17 октября 2008, 00:10 Автор: «Аргументы Недели – Челябинск»

Военный эксперт об Афганистане, наркотиках и гибели страны

Владимир Павлович Портнягин

Сегодня с руководителем Агентства журналистских расследований Владимиром Филичкиным беседует наш земляк челябинец, военный эксперт Владимир Павлович Портнягин, в недавнем прошлом старший офицер разведуправления Туркестанского военного округа, командир легендарного 154 отряда Главного разведывательного управления МО СССР, так называемого «мусульманского батальона», штурмовавшего вместе с группой «А» КГБ СССР дворец Амина в Кабуле.

— Владимир Павлович, мало кто знает, что первый директор Федеральной пограничной стражи Андрей Николаев служил в Чебаркульской дивизии, был депутатом Челябинского областного совета. Став первым пограничником страны, он добился того, чтобы юго-восточное региональное управление ФПС располагалось именно в Челябинске. Думаю, что Андрей Иванович заслуживает самого высокого уважения за нелегкое принципиальное решение, принятое им в 1998 году. При составлении годового пограничного бюджета он запросил 20 миллиардов рублей только на обустройство вновь создаваемой Южной границы. А, узнав, что руководство страны намерено выделить на все 60 000 километров периметра всего лишь восемь миллиардов рублей, он в знак несогласия с этой авантюрой подал рапорт об отставке. Честный поступок честного генерала…

— Бесспорно. Судите сами. За последние годы Интерполом был нанесен сокрушительный удар по одному из каналов поставок героина по «балканскому пути» через Иран, Турцию и Балканские страны в Европу. Соответственно сразу возросла интенсивность поставок по «шелковому пути» - через Каспий и «северному» - через Урал и Сибирь. Мировое производство опиатов уже в 2003 году достигло рекордного уровня, намного превышающего мировой спрос. Опиатное сырье с высоким содержанием морфина, произведенное в Афганистане, - это примерно 516 тонн в морфиновом эквиваленте. А сырья с высоким содержанием алкалоида тебаина примерно еще 119 тонн. Рекордно выросли и складские запасы опиатного сырья в приграничных с Россией азиатских странах. Запасы, скопившиеся в ряде стран транзита, более чем достаточны, чтобы удовлетворить годовой спрос на опиатное сырье во всем мире. Опийный мак выращивают сегодня в 28 из 32 провинций Афганистана. Производство и незаконный оборот наркотиков в этой стране – основной источник дохода и рабочих мест. И при этом наши южные границы по-прежнему «прозрачны».

— Чудовищная наркоситуация в стране создавалась не один год. К примеру, в 1990 году в России на самом высоком уровне, Комитетом Конституционного надзора СССР было принято политически убийственное решение. Тогда право употреблять наркотики приравняли к основным правам человека, который «ни перед кем не обязан отвечать за свое здоровье». И началось… С юга в Россию через Челябинскую область пошли эшелоны. Примерно 70% грузов из предельно наркотизированного и криминализированного Таджикистана, 20% из бурлящего Узбекистана и 10% из неспокойного Казахстана. Я имею в виду, прежде всего, ежемесячно поступающие на станцию Челябинск – грузовой тысячи тонн так называемого «скоропорта». Лука, чеснока, сухофруктов, орехов, яблок и винограда. По данным нашего Агентства журналистских расследований, вагоны «скоропорта» досматривались в самом недалеком прошлом челябинскими таможенниками всего лишь на 10%. Представьте себе, что 90% мешков, ящиков и коробок с сельхозпродукцией, самой удобной для провоза наркотиков и оружия, расползались по нашей области вообще без всякого досмотра. Более того, оплачиваемый наличными деньгами «скоропорт», как правило, разгружался из вагонов вообще «с колес». Иначе, мол, нежный товар испортится.

— Для меня как разведчика бесспорно, что, принимая гибельное политическое решение о поспешном выводе войск из Афганистана, Михаил Горбачев прекрасно понимал, какие катастрофические последствия на долгие годы ждут народы СССР и сопредельной страны. Наступившие последствия развивались затем исключительно в интересах США и их союзников по НАТО. Не победив Россию в открытом столкновении, нас буквально взорвали изнутри. Предав своих союзников, мы к тому же обрушили всю вновь созданную хрупкую структуру Афганистана. Вернули воинственные племена, сдерживаемые нашими частями, в состояние «войны всех против всех». На руинах агрокомплексов, лишившись сельхозтехники, ГСМ, удобрений, подготовленных кадров, крестьяне поголовно от безысходности и голода занялись выращиванием опийного мака. На мой взгляд, это страшная трагедия и предательство. По своим масштабам они сравнимы разве что с выходом революционной России из войны с кайзеровской Германией. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Притом, что ситуацию с Афганистаном уже не исправить. В российской армии больше нет боеспособных частей, которые смогли бы повторить подвиг советских солдат в 80-е годы. Как и предсказывала советская разведка, американцы, которых мы в свое время опередили всего на полшага, сегодня вошли в Афганистан, уходить оттуда не собираются и пытаются со своих баз уже открыто контролировать всю Азию, Персидский залив. К тому же за естественными горными укрытиями Афганистана вплоть до Урала сплошная равнина, и на рельефе местности нет ничего, что могло бы остановить возможное продвижение армии вторжения. А хваленые американские «зеленые береты» в принципе не проводят ночных и иных рискованных операций в горном Афганистане. Они там охраняют сами себя. Стараясь лишний раз не подставляться. Знаете, воевать за деньги, конечно же, можно, но идут на явную гибель только за идею. А ее сегодня в экспедиционном корпусе НАТО в Афгане нет и не предвидится.

— Вы подчинялись напрямую начальнику разведки Туркестанского округа. Имели доступ ко всей оперативной информации заграничной и афганской резидентур ГРУ. Работали в контакте с первым главным управлением КГБ, службой государственной информации Афганистана (ХАД), имели свою личную уникальную агентурную сеть. Скажите, насколько все-таки было оправдано вторжение наших войск в дружественный Афганистан.

— Считал и считаю ввод наших войск в Афганистан в то время необходимым. Но сегодня хорошо понимаю, что делать это надо было несколько иначе. Надо было помочь Афганистану сохранить независимость, не вводя в страну большого количества советских войск. Правильнее было бы, пользуясь дружеским расположением афганского народа, создать сеть военных баз, которые при поддержке местной власти контролировали бы ситуацию в стране. Мало кто знает, что первоначально в Афганистан вводили преимущественно кадрированные отмобилизованные части из «мирного» Туркестанского округа. В большинстве своем они спешно доукомплектовывались не самыми достойными местными жителями, не служившими ранее в боевых частях. Далекие от строгой дисциплины, рано вкусившие самый дикий рынок, который только можно себе вообразить, они не самым лучшим образом представляли гордым афганцам своего северного соседа. Мародерство – не способ установления доверительных отношений. Кстати, и в Чеченскую республику во время «первой войны» тоже преимущественно вводили кадрированные части, поспешно сколоченные из «специалистов самого широкого профиля», собранных с миру по нитке…

На фотографии:  Владимир Портнягин и его разведчики.



Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск