29 августа 2006, : Автор: Ирина БЕРЕЖНАЯ

Козырь в рукаве президента

Тема предстоящих в 2008 году выборов президента из кулуарной и сугубо умозрительной превращается в важную для россиян. Спешим подогреть интерес: все события указывают на то, что сам Владимир Путин припас «кота в мешке», за которого нам и предстоит голосовать. Как делаются рейтинги? С какой стороны избирателям ждать попыток повлиять на их выбор? Почему в регионах все острее становится проблема явки и реальна ли она для президентских выборов? Проект «Медиакратия» провел он-лайн конференцию с генеральным директором Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерием Федоровым. По его словам, всем нам настолько нравится то, что делает президент, что мы бы хотели получить результаты деятельности «поскорее и побольше». Ну и, конечно, оставить его на третий срок…

Быстрее и больше

- Валерий Валерьевич, чего ждут люди от смены лидера страны, хотели бы они изменения существующего курса и если да, то в чем?

- В целом политический курс, проводимый Владимиром Путиным, разделяет большинство граждан. Люди отмечают рост авторитета России в мире, укрепление внутренней политической стабильности, отказ от быстрых и непредсказуемых изменений в пользу постепенности, рост доходов населения и социальную поддержку незащищенных категорий населения. Главное требование, которое россияне предъявляют к президенту, - быстрее и больше. То есть люди хотят всего того, что делает Путин, но с большей эффективностью и в ближайшее время. Никто не хочет ждать и наблюдать, как в стране становится лучше всем, но для него это фатальное улучшение запаздывает.

- Сколько процентов избирателей хотели бы оставить Владимира Путина на третий срок?

- Тут получается интересная коллизия. С одной стороны, электорат понимает, что от добра добра не ищут, и хочет, чтобы Путин остался у власти. Так думает большая часть россиян. Но, когда их спрашивают о Конституции, они говорят, что ее менять не следует, что это «не изделие одноразового пользования». Как разрешить эту коллизию, никто не знает, поэтому столь часто возникают экзотические предложения типа объединения с Белоруссией. Я считаю, что правильное решение состоит в передаче власти тому человеку, который завоюет авторитет у большинства россиян. А сам Путин должен занять достойное место в нашей политической системе. Он не может, уйдя с президентского кресла, поставить на себе как на политике крест. Его влияние должно сохраниться. Вопрос в формах и инструментах этого влияния.

Таинственный преемник

- Какому кандидату люди чаще всего отдают предпочтение в качестве преемника Путина?

- Результаты опросов сильно разнятся в зависимости от того, присутствует ли сам Путин в списке кандидатов. Если да, то он набирает больше половины голосов. Все остальные довольствуются 2-3 процентами. Если же Путина в списке нет, то картина меняется. Не так давно в рейтинге будущих кандидатов лидировал Владимир Жириновский. Сегодня доминирует Дмитрий Медведев, за ним идет Сергей Иванов. Достаточно высокие места в списке занимают Борис Грызлов и Геннадий Зюганов. Есть также спикер Совета Федерации РФ Сергей Миронов. Обращают внимание и на главу Правительства Михаила Фрадкова, но это скорее дань должности, чем отношение к политику. Но все они идут с определенным отрывом от двух лидеров – Медведева и Иванова. В то же время популярность тех или иных кандидатов сегодня тесно связана с их уровнем информационной активности. Очевидно, что руководители нашего правительства активно работают в информационном поле. В результате растет уровень их известности и поддержки со стороны избирателей. Продлится ли эта траектория до выборов или остановится в определенной точке, пока говорить рано. Ближе к марту 2008 года на нашей политической шахматной доске может появиться еще не одна фигура. Я думаю, что у Владимира Путина как у хорошего политика всегда есть в рукаве несколько козырей. Но кто это, пока можно только догадываться.

- То есть, на ваш взгляд, возможно появление в качестве одного из основных кандидатов в президенты России «кота в мешке» - человека, пока не проявляющего заметной политической активности? За какой срок можно «нагнать» рейтинг неизвестного преемника, скажем, с 3-5 процентов до победителя в первом туре?

- Есть политическая активность, незаметная взгляду простого человека, но значимая для политического класса, для тех, кто занят осуществлением политики и власти в нашей стране. Скажем, для Медведева и Иванова был характерен закрытый тип политической деятельности. Сегодня обе эти фигуры уже вышли в публичное пространство. Параллельно многие влиятельные политические деятели продолжают реализовывать себя в узком кругу за стенами правительственных и парламентских зданий, не выходя на контакт с аудиторией. Но рано или поздно они могут на такой контакт выйти. Второй момент – цена ускоренной возгонки популярности кандидата. В нашей политической истории есть примеры. Успешный – это опыт возвышения Владимира Путина. В августе 1999 года, сразу после назначения премьер-министром, его рейтинг не превышал 4-5 процентов. Но в марте он победил Зюганова. И ничего страшного с нашей политической системой не случилось. Люди поверили президенту. Но есть и другой, крайне негативный пример. В 1996 году Ельцин начал свою кампанию с 2-3 процентов честной поддержки, и за полгода его популярность повысилась до 50 процентов опрошенных во втором туре. К сожалению, сразу после победы его рейтинг начал таять. Это яркий пример искусственной и недальновидной деятельности политтехнологов по превращению «политического трупа» в лидера целой страны. Любые эксперименты с «ускоренным выращиванием» публичного политика, которого вчера еще никто не знал, а сегодня его преподносят как кандидата в президенты, не только дорогостоящи, но и опасны.

Стабильность угрожает явке

- В последнее время все острее становится проблема с явкой избирателей на региональные выборы. Может ли, по-вашему, возникнуть такая проблема на выборах депутатов госдумы или президента? Может быть, есть какой-то способ обеспечить явку?

- Тенденция снижения явки характерна не только для России. В США на президентских выборах голосует около четверти избирателей. У нас – более половины. По мере развития и укрепления политической системы в России, ее перехода в более зрелое состояние, следует ожидать только падения политической активности граждан. Это закономерность, неоднократно проявившаяся в большинстве демократических стран. Снижение явки иногда свидетельствует не о кризисных явлениях в обществе, не о недоверии граждан к политикам и партиям, а о том, что люди в целом считают, что страна идет по правильному пути и резких изменений не нужно. Это нормально. Опасность заключается скорее в угрозе резкого и одномоментного снижения явки. Такое обычно происходит, когда по тем или иным причинам популярный кандидат или партия отстраняется от участия в выборах. В этом случае неявка – это протестная реакция граждан. Поэтому власть, избирательные комиссии, суды, от которых и зависит «набор» политических сил, допущенных к выборам, должны очень аккуратно применять свое право отстранять от выборов тех или иных кандидатов или партии.

Новая сила для регионов

- Насколько желает и готова Россия – столица и регионы, город и село – к партийному президенту и в целом к усилению роли политических партий в управлении государством?

- Партии сегодня остаются наименее авторитетным и понятным для россиян институтом политической системы. Реформа поставила партии во главу угла нашей политической жизни, однако массовое сознание всегда запаздывает по сравнению с реальной жизнью. Партии в силу изменившегося законодательства уже объективно выросли, стали сильней и влиятельнее. Граждане же считают их маловлиятельными, несерьезными участниками политической игры, поэтому не доверяют им и не возлагают надежд. Отношение изменится, когда изменения в законодательстве и политической практике станут очевидными. Пока до этого еще далеко. Отсюда следует и нежелание людей переходить к партийному правительству и партийному президенту. Субъективно россияне ни к тому, ни к другому не готовы.

- Есть ли разница между результатами выборов в столицах и в регионах? Действительно ли традиционно правые выигрывают в крупных городах, а такие партии, как ЛДПР, – в провинции?

- Разница образуется со временем. Скажем, еще в 2003 году результаты «Единой России» в Москве и Санкт-Петербурге были ниже, чем в среднем по стране. За два года политические предпочтения москвичей изменились в пользу единороссов. Такие изменения происходят везде. Наиболее выражено доминирование этой партии на селе и в столицах. В малых, средних и крупных городах прирост электората ЕР идет медленнее. Там шире возможности для агитации у конкурентов – коммунистов, «жириновцев», отчасти «родинцев» и «правых». В то же время мы не видим тенденции к росту популярности этих сил. Скорее идет отторжение всего набора политических партий, представленных в сегодняшней политической системе. А значит, растет запрос на какую-то новую силу. В регионах появляется своя сила на базе партии второго эшелона. Например, на мартовских выборах в Адыгее очень уверенно выступила Промпартия. И вообще, кто сможет прорваться в заксобрание региона, зависит не от федерального бренда партии, а скорее от активности и изобретательности, авторитета местных политиков, которые по своим причинам решили выбрать для себя в качестве знамени ту или иную партию. Речь идет не об идеологических различиях, а о личных контактах. В одном регионе дело сложилось так, что какой-то местный популярный политик примкнул к аграриям, в другом - к Патриотам России и «вытянул» на себе местное отделение, добился превращения его в парламентскую силу.

- Насколько сознание населения обусловлено информацией, поступающей с центральных телеканалов? Может ли в России победить виртуальный кандидат?

- Информационный фактор достаточно значим. Средний россиянин 2-3 часа в сутки проводит у телевизора. И в случае, если этот информационный поток будет монополизирован, если он будет работать на одного кандидата, то кандидат этот получает огромное преимущество. Однако есть пределы воздействия на людей посредством ТВ. Проводились исследования, которые показали, что существуют люди, восприимчивые к информации, а есть позиция «я буду делать вопреки тому, что говорят по ТВ». Поэтому говорить о том, что «кто владеет ТВ, тому гарантирована победа», нельзя. Это часть правды. К тому же доступных каналов на сегодня у нас 10-12, есть кабельное, спутниковое ТВ. В результате количество аудитории у каждого в отдельности уменьшается, соответственно, опасность монополизации ТВ сокращается.


Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: info@polit74.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск