Полит74
15 марта 2010 12:59

Адресат неизвестен

Архивы в годы Великой Отечественной войны находились на особом, секретном, положении. 70 лет назад получить архивную справку человек мог только одним способом: обратившись в Народный комиссариат внутренних дел (НКВД). Адрес Главного государственного архива Челябинской области был засекречен. Мы и сейчас можем лишь предполагать, где находилось здание областного архива.

- Главный областной государственный архив располагался в Челябинске. Его юридический адрес известен — улица Кирова, 99. Но где именно находилось здание, точно установить невозможно, так как нумерация улицы изменилась. Скорее всего, архив размещался там же, где сейчас Художественный салон (Кирова, 145), - рассказала Наталья Зарецкая, археограф объединенного государственного архива Челябинской области. - С 1939 по 1961 годы архив входил в систему НКВД Чтобы получить ту или иную справку, люди должны были обращаться в органы НКВД, а уж те отправляли запросы непосредственно в архив. На конвертах писали только: Государственный архив Челябинской области, Челябинск.

- Как вам удалось установить юридический адрес?

- Между архивами разных территорий постоянно проводились соцсоревнования. Из омского архива пришла бумага с изложением достижений. На конверте карандашом было написано: Кирова, 99. И ещё один раз встретился мне этот адрес, когда я знакомилась с большим отчётом для Москвы. Кстати, во многих городах такой секретности не было. В том же Омске на штампах архива значился обратный адрес. Даже в Златоусте, Магнитогорске адрес указывался, а в Челябинске — нет.

- Изменилась ли работа архивистов в военное время?

- Конечно, архивы стали более засекречены, исполняли запросы органов НКВД по «неблагонадежным» гражданам, остальное использование сводилось к немногочисленным выставкам и публикациям, в основном, политического характера.
Сотрудникам архива составляли план, сколько публикаций, монографий по истории родного края они должны выпустить в течение года. Большая часть научных трудов, созданных в военное время, принадлежит старшему научному сотруднику Петру Мещерякову, педагогу, историку, краеведу.

К праздничным датам устраивали выставки, проводили радиопередачи. В год в среднем проводилось по 15-20 радиопередач патриотического содержания, например, о большевиках Южного Урала. Сначала текст прочитывался по радио, а затем печатался в местных газетах. Но в 1942 году радиотрансляции прекращаются: сменилась частота, на которой велось вещание, и охват аудитории резко сократился, смысла в радиопередачах уже не видели. Поэтому всё внимание архивисты сосредоточили на газетах. К тому же сотрудничали с учёными, каждого из которых, прежде чем допустить до работы с документами, тщательно проверяли сотрудники НКВД. Нужно отметить, что режим хранения документов (в том числе эвакуированных наркоматов, предприятий и организаций) обеспечивался на высоком уровне.

Как и все южноуральцы, охваченные единым патриотическим порывом – «Все для фронта, все для Победы!», архивисты активно участвовали во всех займах и денежно-вещевых лотереях. Зарплата у них была более чем скромная, намного меньше, чем у рабочих завода, но все последнее, что у них было, отдавали фронту. По денежно-вещевой лотерее, например, сдавались суммы, равные 5-6 недельным заработкам, то есть фактически вся зарплата. Только за 1942 и 1943 годы архивисты сдали 3 200 рублей на строительство в том числе танковой колонны «Чекист», имени Челябинского комсомола, на подарки солдатам и для семей фронтовиков.

- К концу войны число архивных документов, хранящихся в Челябинске, сократилось. Почему?

- В Челябинскую область в годы войны было эвакуировано более 200 промышленных предприятий. Вместе с людьми и оборудованием вывозили архивы. Государственный архив Челябинской области принял свыше 3 тысяч дел — в основном с предприятий Украины: Полтавы, Одессы, Могилёва. Для хранения документов была создана специальная база. Формировались архивы и на самих предприятиях. А при отделе государственных архивов НКВД имелись инспектора — от трёх до пяти человек. Раз в квартал они должны были проверять состояние дел, содержащихся на предприятиях.

К 1941 году в Челябинске было два архивохранилища: одно на Кирова, 99, адрес второго установить не удалось, но в некоторых ранних документах указывается, что здание находилось на том месте, где сейчас цирк. К началу войны в архиве хранилось примерно 220 тысяч дел, к концу войны эта цифра сократилась на 5 тысяч единиц.

В 1943 году от нас отделилась Курганская область. Ей было передано около 30 фондов. Каждый год на Южный Урал прибывало в среднем от 2 до 7 тысяч дел. Чтобы упорядочить этот поток, регулярно проводились чистки фондов. Часть дел уходила в секретный фонд, часть списывалась на макулатуру. Бумагу отдавали в школы, различные учреждения, чтобы писать на оборотах. Отдавали дела и на рынок, где их использовали в качестве обёрточной бумаги.

- Мест для хранения документов не хватало?

- К началу войны архив был забит под завязку. На 100 процентов оба здания были заполнены. В марте 1944 года архивистам выделили здание бывшей церкви Александра Невского (органный зал на Алом поле). Условия для хранения документов были очень плохие. Бывало, что зимой работа останавливалась. Архивные хранилища не отапливались. Каменные здания сами по себе холодные, а отопление не было проведено, печь топить запрещали — мало ли, искра выпрыгнет. Забиты помещения были так, что стопки бумаг упирались в потолок и за счёт этого не падали. Зимой дела отодвигали от стен, чтобы не замочить. Как ноябрь месяц наступает, так архивисты начинают дела передвигать. Своими силами старались утеплить стены. Секретный фонд хранился в специальных дубовых шкафах, где более или менее поддерживался температурный и влажностный режим. Здесь же, в церкви, в помещениях, в которых были печи, жили многие сотрудники.

- Сегодня в архиве работают преимущественно женщины. Так же было и 70 лет назад?

- Нет, тогда это была мужская работа. Инспектора, начальники отделов и их замы — мужчины. Женщин брали обычно на должности сторожа, машиниста-делопроизводителя, дворника-растопника. Старший научный сотрудник — обязательно мужчина. Работа в НКВД считалась престижной.

- Были криминальные ситуации?

- В условиях военного времени большое внимание уделялось дисциплине, за её нарушение следовали жёсткие наказания. Но в архиве это было исключением. Все работали чётко и много. Самое серьёзное разбирательство — сторож уснул на рабочем месте. Целое дело посвящено опозданию на работу, - сотруднику урезали часть зарплаты. За 1942 год из-за опозданий было уволено пять архивных служащих.

Пётр Васильевич Мещеряков (1904-1960) — педагог, историк, краевед. Родился в семье чиновника, выходца из крестьян, в селе Воскресенское Курганского уезда Тобольской губернии. В кургане окончил высшее начальное училище, единую трудовую школу и сельско-хозяйственный техникум. Переехал из Кургана в Челябинск в 1932 году. Преподавал в ФЗУ ЧТЗ, медицинском техникуме и др. в 1936 году принят на должность заведующего отделом истории в областном краеведческом музее, но вскоре был уволен. Официальная причина увольнения - «не имел подготовки научного работника музея», на самом деле из-за того, что его отец был исключён из членов партии, так как служил в царской полиции.
В 1938 по 1943 годы работал старшим научным сотрудником в Объединённом государственном архиве Челябинской области. Вынужден был уйти из-за тяжёлой болезни. С 1946 года работал внештатным лектором, научным сотрудником челябинского отдела Географического общества СССР. В 1957 стал директором Челябинского областного краеведческого музея. Проработал в этой должности до своей кончины.

Ольга ТИТОВА

Cannot find 'cross_link' template with page ''
© 2006 ООО «Полит74»
E-mail: info@polit74.ru