3 октября 2006, 12:00 Автор: Светлана СИМАКОВА

О старом бараке замолвили слово

6 сентября откроется 86-й сезон Челябинского академического театра драмы имени Наума Орлова. Владимир Гурфинкель поставил драму Михаила Зуева «Зеленая зона». Пьеса сегодня популярна в столицах и провинции. Об этом говорят театральные афиши. Хотя возвращает она нас в пятидесятые – послевоенную жизнь бараков и коммуналок. Об актуальности темы грешно говорить. В столицах все еще живы коммуналки, а на Урале – бараки. Нынче летом мэрия Челябинска объявила о расселении бараков почти в самом центре города, у реки Миасс. На их месте будут строить новый жилой район. Выходит, драма стартует премьерой на злобу дня? Но Владимир ГУРФИНКЕЛЬ со мной не согласен. Он поставил спектакль о «других» бараках. Романтические грезы о прежней жизни.

Красивая жизнь

- Для меня этот спектакль – завершение трилогии: «Квадратура круга» (его спектакль в Камерном театре), «Чужой ребенок» (в драме), «Зеленая зона». Рождение, развитие и смерть романтического отношения к жизни. Мне грустно расставаться с этим временем. 56-ой год. Приближается фестиваль молодежи и студентов. В стране открылись 12 Домов моды. Посмотрите на старые фотографии – все женщины нарядны. Какие шляпки! Платья! Ткани! Невероятная красота названий этих тканей. Люди начали жить элегантно. Это время духов «Красная Москва». Это момент какого-то цветения. Люди его отвоевали и хотели жить.

-Красиво.

-Конечно, красиво! И они вместе выстраивали эту красоту. Эти мужики в майках, которые играли в домино во дворах. Это варенье, которое варилось все в тех же дворах, и все угощались. Вам давно соседка приносила пирожки?

- Меня дома нельзя застать.

- А я, когда поселился в челябинской квартире, пошел к соседям с буханкой хлеба и пачкой соли. Я знакомился и просил разрешения заходить к ним за солью или хлебом, когда захочется. Надо заходить к соседям, хотя бы иногда. Надо знать, с кем рядом мы живем. Это привносит в нашу жизнь покой. А чего мы ищем? Как сказал поэт, «покоя и воли». Вот наше счастье - когда мы уверены в людях, которые рядом с нами.

На руинах добрососедства

- Но это все-таки спектакль о жизни в бараке?

- Нет, о другом. Все в этой жизни приходит и уходит, а сосед – от Бога. Коммуналка – это не только плохо, но и очень хорошо. Барак – это не только ужасно, но и прекрасно. Старики в бараке не боялись, что некому будет стакан воды подать, если они слягут. В бараке было неопасно болеть. А молодым было с кем оставить детей. И никогда дети не были холодными и голодными. Вот эта очень плотная связь делала соседей не попутчиками, а близкими людьми. Возникало добрососедство, общая жизнь. Это свойственно только человеку на земле. Отвергнув слово «коммунизм», мы отвергли и слово «коммуна». Чем больше у нас электроприборов в кармане, чем настойчивее звонит телефон, чем больше писем приходит по электронке, тем больше нам не хватает соседей.

- Вы нас зовете назад – в куммуналки и бараки?

- Я не зову, я делюсь эмоциями. Мы – страна резких переходов. Это плохо. Мы резко отвергаем и теряем… в данном случае - жизнь с соседями в ладу. Человечество приобретает технологии, а теряет душевность. Чем богаче становятся люди, тем заборы выше. Я противник толпы. Но «добрососедство» - такое слово!

- Однако вы же не станете отрицать, что в тех бараках было и пьянство, и драки? Есть «Барак», поставленный Огородниковым. А в «Зеленой зоне» слишком все гладко да хорошо.

- Зуев написал другую историю, он поэтизировал время бараков и коммуналок. Там есть серьезнейшие драмы. Внутри. В контексте. Но так подробно и с такой любовью исследуются человеческие души, что именно об этом хочется говорить. Я счастлив, что у наших артистов есть возможность это играть. Все роли содержат те внутренние проблемы, которые есть у нас. Это притча о нашей жизни. До того времени, как нас переселили в хрущевки. Ушла жизнь на виду, на миру. Ушло что-то исконное, деревенское. Мы ведь все родом из деревни. Там рождалась психология человека. А теперь мы каждое утро по телевизору видим школу выживания. Каким предметом и куда ударить человека, когда он приближается к тебе на улице. То есть он приближается, а вы сразу начинаете шарить глазами вокруг – искать предмет в ожидании агрессии. Эта готовность отразить врага убивает в нас добрососедство.

Музей реликвий или блошиный рынок

- И все-таки история, рассказанная Зуевым, мне показалась слишком сентиментальной.

- Согласен, в жизни все было намного жестче. Но документ - не есть предмет художественный. Это во времена развитого социализма придумали, что так должно быть. Нет. Чем нежнее мы будем относиться ко вчера, тем вдумчивее мы будем смотреть в завтра. Я не ищу правды жизни. Я ко всем этим людям отношусь как к собственным предкам. Как можно к пращурам относиться жестко? Что бы они ни делали – это прелесть. Потому что ими двигали такие наивные мотивы.

- Наш разговор начался с Домов моды и красоты. Но барак… как выразить его красоту?

- Здесь не красота важна. Здесь важна визуальная чистота. Мы нашли секрет визуальной чистоты – не буду его раскрывать. Надо прийти на спектакль.

- Быт жильцов барака будет окружен подлинным реквизитом?

- На сцене будет настоящий музей реликвий. Или блошиный рынок. Как хотите. Все вещи будут расставлены на авансцене. А мы будем играть вне бытовых предметов. Поэтическая история в белых занавесках.

- Откуда добыли богатство блошиного рынка?

- Отовсюду. Люди несли вещи со своих дач. Соседи принесли мне швейную машинку с гербом Советского Союза, на котором еще шесть республик – не пятнадцать. Какая она пафосная! Сколько на ней надписей! Она должна была повергнуть хозяйку в такой припадок гордости! Нам принесли зайца, грызущего морковку – игрушка 57-го года. Невероятно. Картины под стеклом. Примусы. Радиолы. Патефоны. Потрясающие пластинки. Вы говорите – произведение слишком сентиментально, а я говорю – оно романтично. Аромат ушедшего времени.

                                                                        * * *

Следом в театре драмы будет выпущена еще одна премьера – спектакль «Ох уж эта Анна» - взгляд современного итальянского комедиографа Марка Камолетти на очень старый сюжет. Ставит его режиссер Александринского театра (Петербург) Владимир Голуб. Это сегодняшняя комедия характеров.

Запланированы в начавшемся сезоне еще две премьеры - русский водевиль (19 век) и комедия итальянского автора 17 века Карло Гольдони «Брак по конкурсу». На его постановку тоже приглашен режиссер из Петербурга - Борис Гуревич.

А 10 октября на театральных подмостках отметит свой юбилей режиссер театра Михаил Филимонов. В программе юбилейного вечера спектакль «Правда – хорошо, а счастье лучше» Александра Островского и чествование юбиляра.

17 ноября театр будет праздновать сценический юбилей заслуженной артистки России Марины Меримсон – 50 лет на сцене. В этот праздничный вечер Марина Давыдовна сыграет в премьерном спектакле «Зеленая зона» роль актрисы Нины Дмитриевны Носковой.

Ярким событием первой половины сезона станет и день рождения самого театра. Наша драма отметит 85-летие 15 декабря.

На фото Александра СОКОЛОВА: Владимир Гурфинкель репетирует «Зеленую зону» и сцена из спектакля.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск