9 ноября 2007, 15:00 Автор: Сергей СМИРНОВ

«Пластика – только архитектурный штрих»

Пластический хирург Олег Горбанев не был в отпуске 12 лет. Однако это не мешает ему наслаждаться жизнью. Горбанев – энергичный сибарит. Он любит стильные вещи, ценит ирландский whiskey и кубинские сигары, знаток швейцарских часов, авторучек и зажигалок. Стер не одну пару туфель в модных ночных клубах. И все-таки разговор мы начали с темы, в которой Олег набил руку. В буквальном смысле.

- Страницы столичной прессы уже пожелтели от слез известных артистов. «Звезды» плачут как дети – уродуют их пластические хирурги! Что вы можете сказать по этому поводу?

- Ошибки в работе пластических хирургов встречаются крайне редко. В этой профессии случайных людей, как правило, нет. Думаю, что Оксана Пушкина, подавшая в суд на хирурга, всю эту историю сознательно раздула. Ну, решил человек лишний раз попиариться…

- И все-таки ошибки случаются…

- Это Господь сотворил Адама из глины. Мы не боги, и мы не скульпторы, мы работаем «по живому». Человеческий организм – сложная штука. Не всегда можно предусмотреть, как он отреагирует на хирургическое вмешательство. Что касается «звезд», то тут еще нужно разобраться… Я бы сказал так: господа, пить надо меньше! Мне рассказывали про одну очень крупную, очень яркую «звезду», которая после операции в очень нетрезвом виде шаталась по санаторию, громко распевая очень известный хит 60-х годов... Кто виноват, что через некоторое время красота с лица пропала?

- Люди на Западе не скрывают своего возраста, однако быть старым немодно. В Голливуде актрисе после сорока лет получить роль практически невозможно. Количество подтяжек уже никто не скрывает. О визитах к пластическому хирургу свободно говорят за ланчем. Вот и наши актеры стали поголовно омолаживаться…

- Когда хирург говорит: вам 70 лет, а после операции вы будете выглядеть на 30, - это бред! Нельзя давать несбыточных обещаний. Да, лицо будет более ухоженным, свежим, но возраст выдают руки, осанка, тембр голоса. Не умаляя достоинств своей профессии, скажу: пластика – только архитектурный штрих. Чтобы выглядеть на миллион долларов, нужно работать над собой постоянно: правильно питаться, ходить в спортивный зал и так далее…

- Некоторые люди изменяют свою внешность бесчисленное количество раз. И всегда собой недовольны. Ну, и хирургом, конечно…

- Существует такой диагноз – дисморфобия. Эти люди боятся своей внешности. Им нужно ходить не к пластическому хирургу, а записываться на прием к психотерапевту. Весьма им сочувствую.

- Есть такое понятие – профессиональная деформация. Что скажете по этому поводу?

- А есть такой анекдот про гинеколога, который уже не может видеть… (эту часть нашего разговора мы сознательно пропускаем – авт.). Меня, например, стриптиз уже не заводит. Столько женских грудей уже переделал…

- А мужских…

- И это приходилось. Несчастные люди, не понимают, что все проблемы зависят от головы, а не от размеров.

- Вернемся к здоровому образу жизни…

- Я занимаюсь фитнесом. Занятия стоят очень дорого. Но я подсчитал, что это значительно дешевле, чем пить. Похудел на 24 килограмма.

- Ого! А сколько весили?

- Весил 118, сейчас – 94.

- Что пили?

- Предпочтительно - односолодовый ирландский виски Lock’s Clenfiddich. Но однажды вышел утром из клуба, сел в такси и… забыл, где я живу. После этого решил бросить. А что касается виски, то этот напиток я не представлял без хорошей сигары. Курение сигар – это целый ритуал, медитация. Откусываешь гильотинкой кончик, окунаешь его в виски, даешь подсохнуть… Просто обожал гаванские сигары – «Боливар» и «Кохиба». Но это – в прошлом.

- Но курить-то не бросили?

- А где вы видели некурящего кофемана? Утром тщательно перемалываю зерна «Мокко», завариваю чашку кофе и затягиваюсь Dunhill Top Leaf – крепкие сигареты из верхних листьев табака… Две пачки в день – это, увы, моя норма. В одно время курил трубку, но сейчас времени не хватает.

- Кстати, о времени. Ходят слухи, что вы однажды продали машину, чтобы купить дорогие часы.

- Да нет, конечно, я не настолько богат, чтобы это себе позволить. А часы я, действительно, очень люблю. У меня их 10 штук. Вот эти – Riviera от Baum and Mercier купил вчера. Часы этой марки носят Кифер Сезерленд и Ким Бессинджер. Что еще есть у меня? 007 James Bond от Omega – эти «часы для Джеймса Бонда» выпущены небольшой серией – 10 тысяч штук. Реплика часов Tissot 1912-15 годов выпуска изготовлена более мелкой серией – 6666. Это часы с ручным заводом, а часы с ручной механикой – моя слабость. В зависимости от настроения или ситуации (деловая встреча или поход в клуб), надеваю часы итальянских диверсантов (огромный такой «будильник»!) или элегантные часы в стальном корпусе с бриллиантами.

- Как вы вообще относитесь к аксессуарам?

- У меня такой принцип: пусть у меня не будет какой-то вещи, чем носить то, что мне не нравится. Запонки, ремни выбираю особо тщательно, ремней у меня, например, в шкафу висит штук десять... Телефоны стоят в этом ряду на последнем месте. Для меня главное, чтобы корпус был удобный и красивый. Я человек консервативный, и к техническим «наворотам» отношусь равнодушно, это дети требуют купить им «мобильники» с кучей прибамбасов. Попытался как-то выйти по телефону в Интернет – ни фига не получилось. Авторучки, зажигалки люблю. Я люблю писать дорогой авторучкой, и обязательно - чернилами. Так как авторучки и зажигалки постоянно теряются, их коллекция обновляется. Что-то покупаю сам, что-то дарят друзья.

- Вас называют «ветераном клубного движения». Музыку, значит, тоже любите?

- Сколько я обошел клубов? О, да не счесть. Да и музыкальные диски не считал. Тоже, наверное, около тысячи. Слушаю все подряд: джаз, классику, «кислоту».

- И 12 лет не были в отпуске. Когда соберетесь, к примеру, за границу?

- Понимаю, что это ненормально. Но боюсь потерять связь с клиентами, так как постоянно отслеживаю результаты своей работы. Думаю, что вскоре соберусь, поеду в Швейцарию. Посмотрю на родину самых лучших часов в мире. Может быть, что-то еще куплю…






Яндекс.Метрика
© 2006-2019 «Полит74»
Редакция: polit74@inbox.ru
Реклама: reklama@granadapress.ru
г. Челябинск