11 июня 2008, : Автор: Елена ИЛЬИНА

«Чтобы пациент ни о чем не беспокоился»

Таково желание Любови Шестаковой, старшей медсестры отделения челюстно-лицевой хирургии ГКБ №3 Челябинска. А вот сама она накануне профессионального праздника волнуется сильно: в этом году Любовь Александровну в числе других лучших медицинских работников Южного Урала будут чествовать на губернаторском приеме.

«Медицина – это мое!»

Отделение челюстно-лицевой хирургии – одно из самых больших в больнице. А Любовь Шестакова – хрупкая невысокая женщина в стерильно белом халате. Она с гордостью показывает недавно отремонтированный блок: часть средств выделило городское здравоохранение, часть заработали сами. Рассказывает, как для помещения подбирали мебель «небольничных» тонов, занавески. Поясняет:

- Хочется, чтобы пациент пришел сюда и увидел: да, здесь достойные условия, значит, ему обязательно здесь помогут. Значит, и статус медиков повышается в его глазах.

- Любовь Александровна, а как вы пришли в медицину?

- Очень любила своих бабушку с дедушкой, а они были уже старенькие, бабушка страдала гипертонией. Хотелось ей помочь, продлить жизнь. Так и говорила: «Вырасту, стану доктором и тебя вылечу!» Ну, и, конечно, игры в больницу, разные там пузыречки, флакончики… К окончанию школы решила стать медиком. Мама переживала: «Ты над котенком-то плачешь!» - боялась, что мне будет тяжело как человеку эмоциональному. Важность этой профессии она хорошо понимала, и во мне не сомневалась, но советовала подумать серьезно. Однако я настояла, в 1983 году поступила в Кустанайское медицинское училище, затем перевелась в Троицкое и окончила его с красным дипломом. А в институт в то время не пришлось поступать по семейным обстоятельствам…

На работу меня направили в Челябинск и предложили больницу на выбор. При этом я узнала, что новое учреждение открылось на северо-западе, персонал там молодой, кадров не хватает. Вот и сделала выбор. Меня определили на работу в инфарктное отделение, а в 1988-м – в отделение челюстно-лицевой хирургии на место перевязочной медсестры. В 1992 году назначили на должность старшей медсестры отделения.

- Эта работа потребовала от вас дополнительных знаний?

- Да. В 2003 году я получила высшее сестринское образование на базе нашей медакадемии. Училась без отрыва от производства.

- Тяжело было?

- Очень. Но за плечами уже был трудовой стаж…

- Вам никогда не приходилось жалеть о том, что выбрали себе такую беспокойную профессию?

- Я много раз задавала себе этот вопрос. И пришла к выводу: медицина – это мое, в другой области я себя просто не вижу. А сейчас уже тем более. Но одно сожаление все-таки есть – не о себе, а о нашей отрасли в целом. Это несоответствие между желанием приносить людям добро и материальными возможностями. И когда наши девочки уходят на другую работу, им жалко расставаться с отделением, с коллегами, они мне фотографии свои оставляют… Медицина испытывает колоссальную нехватку кадров. И работать при этом очень тяжело. А ведь пациенту нужен уход, от этого процесс выздоровления зависит…

Для детей и взрослых

- Любовь Александровна, много пациентов может принять ваше отделение?

- У нас 60 коек, из них пять – «лоркоек». Кроме того, у нас тут лечатся и дети с врожденной патологией. Так что я работаю еще и в качестве медсестры в городском центре врожденных патологий. Там наблюдают детишек, а сюда, в стационар, направляют для оперативного вмешательства. Таким образом, попадая к нам, дети видят знакомые лица персонала, слышат знакомые голоса – так спокойнее и им, и их родителям… А еще, во многом благодаря заведующей нашим отделением Вере Николаевне Куличковой, благодаря городскому центру врожденных патологий, молодые родители теперь больше могут узнать о таких заболеваниях. И знаете, количество малышей с врожденными патологиями, оставленных в роддомах, в последнее время снижается.

- А в чем специфика работы отделения челюстно-лицевой хирургии по сравнению с другими?

- Во-первых, это экстренность: у нас единственное такое отделение в городе. Представьте, бывает, в сутки сюда поступает 17-18 человек и выписывается по 20. Так что оперативность очень высокая. Пациента надо принять, разместить, оказать помощь. И обязательно надо с ним разговаривать: успокоить, объяснить. Разумеется, эту нагрузку все несут в равной мере – и врачи, и медсестры, и санитарки. Во-вторых, к нам поступают с травмами – спортивными, бытовыми, транспортными, производственными. Поэтому уровень помощи должен быть особенно высоким…

- И для платного, и для бесплатного лечения?

- Разумеется. И сильного разграничения в уходе нет. Но мы живем в экономических условиях, и должны понимать, что клиенты пластического хирурга иной раз требуют к себе особого подхода… Однако хочется, чтобы ни один пациент ни о чем не беспокоился, чтобы он получил качественное обслуживание. Ведь в помощи в тяжелом состоянии не отказывают никому – даже если у человека нет ни полиса, ни паспорта.

- Что вы можете сказать о своих молодых коллегах?

- Под моим руководством в нашем отделении проходят практику студенты Челябинского медицинского колледжа. Они очень хорошо подготовлены. Другое дело – хотелось бы, чтобы они к нам потом возвращались…


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск