24 июля 2009, 08:32 Автор: Ольга ТИТОВА. Фото Вячеслава НИКУЛИНА

Образование на защите ислама

Президент Дмитрий Медведев провел встречу с духовными лидерами мусульманских общин России. Знаменательное событие состоялось 15 июля. Главный муфтий Уральского федерального округа (УрФО), председатель Регионального Духовного управления мусульман (РДУМ) Челябинской и Курганской областей Ринат Хазрат Раев стал одним из участников этого мероприятия.

- Встреча с президентом проходила в соборной мечети Москвы, - рассказал он. - Здесь присутствовали представители трех централизованных духовных управлений мусульман: председатель ЦДУМ России, верховным муфтий Шейхуль – Ислам Талгат Таджуддин, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. Были приглашены и некоторые региональные муфтии.

Чтобы встреча не приняла формальный характер, Дмитрий Медведев дал возможность всем приглашенным поучаствовать в обсуждении наболевших проблем, задать свои вопросы. Кроме того, Дмитрий Анатольевич заявил, что он намерен встречаться с духовенством и во время своих рабочих поездок в регионы. Президент отметил, что решать вопросы развития исламского образования, строительства мечетей и противодействия экстремизму государственная власть и лидеры мусульманских общин должны сообща.

Необходимо отметить еще одно событие в череде официальных встреч: чуть больше двух месяцев назад, 19 мая, полномочный представитель президента в УрФО Николай Винниченко и верховный муфтий России Шейхуль-Ислам Талгат Таджуддин подписали соглашение о сотрудничестве и взаимодействии. Ранее аналогичное соглашение было подписано с губернатором Челябинской области Петром Суминым.

- Такое отношения органов государственной власти к духовенству, традиционным конфессиям является приоритетом духовно-нравственного возрождения регионов, - уверен Ренат Афраемович. - К тому же подобные встречи служат для чиновников на местах ориентиром, с кем им следует работать, поскольку параллельно с традиционными конфессиями существуют и такие организации, называющие себя исламскими, которые только раскалывают общество, действуя против него. Религия отделена от государства, но люди не могут быть отделены от государства, поэтому нам необходимо сотрудничать с властью.

- Какие вопросы обсуждались на встрече с президентом?

- В настоящее время в России уже построено и восстановлено более 4 тыс мечетей, хотя до революции, мы помним, их было более 14 тыс. Построить мечеть не так трудно. Но духовность не заключается в стенах храма. Самое главное, чтобы люди просвещались, становились духовными. Тогда мы можем сказать: мы приносим пользу своему Отечеству.

За семь десятилетий атеизма была полностью подорвана система профессиональной подготовки священнослужителей. В Бухаре (Узбекистан) велось обучение, но на весь Советский Союз готовили 50-60 человек. Мечети мы построили, а кто их будет возглавлять? Духовенство в приходах – это в основном пожилые имамы-самоучки, которые ограничиваются проведением обрядов. Но в мечети потянулась молодежь, и с ней необходимо наладить диалог, иначе ею могут увлечь нетрадиционные религиозные общины. Об этом говорил и президент.

- Такие попытки уже предпринимались?

- Мусульман Нязе-Петровского района Челябинской области одна из таких организаций, исповедующая нетрадиционный ислам, пыталась разделить на два лагеря. Люди, участвовавшие в расколе, начали насаждать свои правила. А в традиционном исламе этого не должно быть. Но раз получилось не так, как они хотели, то разобрали молельный дом, построенный в 90-х годах 20 века, который выполнял функцию мечети, лишив правоверных мусульман места, где они могли бы молиться. Традиционный ислам, напротив, проповедует взаимоуважение к представителям иных конфессий.

- Как бороться с такими лидерами?

- У духовенства нет своей полиции. Мы не можем воспрепятствовать появлению псевдорелигиозных нетрадиционных течений. Единственное средство борьбы – просвещение населения, распространение традиционного ислама. Я третий год поднимаю вопрос о необходимости создания в области хотя бы одного своего медресе, то есть образовательного учреждения. Мы никогда не наведем порядка, если будем отправлять учиться людей за рубеж. Нужно готовить кадры у себя.

- Вы можете сказать, сколько священнослужителей в Челябинской области имеют специальное образование?

- Если посчитать всех священнослужителей в Челябинской и Курганской областях, то вряд ли один процент наберется. На 150 приходов человек восемь образованных. Нехватка кадров острая. Как таковых учебных образовательных учреждений в Челябинской области нет. Мы уже который год пытаемся организовать медресе в Копейске, хотя бы на 20 человек, чтобы готовить кадры для Челябинска. Однако здание санитарного блока, которое мы намеревались использовать, проще снести и построить на его месте новое, так как оно не соответствует нормам, предъявляемым к учебным заведениям.

- Ренат Афраемович, вы являетесь ректором Российского исламского университета (Уфа). Расскажите о нем поподробнее и о той роли, которую он выполняет в деле распространения традиционного ислама.

- Российский исламский университет Центрального духовного управления мусульман России был основан на базе медресе в 1989 году. На постсоветском пространстве это было первое учебное духовное заведение в России. Подготовка имамов, то есть священнослужителей, была двухгодичная. В 1989 году поступило 300 заявлений от мусульман, желающих здесь учиться, но существовало ограничение и приняли только 71-го, по одному человеку за каждый год атеизма. На сегодня в университете обучается уже более 700 студентов: бакалавры учатся четыре года, магистры – шесть лет. Есть и женское отделение: 40 девушек проходят специальную подготовку.

Отучившись в медресе, люди, желающие продолжить образование, могут поступить сразу на третий курс университета. В настоящее время уже подготовлено более одной тысячи имамов и муфтиев, которые работают в регионах России. Университет имеет восемь филиалов, которые находятся в светских учебных учреждениях, например, в Оренбурге, Астрахани. Совместно со светскими вузами-партнерами мы разрабатываем учебную программу и учебно-методические комплексы, подбираем литературу.

- В чем же тогда проблема?

- Молодые люди, естественно, думают о будущем. Но, избрав путь священнослужителя, они не могут быть уверены ни в своей зарплате (она состоит из пожертвований), ни в том, будет ли у них жилье. Более половины мечетей по всей России зимой вынуждены закрываться, так как нет денег, чтобы заплатить за отопление и освещение. Поэтому поддержка от властей не помешает. Я всегда привожу в пример Самарскую область, где в бюджете предусмотрена статья расходов на традиционные конфессии. Деньги идут на строительство и реставрацию божьих храмов, поддержку культовых зданий и прочие нужды.

- Осуществляются ли какие-нибудь совместные проекты с православной церковью?

- В Уфе, в Башкирском государственном медицинском университете, уже восемь лет мы читаем совместные курсы по религиозной этике. Мы сами сомневались, будет ли от нас польза. Но уже спустя два года увидели результаты: наши студенты стали посещать церкви и мечети, кто-то молиться начал. Наши курсы факультативные, то есть необязательные, но аудитория всегда полная.

Другой пример: в поселке Новогорный есть единственная воинская часть, в которой действуют сразу два храма – православный храм и мечеть. На присяге солдат, которая там проходила совсем недавно, мы присутствовали вместе с православными священниками. Очень важно нам не потерять этого дружественного взаимоотношения конфессий. Президент Дмитрий Медведев тоже акцентировал на этом внимание.

Более подробную информацию можно узнать на сайте Регионального Духовного Управления Мусульман Челябинской и Курганской областей http://www.rdum.ru/





Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск