5 декабря 2008, 08:08 Автор: Елена ИЛЬИНА

Женский взгляд Натальи Басковой

Мировые тенденции убеждают: чем больше во власти женщин, тем внимательнее государство относится к проблемам семьи и детей. Для России это особенно актуально – в нашей стране женское движение носит характер не столько политический, сколько социальный. Но высокие посты достаются дамам нечасто, а жаль. Присутствие женщин на уровне принятия решений серьезно усилило бы внимание власти к человеку, считает председатель комиссии по социальной политике Челябинской городской Думы Наталья Баскова.

«Женщина – не только украшение власти»

- Наталья Александровна, на днях вы вернулись со Второго всероссийского женского съезда. Поделитесь впечатлениями.

- Так получилось, что весь ноябрь у меня прошел именно под знаком «женских» мероприятий. Сначала я в составе российской делегации побывала на международной конференции в Кейптауне, где участвовало более двух тысяч женщин со всего мира. Такие форумы проводятся каждые три года. В этот раз в ЮАР поехали 15 россиянок, были и представительницы стран СНГ. Затем была областная конференция, после которой состоялся Второй всероссийский женский съезд в Москве. Это было неформальное мероприятие, организованное по особому сценарию, не вписанное в программы ни партий, ни государства. Были представлены свежие идеи, люди, организации. Отрадно, что мы, женское сообщество, обозначились на уровне и города, и России, и на более глобальном уровне. Какие можно сделать выводы из всех этих мероприятий? Женское движение существует и представляет собой силу, в том числе и политическую.

- Но женщин-политиков у нас не очень много…

- На конференции в Кейптауне 40 процентов участниц составляли женщины Африки. Мы поразились тому, насколько грамотно и с какой силой они защищают свои права. Возможно, потому, что недавно их получили. А мы, российские женщины, получили права сто лет назад и сейчас иной раз даже не замечаем, как теряем их. Единственный за последние годы плюс – появилось две сильных женщины в правительстве России, одна женщина-губернатор, а до недавнего времени не было ни одной.

- А зачем женщине власть?

- Мы не говорим о том, что женщина должна украшать властные структуры своей причесочкой, ноготочками, каблучками. Мировой опыт показывает: пока женщины не представлены в органах власти, приоритеты социальным вопросам не отдаются. А если установить 30-процентную квоту на представительство в выборных органах женщин, как за рубежом, – тогда социальные вопросы будут решаться более активно. Это не значит, что все женщины должны идти во власть. Но среди нас есть профессиональные, активные, амбициозные люди.

- Что же мешает таким женщинам добиться своего?

- Многие политики не соглашаются с этим, но женщине гораздо труднее попасть во власть, чем мужчине. Но, как только мы начинаем говорить о равных возможностях, выясняется, что на самом деле и финансовые, и административные ресурсы сосредоточены у мужчин. Поэтому и в списках политических партий женщинам предпочтения не отдают. У нас в области три министра – женщины. Потому что в исполнительной власти не нужны выборы, там можно выйти на уровень принятия решений благодаря профессионализму… А в законодательной – не совсем так. Есть понятие «позитивная дискриминация» - это как раз отсутствие равных возможностей. Сейчас политики-мужчины понимают некорректность выражения «гендерные квоты» - кстати, здесь речь не идет именно о женщинах, а говорится: «Не более 70 процентов лиц одного пола», так что и мужчины могут когда-нибудь в меньшинстве оказаться… Но есть у нас один российский политик, который в выражениях никогда не стесняется, а так прямо и говорит: «Сидели бы да борщи варили!»

- Многие считают, что место женщины – кухня…

- Но все женщины разные. Есть стопроцентные домохозяйки, которые готовы сидеть дома и воспитывать детей. Но они понимают, что таким образом лишаются заработка. А если бы воспитание детей у нас оплачивалось, многих проблем удалось бы избежать. Слава богу, сейчас оказывают материальную поддержку тем, кто взял ребенка, например, под опеку. А почему считается, что воспитывать приемного ребенка – труд, а своего – не труд? Сложный вопрос рассматривался как-то нашей комиссией: маму ограниченно лишили родительских прав, так как ей не на что было накормить и одеть своих пятерых детей. А мама не алкоголичка, она просто оказалась в трудной жизненной ситуации. Органы социальной защиты, конечно, приняли правильное решение, отправив детей в приют, – это было необходимо сделать. Но если бы мама за воспитание детей получала зарплату, хотя бы на уровне опекунов, она бы пусть дешево, но накормила бы своих детей, и им не пришлось бы с ней разлучаться. К социальному воспроизводству, к воспитанию детей нужно относиться как к труду.

- Ну, сейчас рождение второго ребенка вознаграждается…

- Да, сейчас мы говорим о материнском капитале, но почему-то тут же подозреваем, что женщина неблагонадежна и потратит эти деньги не по назначению. Поэтому мы ей их дадим, но не сразу и в каком-то другом виде. То есть женщине еще надо доказывать свою способность заботиться о ребенке… Бывает и так, что молодая женщина рожает ребенка и, находясь в кризисной ситуации, отказывается от него. Тогда бабушка берет малыша под опеку и получает пособие. Когда есть пробелы в законодательстве, возможны вот такие парадоксы. А если бы мы поняли, что труд по воспитанию детей не менее значим, чем производство тракторов и добыча нефти, – а может, и более значим для государства, - тогда бы женщины рожали и четверых, и пятерых детей. А у нас молодые матери вынуждены как можно быстрее выходить на работу.

- Мы говорили о том, что все женщины разные.

- Да, другие женщины настроены на карьеру – в профессии, общественной деятельности, политике. И у каждой женщины должно быть право выбора, чему себя посвятить, и должна быть возможность это право реализовать. Я участвую в женском движении более десяти лет, в этом году десятилетний юбилей отмечает наша организация «Содействие», из которой я и пришла в городскую думу. Но депутатская деятельность не заключается лишь в лоббировании женских интересов. Очень важен социальный аспект. Раньше во главу угла ставили экономику. Однако седьмая статья Конституции говорит о социальности государства. Сейчас стали признавать, что главное – это человек, а экономика и технический прогресс – инструмент для его развития. И именно женское движение провозглашает, что социальное направление должно быть приоритетным. А у нас в Челябинске женские организации очень активные – так сложилось исторически.

«Четыре женщины в думе – не так уж мало»

- Наталья Александровна, с чем ваша делегация отправилась на московский съезд?

- Наряду с социальными вопросами и темой участия женщин в общественной жизни была поднята проблема алкоголизма, поражающего все наше общество. Я рассказала об «антипивной» акции, которую в этом году на Кировке совместными усилиями проводили организации «Крылья», «Ренессанс XXI век», «Содействие», «Трезвый Челябинск» и ЧелГУ. Мероприятие проходило под лозунгом «Ты платишь за то, что тебя убивает». Казалось бы, одна локальная акция в отдельно взятом городе. И что вы думаете? Ассоциация пивоваров России выступила с предложением подобные акции запретить: мол, пиво – это слабоалкогольный напиток. Серьезная ассоциация – и так испугалась! В свою очередь организация «Крылья» обратилась к президенту РФ, указав на необходимость лишить пиво определения «слабоалкогольный напиток». Тогда можно будет применять к его употреблению меры, как к любому другому алкоголю. Мы на региональной женской конференции это обращение поддержали. Согласитесь, когда будущие мамы пьют и курят во время беременности, а потом государство вынуждено тратить деньги на лечение их детей, возникает вопрос: где сознательность матери?

- Как вы можете оценить итоги работы в Год семьи?

- Вся эта работа должна проводиться не только в Год семьи, потому что его объявил президент… В Челябинской области была активизирована деятельность по возврату детских садов. Много зданий возвращено, затрачено немало сил на их реконструкцию. Но больной темой остаются дома культуры и детские лагеря. За четыре года мне не удалось найти путей решения этой проблемы, поскольку муниципалитет может не все. Ни одного лагеря мы не потеряли, но если собственник не хочет содержать оздоровительное учреждение, городские власти не в силах его заставить. Сегодня, чтобы муниципалитет мог взять лагерь или дворец культуры под свой контроль, нужны огромные деньги. Хорошо, если у собственников есть понимание, но законодательно они никого понимать не обязаны.

- А на уровне законодательства этот вопрос не решается?

- За последнее время в Государственной Думе хорошо проходят вопросы, связанные с терактами, кризисом и тому подобным. А с теми, что касаются семьи, детей, дело обстоит очень плохо. Был рассмотрен один-единственный законопроект – по механизму выплаты алиментов. Сейчас в Госдуме лежит четыре проекта законов, связанных с семьей, и нет уверенности, что они будут приняты.

- Вы сказали, что женское движение у нас в основном социально направленное. Депутат Баскова возглавляет комиссию по социальной политике – вам и карты в руки…

- В последние годы интересы женских общественных организаций действительно сосредоточены в основном на поддержке, помощи – инвалидам, детям-сиротам. Правозащитная тематика в основном лишь «вкраплена» в их деятельность. Политической составляющей у нас нет. А четыре женщины в городской думе – это не настолько много, чтобы можно было кардинально что-то менять. Но и не так мало, чтобы не оказывать никакого влияния.

- Что вы считаете главным своим достижением за время работы в гордуме?

- Могу сказать, что мне не стыдно за свою работу. Когда удается реализовать задуманное, изменить что-то в пространстве, в социуме, я получаю удовлетворение. Были случаи, когда к нам обращались люди с вопросами, решение которых не входит в наши полномочия. Но я не могу их отложить, потому что идти этим людям больше некуда. Еще один момент – когда принимается решение, которое может нанести кому-то вред, надо минимизировать негатив. Например, решение об отмене бесплатного проезда в общественном транспорте для всех без исключения. Сколько понадобилось усилий, чтобы льготы были сохранены сначала для детей, потом для ветеранов – которые бесплатно ни в одном городе не ездят… Огромным достижением можно считать закон о звании «Ветеран труда». Наша комиссия работала над ним два года, затем мы направили проект в Законодательное собрание, в правительство области. Губернатор поддержал – и закон был принят. Это самая большая победа… И, конечно, мы всегда поддерживали социальные законопроекты. Так что я считаю, что работа была выполнена честно и направлена на решение проблем, а не на их констатацию.

- Сейчас готовится к окончательному рассмотрению бюджет Челябинска. Известно, что, несмотря на кризис в экономике, он останется социально направленным. Вы считаете это правильным?

- По итогам публичных слушаний было рекомендовано не принимать дополнительных обязательств и минимизировать расходы. По моему принципиальному убеждению, расходы на социальную сферу минимизировать нельзя. Если есть, где сократить затраты, то эти деньги надо направить на другие нужды в отрасли. Например, важно подумать о том, как дети будут питаться в школах – семьи сейчас могут оказаться в разной ситуации, но в школе ребенок должен получать полноценное питание. Самое главное, чтобы финансирование учреждений, которые работают с детьми, не было сокращено. Потому что ребенок должен заниматься музыкой, спортом, должен быть накормлен. Понятно, что и дороги, и строительство – все это важно. Понятно и то, что правительство страны направляет максимум ресурсов на поддержку бизнеса – предприятий, банков. Но это уровень государственный. А на уровне муниципалитета мы должны думать о конкретной семье и конкретном ребенке.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск