на комбинат «Северсталь». Там я почувствовал, что это не моё. Мне до сих пор нравится смотреть, как плавится сталь. Я уважаю людей, которые занимаются этим непростым делом. Но участвовать в этом процессе каждый день я бы не хотел. Поэтому, получив диплом, в 2003 году я отправился вместе со своей будущей супругой искать лучшей доли в Челябинске.

- Вы ехали к кому-то?

- В общежитии жил одноклассник. Первое время мы ночевали у него, а днём искали работу. Покупали газеты с объявлениями, ходили в агентства по трудоустройству, где нас заносили в базы данных... Совершили все возможные ошибки, от которых сегодня предостерегают специалисты. Впрочем, когда я уезжал из Златоуста, знал, что в Челябинске создаётся новое телевидение. Я узнал адрес редакции, пришёл в здание на площади Революции, 4, постучался в дверь. Мне открыли. Посмотрели мои сюжеты и сказали, что перезвонят. Через месяц действительно перезвонили. Работал на ОТВ до июня 2006 года. Потом перешёл в пресс-службу ЮУЖД, но там задержался ненадолго.

- Стало скучно?

- Там совсем другая специфика работы. Почему-то потянуло обратно на телевидение. Поэтому, когда я узнал, что набирают сотрудников для питерского 5-го канала, решил попробовать свои силы. На этот раз отметили не только мой низкий голос, но и телегеничную внешность, понравились мои новостные сюжеты. Я стал собкором федерального канала в регионе.

- Трудно было перестраиваться под федеральные стандарты?

- Определённые сложности, конечно, были. Прежде всего в поиске информационных поводов. Местные радости федералам неинтересны. Приходилось находить что-то нестандартное, душераздирающее и неожиданное. Мы также делали сюжеты о том, как решения, принимаемые на уровне Федерации, сказываются на жизни в регионах. Работать было интересно, поскольку не стояло задачи заполнить выпуск. Можно было более детально рассмотреть проблему, собрать побольше комментариев.

- В Питер не хотелось переехать?

- Многие мои знакомые так и поступили. У меня в то время уже были семья, маленькая дочка, ипотека, купленный в кредит автомобиль. К тому же я просто люблю Челябинск. За семь лет у меня ни разу не возникло желания вернуться обратно в Златоуст.

Лавры Олега Грачёва

- Полученные на 5-м канале навыки пригодились на нынешнем месте работы?

- Думаю, да. Я научился более масштабно мыслить. Сегодня постепенно ввожу некоторые моменты. К примеру, над одним сюжетом могут работать несколько журналистов. Местные новости — это поток, и один человек не всегда успевает собрать максимальное количество комментариев, найти неожиданный поворот, посмотреть под другим углом зрения.

- 31-й канал - единственный в Челябинске, на котором журналисты сами монтируют сюжеты. Кто этому учит?

- Есть режиссёры, которые на первых порах дают журналистам азы, а потом подсказывают, как лучше сделать. У меня с этим особых проблем не было. Монтировать я научился в «Интерньюсе». К тому же у меня есть своя видеокамера, на которую я снимаю какие-то важные моменты семейной жизни, а потом монтирую записи. Так что при необходимости я мог бы сам снимать камерой, не так профессионально, как оператор, конечно. Мне на первых порах труднее было привыкнуть самостоятельно монтировать под эфир - привозить материал и сразу же выдавать его в новостях. Примерно за неделю втянулся.

- На 31-м канале ты достаточно быстро из журналиста вырос до шеф-редактора службы новостей. Как думаешь, почему выбор начальства пал именно на тебя?

- Это вопрос к нашему руководству. Возможно, сказался опыт работы на федеральном телевидении.

- Нравится тебе такая работа?

- Она специфическая. Много организационных моментов: надо расписать съёмки, определять картину дня. Каждый день приходится пропускать через себя очень много информации, поэтому к вечеру выхожу с работы как выжатый лимон.

- По съёмкам не скучаешь?

- Иногда скучаю. Особенно когда корреспонденты приезжают и начинают что-то восторженно рассказывать. Бывает, срабатывает профессиональное: начинаю представлять, как бы я сделал этот сюжет. Конечно, чаще всего до съёмки подсказываю, хотя возможность креативить даю. Если не просят поставить в сюжет «кадр-убийцу».

- Что означает этот термин?

- Есть кадры, которые могут перечеркнуть всю съёмку. К примеру, если в репортаже о проблемах бездомных людей показать щенка, часть зрителей запомнит только этого щенка и не услышит, что хотели донести журналисты. К «кадрам-убийцам» относятся счастливые пожилые люди, дети и животные. На них можно смотреть долго и с умилением.

- Слышала такое мнение, что редактору новостной программы не нужно выходить в эфир, потому что это отвлекает от основной работы. Зачем тебе ещё вести программу?

- Я согласен с тем, что переключаться тяжело. Но, с другой стороны, я сам готовлю подводки к сюжетам и представляю, как их лучше прочитать. Новости могут читать дикторы и ведущие. Я в данном случае выступаю в роли ведущего.

- Кем ты видишь себя через 10 лет?


- Я думаю, когда увижу себя кем-то, тогда и стану им. Я ведь уже говорил, как воплотилась в жизнь моя игра в ведущего... Сейчас я учусь в Уральской академии госслужбы на чиновника.

- Не дают покоя лавры Олега Николаевича Грачёва?

- Не в том дело. Просто с позиции журналиста я понимаю процессы, происходящие во власти. Теперь хочу узнать юридическую сторону вопроса. Наверное, я не всегда буду работать на этом месте. Пока полученные знания помогают мне в организационной работе.

Наше досье

Сергей Жеребин родился 6 августа 1981 года в Златоусте.
 В 1998 году окончил местную среднюю школу № 90, а в 2003-м - с красным дипломом Златоустовский филиал ЮУрГУ по специальности «инженер-металлург». В студенческие годы работал на местном телевидении ведущим и корреспондентом. Получив диплом, отправился в Челябинск. С 2003 по июль 2006 года корреспондент и ведущий ОТВ, затем собкор федерального 5-го канала. В конце 2008-го пришёл на 31-й канал. Ныне шеф-редактор службы новостей. Продолжает вести эфиры.
Женат. Воспитывает дочь Арину.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск