10 декабря 2009, 09:28 Автор: Ольга ТИТОВА

Ювелиры истории

Ничто никуда не исчезает. Люди и свершения переплетаются и бережно хранятся в государственных архивах. Сами по себе документы и фотографии — а именно так и представляет себе большинство простых людей архивную службу: кипы пыльных бумаг на полках стеллажей — это сырьё для открытий. И только сведущий любопытный глаз способен разглядеть в океане фактов историю. Именно архивисты превращают мутный, совершенно неинтересный алмаз-факт в сверкающий бриллиант-историю нашего края. О становлении и развитии архивной службы в России и Челябинской области читателям «Вечернего Челябинска» рассказала Галина Кибиткина, первый заместитель председателя Государственного комитета по делам архивов Челябинской области.

- Принято считать, что архивисты, занимающиеся использованием архивных документов в научно-популярных целях — это элита архивной службы, и они отличаются от своих коллег, которые собирают и сохраняют первоисточники. Хотя и те и другие причастны к одному важному делу. Старейший документ, который есть у нас, датируется 1686 годом. К истории Челябинской области он имеет мало отношения. Как он попал на Урал, кто его принял и сохранил мы не знаем, имена тех людей развеяло время, а ведь это целое поколение архивистов. Зачастую история создания и сохранения самого документа нам малоизвестна, а ведь она тоже чрезвычайно интересна.

- Так что же такое архив?

- Слово «архив» имеет несколько значений. Толковый словарь Ушакова даёт такие определения: во-первых, архив - «учреждение для хранения старых документов», а во-вторых, - «совокупность письменных памятников, относящихся к деятельности какого-нибудь учреждения или человека». В обывательском понимании это просто ворох старых пыльных бумаг. Но здесь только одно слово верное – «старые». Старым может быть документ и трёхлетней давности, и десятилетней, когда он уже выходит из оперативного употребления. Для архива старым является документ вечного хранения, который хранится 50 лет и больше.

Архивы существовали с начала письменности. Чаще всего документы собирали при монастырях. Берёшь наши старые архивы, того же 18 века, — листы все жёлтые, страшные. А в Швеции мне показали документ, датированный 16 веком, - бумага белая, будто только что выпущена. Всё потому, что у них архивы издавна хранились в специальных помещениях, выдолбленных в скалах, — там поддерживался естественный необходимый температурный и влажностный режим. В России, конечно, такого не было.

- А как было в России?

- На протяжении долгих лет архивам уделялось мало внимания. Наш бывший руководитель, профессор Владимир Петрович Козлов, отмечал: «Архивы, храня историю, к сожалению, всегда были на задворках истории». До указа Петра Первого сохранялись исключительно документы государственной важности, например, подписанные между странами различные договоры — свитки скручивали и укладывали в сафьяновые мешочки, некоторые из которых были даже украшены мехом, а затем помещали в деревянные и металлические ларцы.
Считается, что в истории России всего два человека — Пётр Первый и Владимир Ленин — внесли весомый вклад в становление и развитие архивной службы. Я имею в виду Генеральный регламент Петра I, который узаконил государственную службу, и Декрет Ленина о централизации архивного дела.

До революции 1917 года все архивы принадлежали разным ведомствам. Архивистами работали, как правило, неперспективные чиновники, больные (ревматизм и плохое зрение — профессиональные болезни), а сами архивы располагались в подвалах, где была постоянная сырость и отсутствие дневного света. В каждом таком подвале обязательно жил кот — таким образом архивисты боролись с мышами, которые поедали бумаги. Когда в помещении скапливалось так много бумаг, что больше не оставалось места, руководство принимало решение их уничтожать.

Для этого назначалась специальная комиссия, которая, как правило, не очень внимательно выявляла важные документы. К тому же чиновник был лично заинтересован в том, чтобы сжечь как можно больше, — за это полагалась премия, а зарплаты у архивистов были маленькие. «Лишние» документы пристраивали во все свободные помещения — в сторожевые башни, подвалы. О них забывали, и бумаги гнили там годами, так что потом их просто собирали лопатой и выкидывали во двор. Добавьте к этому пожары и наводнения, и вы поймёте, что то, что мы сохранили, это вопреки времени и событиям, а не благодаря ним. Сможем ли мы сейчас с гордостью сказать: мы сохранили всю историю? Конечно же, нет. И это трагедия.

- А когда начинается история челябинской архивной службы?

- Архивная служба Челябинской области была создана 22 сентября 1921 года, с открытием губернского архива. После революции в стране творился настоящий хаос. Казалось бы, до того ли новой власти, но одним из первых, в 1918 году, Ленин выпускает именно Декрет об архивах, благодаря которому все документы стали государственной собственностью. Чиновникам приказали собирать все документы в одно место. Но пока весть дошла до Челябинска, на дворе был 1921-й год. К тому времени часть документов уже, как говорится, ветром разнесло. К тому же начался бумажный кризис, каждая бумажка подбиралась: ценные документы рвали на закрутки и пускали на продуктовые кульки.

Основатель и первый руководитель архивной службы — Николай Михайлович Чернавский. Он был магистром богословия, работал в музеях, являлся членом Оренбургской учётной архивной комиссии – мы тогда относились к Оренбургской губернии. Он говорил: «Архивное дело есть моя стихия, в атмосфере коей я получаю высокое нравственное удовлетворение». Днём он собирал и описывал документы, а ночью занимался их исследованием. Значение и ценность архивов он понимал как никто другой.

Работы было много, людей не хватало. И тогда наняли ребятишек-беспризорников. За небольшую плату они собирали в подвалах брошенные документы. Их грузили в возы и привозили в наше первое хранилище — оно находилось на улице Кирова, там, где сейчас располагается художественный салон. Проезжая мимо рынка, конечно, продавали часть бумаг. Но что довезли, всё описали, хотя это казалось невозможным.

Первым нашим руководителем, имевшим историческое архивное образование, был Илья Макарович Рязанов (с 1937 по 1939 заведовал Челябинским областным архивным управлением, а с 1939 по 1942 — начальник архивного отдела УНКВД по Челябинской области). Вообще, руководили архивами всегда очень интересные люди, интеллигентные, уважаемые — и это очень страшно раздражало власть, потому что интеллигентами в 20-30 годы считались недобитые буржуи. Многие сотрудники архивов стали жертвами репрессий. Например, Виктор Александрович Бухарин, директор областного архива Октябрьской революции, в 1937-м был репрессирован и расстрелян 1 января 1938 года.

- Но долгое время архивная служба и сама подчинялась НКВД?

- Да, с 1939-го до начала 60-х годов архив был структурным подразделением НКВД. Работа архивистов была связана в основном с выявлением так называемых неблагонадёжных людей. Проводилось множество проверок: был ли связан человек с иностранными специалистами, воевал ли в рядах Белой гвардии и так далее. А когда началась война, на Южный Урал было эвакуировано около 200 заводов и более 500 тысяч человек, и все архивы.

Требовали они подчас ни сколько не меньше места, чем само оборудование. И работы у архивистов прибавилось. Как и рабочие на заводах, наши сотрудники работали круглые сутки, также и свои маленькие заработки отдавали в фонд обороны. Очень много работали, голодали. Сохраняли историю нашего края и начали создавать свою историю.

В 1950-х началась пенсионная реформа. И в архив впервые потянулись простые люди, чтобы получить различные справки. Документы использовались так же в политических, агитационных целях. В 60-х годах 20 века, когда мы вышли из-под крыла МВД и стали подчиняться непосредственно облисполкому, работа в плане использования документов приобрела масштабный характер. Сейчас архивисты помогают и учёным в исследовании истории нашего края.

В нынешнее время большое внимание уделяется бытовой истории края, которая всегда считалась третьесортной и вольно или невольно такие документы уничтожались. Возрос интерес к простому человеку у российских и у иностранных исследователей. Например, к нам приезжала американка, которая работала над темой «Дети в период развития космоса». Мы стараемся через личные фонды, коллекции участников Великой Отечественной войны собрать эту историю, сами выезжаем в города и районы области, берём интервью у людей, фотографируем их, записываем их рассказы о жизни – это очень интересное направление инициативного документирования.

В 1991 году всё рухнуло. Какие-то организации были ликвидированы, какие-то брошены на произвол судьбы. Повторилась история 20-х годов, только в худшем варианте. Со стороны власти никакого внимания к архивам не было, законодательство было не урегулировано. Представьте себе: к областному архиву подъезжает грузовик, гружённый документами, и водитель нам говорит: «Хозяину надо помещение освободить, он ресторан делает. Велел эти старые документы в архив отвезти, а если не примете — на свалку». А ведь это личные дела людей. И хотя у нас не было места, все документы мы принимали. Сколько сил ушло на то, чтобы спасти и описать их, — это отдельный разговор. Архивисты проделали колоссальную работу. А ведь работает в архивах области всего 261 человек. Ювелиров в стране больше.

Благодарим за помощь в подготовке материала, а так же предоставленные фотографии сотрудников архивной службы Челябинской области, первого заместителя председателя Г.Н. Кибиткину.

На фотографиях: 1 — Чернавский Николай Михайлович, первый зав. Губархивом, основатель архивной службы Челябинской области. 2 — Бухарин Виктор Александрович, директор областного архива Октябрьской революции. 3 - приём первых документов.





Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск