31 июля 2008, 16:00 Автор: Сергей Иванов

Нашла коса на камень…

24 июля судья Челябинского областного суда Сергей Горбулин, изучив уголовное дело в отношении Владимира Филичкина, вновь поступившее из прокуратуры Свердловской области, опять направил его для рассмотрения по существу в Центральный суд Челябинска. О перспективах этого дела мы беседуем с журналистом и правозащитником Владимиром Филичкиным.

Так начался второй челябинский заход этого поистине скандального дела о клевете и заведомо ложном доносе. 16 января этого года судья Центрального суда Константин Кучин уже вынес постановление о возвращении дела прокурору Свердловской области. Им еще тогда было установлено, что обвинение, предъявленное Владимиру Филичкину, не содержит ни единого конкретного указания на место совершения им каких-либо объективных действий, инкриминируемых ему в качестве преступлений. Более того, по мнению судьи, неуказание в обвинительном заключении всех фактических обстоятельств, отнесенных к обязательному предмету доказывания, в том числе места совершения преступления, изначально лишает суд возможности постановить по делу приговор. А главное, по мнению Центрального районного суда, уголовное «дело Филичкина» изначально было расследовано с грубыми нарушениями требований закона, определяющего строгую территориальную подследственность уголовных дел. Дело в том, что предварительное расследование, по нормам законодательства, производится исключительно по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. На вопросы нашего корреспондента ответил подсудимый журналист и правозащитник Владимир Филичкин.

- Владимир Васильевич, как, по вашему мнению, получилось, что уголовное дело номер 474209 уже почти два года «гуляет» между Челябинском и Екатеринбургом?

- С самого начала был нарушен закон. Когда в окружной прокуратуре следователи отказались возбуждать это сомнительное уголовное дело, его пришлось возбуждать лично заместителю Генерального прокурора РФ государственному советнику юстиции 1 класса Юрию Золотову. И именно он произвольно поручил своим постановлением о возбуждении уголовного дела производство предварительного следствия отделу по расследованию особо важных дел прокуратуры Свердловской области. Соответственно, это постановление с самого начала было незаконно и немотивированно и подлежит отмене. В данном случае умаляется право обвиняемого Филичкина, которое можно назвать правом на естественного (законного) следователя, подобное его праву на естественный (законный) суд. Как и при отказе в праве на естественный суд (нарушение территориальной подследственности влечет за собой нарушение территориальной подсудности), произвольное нарушение правил подследственности порождает сомнения в беспристрастности органа расследования, который, возможно, назначен ad hoc (лат. - специально для данного случая), но пристрастность публичного обвинителя несовместима в состязательном процессе с принципом равенства сторон.

- С чем, по вашему мнению, связан подобный ажиотаж? Согласитесь, совсем не часто уголовное дело возбуждает лично заместитель Генерального прокурора.

- До Юрия Золотова был еще и Александр Буксман первый заместитель Юрия Чайки, давший письменные указания по материалам «моего» дела. А началось все, несомненно, с четырех жестких публикаций в «Российской газете», где я достаточно подробно рассказал о том, что творится в медедобывающей и медеперерабатывающей отраслях промышленности Урала. О том, куда утекают сопутствующие меди золото, серебро и платиноиды. С моей поездки в Международный уголовный трибунал в Гааге. Именно тогда прокуратура и получила задание «разобраться».

- Владимир Васильевич, вы категорически отказывались ездить в Свердловскую прокуратуру на допросы. Вы выиграли пять судов у прокуратуры Челябинской области по поводу несанкционированного проникновения в вашу электронную почту. Очевидно, что уголовное дело с самого начала не задалось.

- Это как в анекдоте: не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет. Работники прокуратуры, не имея фактического материала, подтверждающего мою виновность, выполняли задачу как могли. Осталось только в поспешно засекреченном судебном процессе выяснить, кто же все-таки написал «интересующие» прокуратуру заявления о том, как на самом деле расследовалось убийство Головлева, бывшего сопредседателя «Либеральной России», соратника Бориса Березовского.

Кроме того, я вчера подал в Центральный районный суд два исковых заявления. Одно к прокуратуре области, о том, почему мне при стаже службы более 20 лет уже более десяти лет не платят положенную по закону пенсию. Почему в трудовой книжке при увольнении из УВД области мне записали стаж службы тринадцать с половиной лет, а в официальном представлении на увольнение, хранящемся в моем секретном личном деле фигурирует совсем другая цифра – девятнадцать с половиной лет, учитывая особые условия моей службы? Почему меня в возрасте 43 лет с должности старшего помощника прокурора области призвали на военную службу? Второе исковое заявление к УВД области, почему мне категорически не выдают положенное мне удостоверение ветерана боевых действий, действительно ли я участвовал в контртеррористической операции и чем я там занимался. Да так, что в личном деле не осталось даже следов.

- И вы, несмотря ни на что, рассчитываете на успех и справедливость?

- Нет, я допускаю, что меня могут вынудить обратиться к ряду зарубежных государств с просьбой о предоставлении мне политического убежища. А там материалы, свидетельствующие о действующем в отношении меня запрете на профессию и другие «шалости» людей, действующих от имени государства, не помешают. Довести начатое можно и проживая за границей.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск